• Общая сумма:
  • Корзина товаров:

  • 0 шт. - 0 руб.

Товары в корзине

Десинхроноз

Связь его со старением и основными  трудноизлечимыми заболеваниями

Серотонин  в организме образуется при распаде аминокислоты триптофан. Триптофан ранее использовался в качестве природного снотворного, так как обладает успокаивающим действием. Образующийся при распаде триптофана серотонин играет роль не только нейромедиатора, но и погружает, вводит нас в сон. Одним из лучших источников триптофана является арахис.                                                                                                     

Значение гипоталамуса в процессах опухолеобразования

Известно, что многие доброкачественные опухоли связаны с гормональными сбоями, дисбалансом. Часто первичным звеном в этом являются расстроенные, разрушенные функции некоторых ядерных центров гипоталамуса и др. структур диэнцефального мозга. Порог чувствительности гипоталамуса поднимается, происходит элевационный процесс, чтобы восстановить гомеостат  между центром и периферией. Количество гормонов из желез-мишеней многократно повышается. В некоторых случаях определенные функции гипоталамуса выпадают вообще. Износ этих центров происходит по ряду причин, в т. ч. это естественная возрастная элевация, плохое поступление крови в мозг, хроническое перенапряжение, работа в неоптимальном режиме, стрессы, токсикозы, зашлакованность лимфы и т. д. В полном подчинении у гипоталамуса находится гипофиз. Именно гипофиз управляет всеми переферическими гормональными железами мишенями. При опухолевых процессах именно из него идет завышенное выделение пролактина, вызывающего резко выраженный синдром предменструального напряжения.

Практика целительства показывает возможность частичного или полного восстановления этих функций гипоталамуса. Одним из приемов такого восстановления является содержание организма в определенных актиноритмических условиях.

Значение щитовидной железы

Хорошо известно, что при многих опухолевых процессах в груди, матке и т.д. наблюдается очень часто чисто функциональная недостаточность щитовидной железы ГИПОТИРЕОЗ и многие другие болезни этой железы, в том числе диффузный узловой зоб и т.д.

Щитовидная железа в неменьшей степени чем тимус отвечает за общий иммунный статус организма, его общее иммунное благосостояние. Особую заинтересованность в активности щитовидной железы проявляет лимфоидная ткань. Недостаточность железы приводит к снижению активности лимфоцитов. Гормоны щитовидки стимулируют Т-лимфоциты и увеличивают Т-регуляторы, изменяя соотношение Т-помощников/Т-регуляторов в переферических лимфоидных органах. Трийодтиронин влияет на пролиферацию и дифференцировку периферических Т- и В-лимфоцитов.

Изменение функциональной активности щитовидной железы оказывает воздействие на факторы естественного иммунитета. Вероятно, тиреоидные гормоны имеют прямое отношение к деятельности тимуса. В пользу этого предположения говорят данные о том, что иммуностимулирующее действие тироксина не проявляется у животных с удаленным тимусом.

Помимо регулирующего действия гипофиза (ТТГ), функция щитовидной железы находится под влиянием высших вегетативных центров центральной нервной системы (гипоталамус), которые действуют на щитовидку как посредством управления гипофиза, так и прямым иннервационным воздействием на нее, т.е. по нервным волокнам. Иногда нервное и гормональное управление щитовидкой по разным причинам идет вразнобой, что может привести к опухолям щитовидки, сбою ее функции. Все это часто связано с нарушениями в диэнцефальном мозге (стволе). Это ломает систему управления сосудами подчиняемых органов, где происходит застой венозной крови и лимфы, а значит и их интоксикация. Это уже база для опухолей кист, аденом...

Часто нарушения в диэнцефальном мозге, а значит, и в гипоталамусе зависят от нарушений идущих из шейного отдела позвоночника (пережаты позвоночные артерии, идущие в мозг, или нервные сплетения, или корешки, которые нарушают работу диэнцефалона).

Но, как известно не у всех больных с недостаточностью щитовидки однозначно появляются опухоли в органах-мишенях. Прямой детерминации здесь нет. Наблюдается лишь статистически достоверная корреляция. Это объясняется тем, что изменения в щитовидке являются лишь компонентой опухолевых болезней, а не прямолинейной их причиной. Для проявления опухолей нужно сочетание многих специфических компонент.

Связь эпифиза с тимусом

Известно, что тимус, как и эпифиз, имеет более крупные размеры в детстве. С возрастом тимус также медленно атрофируется, перерождается в маленький комочек  жировой и соединительной ткани. Синхронное перерождение идет и в эпифизе. У стариков тимус практически с горошину и вообще не функционирует.

Тимус так же, как и эпифиз, больше всего страдает от стрессов и жизненного и возрастного пресса. Вспомним, что в триаду стресса по Г. Селье всегда включен и тимус (вилочковая железа). Изменения в тимусе – обязательный  компонент стресса. Со своей стороны мы на основе имеющихся данных утверждаем, что десинхроноз – обязательный компонент изменений в эпифизе.

Дети, которые имеют онкозаболевания, чаще всего с отключенной, поломанной вилочковой железой. Это одна из важнейших причин онкозаболеваний в детстве.

Можно сделать вывод, что  десинхроноз для организма равен дистрессу и при десинхронозе также происходит нарушение, поломка иммунного статуса, в первую очередь за счет нарушений в тимусе.

Значение надпочечников

Огромное значение в иммунном статусе имеют гормоны надпочечников и в первую очередь гормон кортизол, который практически всегда при опухолевых процессах обнаруживается в концентрациях намного выше нормы. Кортизол - это гормон стресса, а значит, опухоли развиваются обычно на фоне внутреннего хронического дистресса (т.е. третьей, истощающей резервы стадии стресса).

Связь гормонов надпочечников с мелатонином. По-видимому, кортизол также находится в противофазе с мелатонином (гормоном эпифиза). Там, где снижен уровень мелатонина, там повышен уровень кортизола. Этим, по-видимому, объясняются данные в работах, в которых было показано, что при приведении уровня кортизола в норму становилось возможным останавливать рост опухолей. Очень часто у онкобольных уровень кортизола в крови превышает норму на 100%, а часто превышает норму и еще больше, то есть в 2-10 раз. Учитывая антогонизм кортизола и мелатонина, можно утверждать, что не меньшее действие здесь оказал и мелатонин, который гармонизирует весь гормональный баланс. Поэтому в своих практических рекомендациях, методиках лечения мы будем подробно уделять внимание не только простому снижению уровня кортизола (путем снятия факторов, приводящих к дистрессу, например путем имажинации или поднятия опущенных почек, дающих реакцию SOS!), но и методу восстановления функций эпифиза и нормального колебания уровня мелатонина (смотрите инструкцию Актиноритмическое лечение). Основная особенность кортикостероидных гормонов - подавлять иммунитет - приводит к деструктивным изменениям в тимусе, селезенке и лимфатических узлах.

Глюкокортикоиды способны угнетать секрецию иммуноактивных медиаторов, цитокинов, тем самым контролируя иммунную компетенцию организма.

Гидрокортизон подавляет пролиферацию Т-лимфоцитов. Следовательно, кощунственно то лечение, которое применяют врачи с помощью гидрокортизоновых гормонов, так как, маскируя симптомы одной болезни, они беспощадно разрушают организм в целом и его иммунную защиту. Неудивительно, что такие больные при применении этих гормонов умирают в ближайшие годы от других болезней, от которых ранее не лечились. Снижение концентрации в крови гормона стресса кортизона приводит к торможению роста опухолевых клеток. Рост опухолей останавливается.

По-видимому, кортизол и мелатонин, возможно и его предшественник серотонин находятся в каком-то постоянном едином колебательном контуре. Поэтому, воздействуя на один рычаг этого контура (маятника) неминуемо затрагивается и его противофаза. Следовательно, можно утверждать, что мелатонин является гормоном антистресса. Вернее, стрессовые причины могут и существовать, но организм к ним менее чувствителен, реагирует более мягко, плавно, без крайнего зашкаливания уровня гормона кортизола. Поэтому в здоровом организме, где колебательный контур мелатонина довольно мощен, даже те мощные факторы стресса или патологии, которые в отдельных случаях спровоцируют рост опухоли, может полностью предотвратить рост опухолей, не проявляя реакции дистресса. Это может объяснить, почему одни люди в одних и тех же ситуациях могут заболеть опухолевыми болезнями, а другие – нет. Это также объясняет, почему у молодых людей с активным эпифизом, то есть не истощенным и не исчерпывающим свой резерв, казалось бы, такое воздействие как свет, вернее удлинение периода дня и его освещенности приводит не к необратимой реакции стресс, а, наоборот, к реакции адаптации к этому фактору. В данном случае в здоровом организме срабатывает маятниковый механизм: чем сильнее воздействие на один рычаг (например, световой режим), тем сильнее отмашка другого рычага (выработка мелатонина), то есть тем глубже и крепче сон и реакция восстановления защитных сил. Итак, истощение эпифиза, разболтанность и раскрученность его "пружины" приводит к усилению в организме возможности проявления дистрессовых состояний, а значит и последующих системных заболеваний.

Влияние эпифиза на состояние гормонозависимых тканей в гинекологии груди, простаты и развития в них новообразований

Эпифиз – это верховная железа, которой подчиняется весь гормональный оркестр в организме. Все гормональные изменения в организме, в том числе и в гипоталамусе, зависимы. Поэтому механизму работы эпифиза – или шишковидного тела, который находится в глубине мозга, отвечающего за гормональный баланс, уделим особое внимание. Эта железа производит особый гормон – мелатонин. Вырабатывается он только по ночам и является контролером возрастных изменений и возрастных патологий. Максимальная выработка мелатонина наблюдается у молодых людей, затем процесс постепенно идет на убыль, а к старости гормон уже почти не образуется. По мере роста ребенка мелатонина в его организме становится все больше и больше. Максимальная выработка мелатонина наблюдается у молодых людей в 20-летнем возрасте, затем она постепенно снижается. Приблизительно в 45-50 лет происходит значительное падение его уровня – у женщин в этот период начинается менопауза. К 60 годам уровень мелатонина в организме составляет примерно половину того, что было в молодости. А в старости этот гормон почти не производится. Мало того, железа с возрастом перерождается, ее тело у взрослых людей, и особенно в старческом возрасте, изменяет свою форму из-за отложений в ней - песочные тела. Известно, что клетки эпифиза выделяют вещества, тормозящие деятельность гипофиза до момента наступления половой зрелости, а также участвуют (возможно опосредованно) в тонкой регуляции почти всех видов обмена веществ. Чем дольше активно работает эпифиз, тем дольше продлевается фаза юности (ювенильности) и молодости. С угасанием эпифиза наступает фаза зрелости (адальтус), затем перезрелости (матура), и в конечном итоге старости (сенелит). Через эпифиз идет элевация (наращивание) функциональности гипоталамуса. Если бы разгадать механизм угасания эпифиза, можно было бы активнее влиять на продолжительность жизни человека, отодвигать старость, продлевать фазу ювенильности. По-видимому, через эпифиз идет управление многими циклическими процессами в организме. Он влияет на ритмичность работы ряда систем организма, в том числе на половой цикл, например, на месячные у женщин, циркадные (суточные) ритмы, сезонные ритмы, а самый большой ритм – это онтогенетический, то есть обуславливающий фазы развития организма (ювенильность, адальтус, матура, сенелит). Каким-то образом малые ритмы вписываются в более общие, а те – в глобальный общий возрастной ритм. Ряд исследований показывает, что угнетение деятельности эпифиза у детей приводит к преждевременному половому развитию, повышению активности ячеек, задержке роста. Чисто внешне это проявляется в тех признаках старения, которые рано или поздно появляются у всех людей. То есть, проще говоря, мелатонин – это естественный хранитель времени нашего организма. А чтобы победить это безжалостное время, необходимо восстановить уровень мелатонина до показателей молодого возраста.

В норме мелатонин колеблется в крови повторяющимися циклами, причем ночью его уровень в десять раз выше! чем днем. Чем ниже эта величина, тем слабее жизненный тонус и резерв сил. Более чем 10-кратное увеличение колебания его уровня говорит о высокой амплитуде эпифизарного маятника.

Сезонные колебания мелатонина

Кроме циркадных, суточных колебаний мелатонина, в организме найдены и сезонные его колебания. В течение суток мелатонин вырабатывается в темновой период. Но в течение года длина темнового периода на протяжении суток медленно меняется, что может привести не только к малым суточным, но и к большим сезонным волнам колебания мелатонина. То есть малые суточные ритмы вписываются в большие сезонные, которые в свою очередь вписываются в большие онтогенетические часы организма. Итак, поскольку в течение года длительность темнового периода изменяется: укорачивается осенью и удлиняется весной, изменяется и уровень мелатонина. Известно, что для некоторых биологических видов эти изменения означают начало брачного периода, а для некоторых – конец. Так, с наступлением осенних коротких и темных дней овцы начинают спариваться, а золотистые хомячки – прекращают. То есть эти группы животных можно отнести к разным типам: короткой и длинной ночи (положительное и отрицательное актиноритмическое воздействие). Следовательно, все виды животных можно разделить на типы короткого дня и длинной ночи, и длинной ночи и короткого дня, иначе говоря, с различными актиноритмическими циклами.

Сезонность также сказывается и на человеке, его колебаниях настроений, депрессиях и устойчивости к различным заболеваниям.

Взаимосвязь всех жизненных циклов. Можно утверждать, что сила амплитуды циркадного (суточного) ритма обеспечивает, обуславливает мощь, норму выраженности месячного овуляторного цикла, сезонного ритма, когда нет ослабления снижения выработки мелатонина и его противофазы серотонина, что предотвращает депрессивно-невротические состояния. В свою очередь от выраженности и силы этих сезонных ритмов зависит степень мощи и длительности онтогенетического ритма.

Но мелатонин не только дает возможность продлить жизнь человека. Он способен изменить и качество нашей жизни – сохранить молодость, бодрость и жизнерадостность. Каким же образом? Все дело в том, что мелатонин регулирует иммунную и эндокринную систему организма, повышает сопротивляемость раку и другим заболеваниям, помогает сохранить зрение, понижает уровень холестерина, способен разрешить проблемы, связанные со стрессом и высокими физическими нагрузками, действует как активный антиоксидант. Это весьма эффективный, очень мощный сборщик свободных радикалов. Активно выводит молекулы недоокисленных веществ, гидроокислы из кровеносного русла.

Способность мелатонина и актиноритмического воздействия понижать уровень холестерина в крови можно использовать для лечения атеросклероза и при постинфарктных и постинсультных состояниях.

Влияние мелатонина на психическое и душевное состояние. Когда его много – мы здоровы, энергичны, активны, бодры и обладаем хорошим настроением, то есть наслаждаемся жизнью, ощущаем радость. Если же его не хватает – нас одолевают болезни, а радости сменяются огорчениями, апатией, депрессией. То есть этот гормон связан с определенной нашей эмоциональной настроенностью, предрасположенностью к эмоциональной окраске поведения.

Действие мелатонина на защиту ядерных клеток от радикалов. Мелатонин проникает через клеточные мембраны, защищает ядра клеток с генетическим кодом, то есть предотвращает пагубное воздействие радикалов и этим сдерживает онкологическое перерождение клеток.

Противострессовое действие. Мелатонин подавляет действие стрессовых гормонов и положительно влияет на нашу нервную систему.

Противогипертоническое действие. Мелатонин защищает организм от повышения кровяного давления. При недостатке мелатонина давление подскакивает выше нормы.

Предотвращение избытка эстрогенов. Регулируя работу эндокринной системы, мелатонин следит также, чтобы в организме женщины не образовался избыток половых гормонов – эстрогенов, а у мужчин – тестостероана. Это очень важно, потому что такие лишние гормоны воздействуют на клетки и изменяют программы их роста, что в гормонозависимых органах-мишенях сначала приводит к чрезмерной пролиферации, дисплазиям, кистам – как предраковым состояниям, а в последующем и непосредсвенно к раку, для чего нужно еще сочетание и ряда других факторов = компонентов.

И самое главное – мелатонин предупреждает разрастание простаты и предотвращает атрофию половых органов, что обычно происходит в старости. Следовательно, мелатонин поможет вам продлить сексуальные возможности на долгие десятилетия.

Отодвинуть начало процесса старения можно уже сегодня. Но если вы уже не молоды, то уровень мелатонина в крови можно повысить двумя путями. Первое – это применение препарата мелаксен, а второе – путем применения актиноритмического лечения, то есть в темноте, когда уровень этого гормона в крови значительно поднимается естественным способом.

Мелаксен вырабатывается из растительных компонентов и является химическим аналогом мелатонина. Клинические испытания мелаксена выявили, что при приеме его улучшается сон и самочувствие утром. Значительно ускоряется засыпание, снижается число ночных пробуждений, сновидения становятся яркими и эмоционально окрашены, в результате ликвидируется хронический психоэмоциональный стресс и повышается устойчивость к нему. Укрепляется иммунная система организма и повышается его сопротивляемость к инфекционным и онкологическим заболеваниям.

При атеросклерозе, ожирении, гипертонии, ишемической болезни сердца, диабете мелаксен оказывает положительное влияние на жировой и глюкозный обмен, помогает снизить уровень холестерина в крови, нормализовать артериальное давление.

В период климакса мелаксен применяется для предупреждения рака молочной железы, яичников, матки, остеопороза.

При гепатите и циррозе печени прием мелаксена помогает восстановить функцию печени.
Но самое главное свойство этого гормона – он поддерживает, сохраняет молодость и дает возможность отодвинуть старость.

Уровень мелатонина часто падает у людей в период сильных и длительных стрессов, переутомления, длительного нахождения на солнце, хронических болезнях. Все это хронологически совпадает с предисторией ряда системных заболеваний, в том числе и онкологических.

Дозировки

Дозы в пределах очень малых (5 мг) до больших (5 г) принимали люди с различными заболеваниями. Но обычно рекомендуют 3-6 мг за 1,5 часа до сна.

Но искусственное экзогенное введение в организм мелатонина приводит к снижению выработки организмом своего гормона мелатонина! То есть происходит не стимулирование, а подавление своих резервных сил организма.   Следовательно, правильным будет направление стимулирования своих внутренних защитных сил. И этому может помочь предложенная нами методика актиноритмического лечения.

Самки крысы или хомячка имеют спонтанную овуляцию с очень коротким 4-5-дневным эстральным циклом. Цикл женщин равен приблизительно лунному циклу. Все эти изменения очень легко фиксировать. Искусственное увеличение светового дня на 2-4 часа приводит к довольно быстрому увеличению и длительности эстрального цикла и в определенном проценте случаев к его нарушению. Если же в помещении, где содержат животных, создать режим круглосуточного освещения (24 часовой световой актиноритм), то через некоторое время у подавляющего большинства животных разовьется так называемый синдром персистирующего эструса, характеризующийся полным прекращением циклической овуляции. В яичниках таких животных наблюдают развитие фолликулярных кист, гиперплазию текаткани. На смену циклической продукции гонадотроиных гормонов и пролактина гипофизом и экстрагенов – яичниками приходит ациклическая секреция, что сопровождается развитием гиперпластических процессов в матке и молочной железе. Уже через несколько месяцев у большинства крыс, содержащихся в условиях круглосуточного освещения, обнаруживают фиброкистозную мастопатию, гиперплазмию и полипы эндометрия, а позднее, - и другие, в том числе и злокачественные новообразования.

Влияние фактора света на ановуляторный (менструальный) цикл и риск гормонозависимых опухолей

Ановуляторный цикл – существенный фактор онкологического риска для женщин. Избыток освещенности может быть одной из причин его увеличения.

Известно, что в экономически развитых странах нарушения менструального цикла и различные формы мастопатии, а также поражение женщин раком молочной железы и эндометрия встречаются чаще. Одним из факторов, способствующих этому, можно считать избыток электрического освещения. У добровольцев, которые находились ночью в ярко освещенном помещении, уровень мелатонина ночью не повышался.

Особенное значение фактор избыточной освещенности имеет в том случае, если на организм действуют какие-либо другие канцерогенные факторы (слагаемые компоненты болезни), например, химические или радиационные. Опыты на крысах показали, что сочетание положительного актиноритма (то есть светового периода более 12 часов) с применением небольшого количества определенного канцерогена приводило к заметной вспышке развития у них опухолей молочной железы. Они возникали быстрее и с большей частотой, чем в группе крыс, получивших равную дозу канцерогена, но содержавшихся при обычной смене дня и ночи. Введение круглосуточно освещавшимся крысам мелатонина тормозило канцерогенез в молочной железе.

Напряженность менструального цикла – предвестник гормонального сбоя. В медицинской практике давно уже описано патологическое состояние, называемое предменструальный синдром. А ведь причины его по ряду механизмов схожи с причинами гормонозависимых опухолей. Эти же механизмы по сути являются одной из компонент, но уже более грозного заболевания. Различие в том, что из функциональных процессов патология переходит в структурные проявления.

По сути своей предменструальный синдром является хроническим напряжением, а значит не просто стрессом, а уже дистрессом для организма. Именно через механизмы дистресса и Общего Адаптационного Синдрома начинают затрагиваться и истощаться механизмы синхроноза, обеспечиваемого эпифизом, что приводит к десинхронозу ритмов.

Пока еще не известно каким образом, но ясно, что имеется связь между суточным ритмом и месячным менструальным циклом у женщин. Сбой, нарушения в суточных ритмах, актиноритмах и проявления десинхроноза накладывается на месячные ритмы, выводит их из строя, приводит к сбою. Все ритмы и циклы в организме не существуют сами по себе, а взаимообусловлены. Важнейший и ведущий все остальные циклы является суточный, связанный с мелатонином. Внешне человек вроде и спит положенное количество часов и нет особых признаков болезни, но! Механизм амплитудно- частотный колебания мелатонина нарушен, а это уже ключ для последующих нарушений по цепочке других ритмов. Все процессы в организме закольцованы. Это означает, что затрагивание любого функционального кольца (изменение его параметров) приводит к изменению других функциональных колец.

В норме симптомы ПМС (предменструального синдрома) не должны проявляться в виде какого- либо дискомфорта, когда уровень гормонов ежемесячно меняется. Возможно это при хорошей гармоничной регуляции гормонами. Однако, у 40% женщин возникают такие проблемы, а у 10-12% - крайне выражены. Менструальный процесс управляется целым гормональным оркестром. Когда все в нем играет синхронно, сопряженно, слаженно, настроено на единую симфонию ритма – процесс находится в оптимуме, организм подстроен к таким гормональным колебаниям и реагирует на них как на норму.

Многие симптомы ПМС свидетельствуют о выходе организма из состояния оптимума и во многом сродственны с симптомами дистресса, провоспалительных состояний и через поводковые механизмы, эхом отражается на работе и состоянии множеств других систем, в том числе и на психическое состояние, настроение, работоспособность и множество эхо- симптомов в других функциональных кольцах. Насчитывают около сотни самых разнообразных симптомов, которые сопутствуют ПМС. Причем большинство из них схожи с десинхронозом и дистрессом. Основные из них: бессонница, болезненные ощущения, обострение болей в суставах, спине..., эмоциональная возбужденность, внутренняя напряженность, открытие ранее затухших воспалительных процессов, например, в горле, мочевом пузыре, герпес…, головная боль, головокружение, депрессия, запоры, перепад температуры, мышечные боли, вялость, набухание молочных желез (отек), насморк, отеки лица, ног, повышенная чувствительность к свету, шуму, беспокойство, раздражительность, рассеянность, снижение работоспособности, сонливость, страх, тяга к сладкому, алкоголю, кофе.

ПМС часто усугубляет многие имеющиеся патологические процессы. Есть много болезней, которые не имеют непосредственного отношения к ПМС, но которые он может усугублять. Практика показывает, что если лечить ПМС, то в конце концов ваше состояние в целом улучшится. В норме менструальный цикл составляет 28 дней, но это среднее. Циклы не менее 22 и не более 36 дней – в пределах нормы. Вокруг этих циклов и могут проявляться все симптомы ПМС.

ПМС – это гормональное нарушение, которое характеризуется ежемесячным повторением некоторых физических и психологических симптомов, появляющихся в течение двух недель перед началом месячных. Затем во время кровотечения эти симптомы исчезают.

При этом обращает внимание связь ПМС с отеками груди и в других органах. А отеки – ни что иное, как компонент провоспалительной реакции. Значит, патологический ПМС в особо выраженных случаях является предшественником, основой, компонентой хронического состояния воспаления грудей, а следовательно – и база для фибро-кистозных и иных опухолевых процессов. Конечно, прямой детерминации здесь нет. Но это уже сенсибилизирующий, предрасполагающий фактор к болезни. Остается приложить еще провоцирующие, проявляющие факторы – чтобы обеспечить возможность проявления опухолей.

Симптомы депрессии, усталости, вялости, бессонницы, которые имеются при ПМС и др. соответствуют десинхронозу, а симптомы страха резких изменений настроения, тошноты, болей и др. соответствуют как стрессу, так и дистрессу. Основным гормоном, ведущим к проявлению ПМС – является недостаток прогестерона. Все факторы, приводящие к ПМС приводят к дефициту прогестерона.

Отмечается высокая связь проявления ПМС и бессонницы. А последняя ведь является важнейшим симптомом десинхроноза. Чаще всего у женщин сон нарушается в предменструальный период. Или же нарушения сна вообще сопутствуют многим страдающим ПМС.

Одним из частых проявлений ПМС является депрессия, которая может проявляться циклически, то есть соответствовать менструальному ритму. Максимальная депрессия происходит в предменструальные дни, а затем она уменьшается. Четко прослеживается связь этой депрессии с гормональными ритмами, то есть она гормонозависима.

Также имеется депрессия сезонная, связанная с актиноритмами. Но, по-видимому, разыгрываются они на одних и тех же механизмах – первично нарушения десинхроноза. Психологический стресс, душевная травма, которые приводят к депрессии, тоже обеспечивается через те же механизмы сбоя и десинхроноза. Конечно, во всех этих случаях происходит недостаток выработки серотонина (предшественника мелатонина).

Как видим, везде механизмы, казалось бы различной патологии, имеют общие корни.

Кроме того, на примере ПМС видим, как много функциональных колец сопряжено в единую систему, чтобы проявить это заболевание. На нем становится понятнее смысл термина хронические системные заболевания, к которым относятся и опухоли, и по сути являются более сложным многокомпонентным и далеко зашедшим процессом.

Неудивительно, что на фоне ПМС намного легче проявиться опухолевым процессам. Ведь ПМС – полиморфен, многокомпонентен, включает в себя огромное количество механизмов, сопряженных и адаптированных работать на новый лад, то есть не в оптимуме. Накладывание на этот фон гормонального дисонанса ряда других факторов, в том числе и инвазийных, ускоряет проявление опухолей. Как известно, ПМС сам по себе ослабляет и иммунитет, делает предрасположенным организм к кандидозу, дисбактериозу.

Не в меньшей степени ПМС сопряжен с нарушениями в щитовидной железе. Обычно, чаще всего она ?тухнет?, вырабатывает недостаток тироксина. В норме щитовидка активизирует гипоталамус, что обеспечивает нормальный уровень половых менструальных гормонов. Недостаточность щитовидки – одна из причин ПМС, когда количество прогестерона падает до уровня, вызывающего ПМС. Поэтому, в принципе, лечить надо правильно не симптомы ПМС, а причины, вызывающие нарушения в щитовидке и вызывающие десинхроноз. Важно также то, что часто щитовидка проявляет нормальный уровень гормонов, а в крови могут появляться клинические признаки ее пониженной функции –гипотиреоидизм.

Выделение гормонов, ответственных за ановуляторный цикл (эстрогены, прогестерон), регулируется другими гормонами: фолликуло-стимулирующим гормоном (ФСГ) и лютеинезирующим гормоном (ЛГ), выделение которых из гипофиза в свою очередь зависит от гормонов, секретируемых гипоталамусом: ФСГ-релизинг фактора и ЛГ-релизин фактора. Каждый из этих гормонов имеет свой ритм секреции. Найдено, что ЛГ в наибольших количествах выделяется ночью. Следовательно, он связан в режимом освещенности и темноты, и явно связан с уровнем, колебанием мелатонина. Удлинение освещенности и десинхроноз ломают ритм и количество выделения ЛГ. Это уже может быть предшественникам ряда патологических состояний.

Итак, уровень ЛГ максимум в ночное время. То есть для секреции ЛГ необходимо определенное количество темноты. Фактор темноты здесь тоже регулятор цикла. Нужно определенное минимальное количество темноты, чтобы –механизм выделения ЛГ работал нормально. Ясно, что удлинение фотопериода, десинхроноз, дистресс нарушают и напрягают весь механизм цикличной, оптимальной работы механизма выделения ЛГ. Удлинение темноты – снижает эту напряженность, а также возможные патологические проявления этого механизма. ЛГ-релизинг механизм работает в унисон с мелатониновой амплитудно-частотной активностью. Где под частотой понимается суточный ритм колебания мелатонина, а под амплитудной – возрастное общее постепенное уменьшение уровня мелатонина. У взрослого пожилого человека концентрация мелатонина в 10 раз меньше, чем у ребенка.

Для того, чтобы показать, что наступление периода менопаузы зависит от верхних уровней управления, приведу пример. Найдено, что куры, которые в возрасте 3-4 лет прекращали нести яйца, то есть наступала менопауза, при переводе их на лечебное голодание по определенной системе с применением успокаивающих настоев трав, опять возвращались к способности нести яйца, а сам организм их значительно омолаживался. Продолжительность жизни их значительно увеличивалась. Следовательно, отодвинуть фазу менопаузы вполне возможно, и она не строго детерминирована с возрастом, а связана с активностью гипоталамических ядер.

Актиноритмическое воздействие с достаточной длиной темновой фазы также способно восстановить ановуляторный цикл, сбитый по ряду причин, в том числе десинхроноз, дистресс, длительная освещенность. Также можно отрегулировать патологическую предменструальную напряженность (ПМС). А отсюда ясно, что это вполне реально возможно отодвинуть у женщин климакс, особенно патологическое течение климакса, а значит, отодвинуть ряд возрастных, старческих и патологических изменений.

Как происходит включение и выключение ановуляторного цикла, то есть наступление менархе (включение цикла) и менопаузы – климакса (выключение ритма)? Наличие менструаций указывает на способность женщины к оплодотворению. Начала менструаций, менархе, обычно происходит между десятым и шестнадцатым годом жизни, когда девочка набирает достаточно веса – примерно сорок пять килограмм. Прекращение менструаций, менопауза, происходит с окончанием –репродуктивного периода в возрасте сорока пяти – пятидесяти пяти лет. Таким образом, за свою жизнь женщина проходит в среднем четыреста менструальных циклов. Ключевые половые органы у женщин – это эстроген и прогестерон, производимые, главным образом, в яичниках, а у мужчин – тестостерон, вырабатываемый семенниками. Тестостерон производится также корой надпочечников и потому присутствует у обоих полов, но у женщин в количествах, в десять раз меньших, чем у мужчин.

Можно утверждать, что включение механизмов менархе и менопаузы опосредствуется через эпифиз. Проявляя свои частотные и амплитудные колебания, он подготавливает гипоталамус к созреванию и включению механизмов менархе. При этом ориентиром для включения являются не частотные, то есть циркадные колебания мелатонина, а более широкие амплитудные ритмы. Вспомним, что если циркадные колебания мелатонина сохраняются с возрастом, то амплитудные его параметры, величины уменьшаются в 10 раз, что и приводит к угасанию работы ряда гипоталамических ядер, ответственных за выделение ФСГ- и ЛГ-релизинг факторы.

Итак, возможная причина менопаузы – снижение активности мелатонинового маятника, его возрастного уменьшения амплитудных показателей. Можно ожидать, что удлинение ночного актиноритма отодвинет на позже менопаузу, а значит и климакс, и патологические гормональные сбои.

Сбои гормоновыделения и их ритмов как предшественники и факторы предопухолевых состояний

ЛГ стимулирует лопнувший яичниковый фолликул к производству прогестерона. Именно прогестерон необходим для преобразования слизистой оболочки матки в губчатую, богатую кровеносными сосудами ткань, необходимую для приживания оплодотворенной яйцеклетки. Появление в крови прогестерона сопровождается увеличением температуры тела примерно на 0,3є С. Температура – это элемент провоспаления. Не стимулирует ли избыток прогестерона или его ненормальное соотношение, пропорция с эстрогеном пролиферативные процессы матки и груди? Ведь стимулирует же он разрастание губчатой ткани матки, а значит увеличивает сосудистые разрастания, и открывается дорога к миомным (мышечным разрастаниям). Приложить к этому процессу какой-либо провоцирующий фактор и на этом завышенном фоне гормонального сбоя начинают разрастаться и появляться миомы?

Прибавьте, что к этому физиологическому провоспалительному процессу (особенно если он нарушен и чрезмерен, то есть выше допустимых границ) еще накладываются и другие воспалительные процессы, например параметрии, где происходит лимфатически-венозный застой, отеки, сбрасывание свода и скапливание шлаков, метаболических токсинов и даже канцерогенных веществ. Кроме того, в эндометрии идет хроническая война иммунитета с инфекциями, в том числе и трихомонадой, лямблиозом, кандидами и мириадами других сапрофитных и патогенных инвазий, держащих эту зону в постоянном напряжении. Региональное ослабление иммунитета может быть связано и с нарушениями иннервации этого региона из-за зажима ряда нервных корешков, выходящих из позвоночника, и обеспечивающих трофическую и лимфатическую иннервацию этого региона. Создаются все условия для застойных отеков и провоспалений. Именно провоспаленная ткань особо чувствительна к гормональным сигналам и их стимулам к пролиферации. В одних случаях это приводит к гиперплазийным процессам (предраковое состояние), то есть когда нарушаются репаративные процессы в ткани в целом, а в других – к очаговым проявлениям типа миомных наростов. Почему так происходит, что в одних случаях происходит равномерное изменение в ткани, то есть поражаются определенные ее поля, зоны, а в других появляются лишь определенные центры, очаги разрастаний (миомы) – предстоит еще разобраться. Но, по-видимому, это зависит от определенного сочетания провоцирующих факторов.

В норме на 23-27 день менструального цикла приводит к снижению уровня эстрогена и прогестерона. Утолщенная, гипертрофированная слизистая оболочка матки распадается, когда уровень прогестерона уменьшается, снизится и температура тела. Именно на этом завершающем этапе ментструального цикла женщина может ощущать ряд недомоганий, которые были названы предменструальным синдромом (ПМС). Сюда же входят такие симптомы, как болезненность груди, отеки, увеличение веса, раздражительность и многое другое.

Как стимулятор аппетита, прогестерон вызывает прихотливость в пище: в частности, повышенную потребность в углеродах. Опыты на животных показали, что прогестерон обладает еще и снотворным действием – явное указание на причину повышенной сонливости и потребности во сне в этом периоде (по-видимому, здесь есть связь и с мелатониновыми зависимыми колебаниями). Но в человеческом обществе эта сонливость пренебрегается, что стимулирует развитие хронического десинхроноза и лавинообразного развития дальнейших болезней. Помимо того, что прогестерон вызывает повышение температуры, происходит дурной сон, раздражительность, перепады настроения, депрессия, а значит и стресс.

В предменструальный период может усилиться симптоматика некоторых хронических заболеваний, например, астмы, эпилепсии, мигрени и др.

Менопауза у женщин происходит на фоне минимального мелатонинового уровня. Следовательно, амплитудное угасание эпифиза является и началом менопаузы и климакса. Возможно, что ряд гипоталамических ядер, ответственных за секрецию ФСГ- и ЛГ-релизингов не могут работать на низком фоне мелатонина. Первоначально работа этих ядер заводится в работу, они возбуждаются, могут перевозбуждаться, а затем выходить из автоматического режима работы, то есть по принципу замкнутой системы. Они настроены на работу на определенном фоне мелатонина. Снижение его уровня гасит эти центры, делает их не чувствительными. В принципе, запас яйцеклеток в яичнике далеко еще не исчерпан и этот ановуляторный цикл еще мог бы долго работать, так как на нижних уровнях (яичник) потенциальные запасы не ограничивают ее возможности этого процесса. Механизмы климакса, менопаузы включаются на верхних уровнях.

Менопауза у женщин начинается не сразу. За три или четыре года до менопаузы регуляторность выработки яйцеклеток нарушается, и циклы начинают удлиняться. Обычно яичники окончательно прекращают продуцирование яйцеклеток в возрасте от 45 до 55 лет. Когда же уровни гормонов становятся меньше необходимых для ежемесячной стимуляции матки к преобразованию слизистой, менструации исчезают полностью. Биологическая «пружина» развернулась. Амплитуда мелатонина слишком низка для дальнейшей работы этих механизмов.

Предменструальный синдром (ПМС) является по своей сути ускоренным развертыванием этой биологической пружины. Похоже, что женщины с ярко выраженным ПМС быстрее придут к климаксу и менопаузе.

К сожалению, нет никакой статистики, указывающей на то, есть ли связь между гормонозависимыми опухолями, проявлением ПМС и наступлением досрочно преждевременного климакса и менопаузы.

Поскольку ПМС связан с определенным уровнем гормонов ГЛ и ФСГ, то можно утверждать, что напряжение это связано с форсированием, усилением работы этих релизин ядер. Хронический десинхроноз, как известно, снижает уровень мелатонина. Но тот же хронический десинхроноз может стимулировать и ПМС и гормонозависимые опухоли. Все эти состояния можно форсировать искусственно. Не в меньшей степени на них может повлиять и хронический стресс.

Но это же позволяет утверждать, что отодвижение менопаузы и снятие ПМС возможно при условии нахождения методов повышения активности, амплитудности мелатонинового маятника.

Связь между пмс и светом

Свет может оказаться и лекарством от ПМС. Б.Пэрри обнаружила, что женщины, страдавшие ПМС, почувствовали облегчение, проведя вечером два часа перед источником света, сравнимым по интенсивности с солнечным. Позднее оказалось, что тот же эффект дает воздействие яркого света утром и даже тусклого красного света вечером, хотя последний вообще использовался в качестве плацебо (средства, обладающего нейтральным действием, и применяемого к контрольной группе только для психотерапевтического эффекта). Пришлось признать, что все, как один, использованные методы светолечения с одинаковой вероятностью могли быть как плацебо, так и обладать физиологическим действием.

Со своей стороны отмечу, что эти опыты можно расценивать и как воздействие лишь на один рычаг маятника, (регулируемого периодом света и темноты), усиливая одно плечо – автоматически усиливается и другое, но на заведомо неблагоприятном режиме.

Значение актиноритмов при эндометриозе

Сущность, природа этого заболевания медицине неизвестна. Предположительно считается, что это неестественное, патологическое переселение клеток эндометрия в новые, не свойственные для них места. В новых условиях эти эндометриальные колонии реагируют на гормональные ритмы также как и в матке, приводя к воспалениям и болевым ощущениям.

Некоторые целители (Н.Семенова) считают, что эндометриоз – это переселение колоний вагинальных трихомонад в новые условия.

Ко мне обратилась женщина с резко выраженным эндометриозом, проявлявшемся также у нее и болевыми симптомами. Расспрос ее об особенностях менструального цикла показал, что он у нее сбит, нерегулярен, и протекает ненормально. Это позволило предположить у нее гормональный сбой, причиной которого, возможно, был хронический десинхроноз (сбой мелатонинового цикла) и, возможно, провоцирующим моментом болезни было наличие определенной инфекции в урогенитальной области. Исходя из этого было предложено провести следующие целительские мероприятия:
  1. Удлинить пребывание в темноте и длительность сна в ночное время. Вместо обычных семи-восьми часов было предложено спать не менее 9-10 часов. Особое внимание уделить качеству сна, то есть достигать максимально глубоких фаз сна. Для этого надо было за 2 часа до сна готовиться к нему – предотвращать прием возбуждающих средств как кофе, чай, просмотр телевизора, возбуждающего и утомляющего труда. Предполагались легкий труд или прогулки. Помещение для спальни должно было быть полностью темным и тихим. Кровать должна быть мягкой и удобной, чтобы не было отлеживания конечностей, что приводило бы к необходимости ночного ворочания, чтобы снять "затеки", а следовательно, вынужденного частого выхода из глубоких фаз сна. Днем больной было рекомендовао пребывание в течение 0,5-1,5 часа (по обстоятельствам и возможностям) в темной комнате, и желательно уснуть.
  2. Провести лечение противомикробное с помощью настойки черного ореха, полыни, гвоздики и метронидозола (трихопол) по специальной схеме.

Больной предложено было проводить наблюдения за своими болевыми ощущениями. К удачным обстоятельствам стало то, что она имела возможность и желание выполнять эти рекомендации.

Первые признаки улучшения стали проявляться после шестого месяца, когда ею было отмечено заметное снижение болевых симптомов.

Конечно, этот единственный случай еще не доказательство эффективности этого метода. Нужно провести массовые эксперименты, чтобы подтвердить это статистически. Но пока научная медицина дойдет до этого и проведет клинические эксперименты, пройдет десятки лет, а тысячам пациенток нужна помощь от этого заболевания уже сегодня. Поэтому я предлагаю таким больным при возможности воспользоваться  и использовать эту методику на себе. То, что она безвредна – это ясно однозначно. Но при этом будет просьба ко всем, кто решился провести на себе эту методику, писать дневник наблюдений, а затем высылать регулярные отчеты обо всех изменениях и результатах. Возможно, не у всех это приведет к положительному воздействию, но тогда станет возможным искать причины этого, выявлять, какие другие факторы мешают этому, чтобы давать дальнейшую корректировку методики.

Итак, будьте добры и помогите своими отчетами и другим таким же больным. Отрицательные результаты – тоже результаты, и их тоже надо будет писать, только тогда статистика будет реальной. В отчетах указывайте об особенностях менструального ритма, наличии предменструальной напряженности, то есть предменструального синдрома. Наличие и состояние опухолевых процессов в матке или груди, или яичниках, какие происходят изменения.

Значение фактора темноты в предотвращении и лечении опухолей. Самой природой поставлен эксперимент, подтверждающий, что темнота действует угнетающе на гормонозависимые опухоли. Так, известно, что люди, родившиеся слепыми или утратившие зрение в раннем детстве, крайне редко поражаются опухолями в этих органах. У пациентов, которые потеряли зрение взрослыми, были злостными курильщиками эти опухоли могли проявляться. Это же подтверждалось в опыте на крысах, ослепленных в детстве, когда способность канцерогенов индуцировать рак молочной железы снижалась. Более того, рост некоторых перевиваемых опухолей у ослепленных также замедлялся.

Содержание крыс в условиях полной темноты или удлиненного темнового периода существенно тормозит рост перевиваемого рака молочной железы и развитие индуцируемых канцерогенами новообразований. Было показано, что эффективность лечения этих опухолей с помощью противоопухолевых препаратов и других приемов лечения повышается, если его проводить в условиях темновой адаптации. Исследования были проведены не только на животных, но и в клинике для лечения больных раком молочной железы. Результаты оказались весьма обнадеживающими.

Но не всегда можно и есть возможность перевести человека на режим полного отсутствия света. В этом случае можно утверждать, что укорочение светового дня на 2-4 часа, а значит, удлинение темнового периода на это же время приведет к процессам, аналогичным тем, которые наблюдаются при их содержании в полной темноте. Но лечебный эффект при этом будет наступать значительно позже, то есть медленнее, и может растянуться на долгие месяцы. Однако такое актиноритмическое лечение с укорочением светового периода на 2-4 часа будет приемлемо при таких заболеваниях, где тоже есть гормональный сбой, например, нарушение менструального цикла, патологическое протекание климакса.  В этом случае удлинение темнового периода лучше использовать и для удлинения сна.

Также этот период укорочения светового периода будет приемлем и при симптомах Общего Адаптационного Синдрома, состояния предболезни.

Итак, накопилось достаточно большое количество фактов, подтверждающих, что свет, удлинение периода освещенности, а вернее, недостаточность темнового периода, могут способствовать возникновению новообразований. Человек запрограммирован на определенный актиноритм, на необходимый для него темновой период. И за искусственное удлинение светового периода происходит расплата в виде наращивания заболеваемости в онкологическом направлении. В экспериментах, когда животным с перепривитыми опухолями различного гистогенеза удаляли эпифиз, наблюдали существенное усиление роста новообразований и их метастазирования. С другой стороны, пересадка эпифиза животным с опухолями тормозили их рост. Введение гормона эпифиза мелатонина животным с наличием опухолей, проявляло тормозящий эффект на развитие опухолей как у животных, так и в культуре опухолевых клеток. Особенно отчетливо угнетающее влияние мелатонина проявлялось в отношении рака молочной железы. Это позволило ряду исследователей предложить мелатонин для лечения, и даже профилактики рака молочной железы.

Значение фактора света на физиологические процессы

Ряд авторов считает, что важнейший фактор, синхронизирующий менструальные циклы, это свет. Со своей стороны хочу сразу же возразить против такой постановки вопроса. Ниже будут приведены эксперименты, которые действительно показывают возможность восстановления нарушения ПМС и ановуляторного цикла при определенных методах светового воздействия. Но это еще не является доказательством, что свет является единственным регулятором нормального протекания цикла. Выше мы уже описывали эксперименты, когда мышей содержали на непрерывном освещении, что приводило к патологической и мастопатийной патологии. Следовательно, видно, что свет нужен лишь в определенных количествах, дозах. Но не меньшую, если не большую важность имеет фактор темноты. К тому же избыток темноты не приводит к тяжелым хроническим заболеваниям, последствиям, тогда как избыток освещенности и длительности светового периода является открытым фактором, приводящим к болезни. Но закономерности влияния света на организм здесь такие же, как и влияния стресса на организм. Известно, что стресс до определенной величины, параметров, является фактором полезным, адаптирующим, мобилизирующим ресурсы организма. Дальнейшее повышение стрессового воздействия является собственно уже собственно стрессом, приводящим к напряжению всей системы, выхода из оптимума. Затем наступает третий этап – дистресс, который является основой многих системных сложнейших заболеваний. Так и свет: повышение длительности освещенности на несколько часов может привести к мобилизации защитных сил, повышению устойчивости организма к ряду патологических реакций, симптомов. Да, действительно, для молодых, здоровых организмов, не имеющих исчерпывания защитных резервов организма, сил Витаукта, такое воздействие будет полезно. Единственное, что остается незамеченным исследователями, что упускается из виду, это то, что такие организмы быстрее созревают, быстрее у них проходят этапы онтогенеза, быстрее наступает естественное старение. Процесс раскручивания жизненной спирали ускоряется. В угоду улучшения физиолого-психического состояния уже сегодня, сейчас, берут более дорогие кредиты здоровья из будущего. Идет размен малого, но сегодня, на большое, но завтра.

Да, для здоровых и молодых организмов такие "кредиты" еще допустимы. Но тема нашей книги относится к хроническим, системным заболеваниям, когда резервы мобилизации уже во многом исчерпаны и дальнейшее стимулирование их может привести к парадоксальной обратной реакции, к их дальнейшему истощению и ослаблению. Поэтому методы стимулирования защитных сил в целительстве, например, стимулирование, подстегивание иммунитета путем ядовитых трав (болиголов и т. п….) при опухолях чаще всего преимущественно не приводит к излечению больных. Хотя, конечно, имеются и случаи реальной мобилизации защитных сил и даже исчезновения симптомов болезни. Но практика целительства показывает, что в реальной ситуации методы стимулирования защитных сил более чем в 90% случаев не приводит к желаемому результату. Поэтому официальная медицина "отмахивается" от тех немногих пациентов исцеления как незначительные.

Считаю, что в данном случае, при данных заболеваниях методы целительства должны быть направлены не на приемы стимулирования, а на восстановление, укрепление ослабленного. То есть методы воздействия должны быть в корне отличны, чем они существуют сейчас.

Преимущество методов лечения целительством, то есть воздействия на первопричину, корни болезни перед симптоматическим лечением официальной медицины, то есть воздействия лишь на внешние проявления болезни, очевидно. В то же время методы целительства до сих пор часто тоже дают низкую эффективность, результативность в области системных заболеваний, в том числе и опухолевых.

Объяснить эту низкую эффективность целительства можно тем, что оно в этой группе заболеваний использует преимущественно методы стимулирования и практически не уделяет внимания методам восстановления, приведения систем в оптимум, использования методов покоя.

Поэтому можно утверждать, что применение методов актиноритмического воздействия, сомнотерапии, гипосенсорной камеры намного расширит потенциальные возможности целительства в области "неизлечимых" заболеваний.

Использование методов актиноритмического (увеличения периода темноты) воздействия и сомнотерапии позволяет медленно, но настойчиво восстанавливать исчерпанные резервы самозащиты организма. К тому же, устойчивость организма к онкологии и инвазийной патологии максимальна в ночное время в периоды сна. Максимальная способность противостоять им, противовоздействовать именно в этих ночных условиях. Именно это и надо взять на вооружения для исцеления, чтобы организм мог максимально эффективно использовать свои защитные силы против этих болезней.

Второй возможный прием целительства, предлагаемый нами – это сочетание методов стимулирования с методами восстановления. То есть на определенных этапах применения методов восстановления, когда больной начинает чувствовать субъективно признаки улучшения своего самочувствия (что говорит о налаживании иммунитета), можно подключить и применение методов стимулирования защитных сил.

Л.Лэмберг считает, что патологическое протекание менструальных циклов и даже бесплодие могут оказаться следствием слишком резких колебаний освещенности или его малой интенсивности. Факты, которые приведены ею в доказательство, следующие. Процент бесплодия среди незрячих выше, чем у людей с нормальным зрением. У жителей Крайнего Севера этот процент выше полярной зимой, чем летом; у жителей индустриальных районов, большую часть времени проводящих в помещении, он больше, чем у жителей сельской местности.

Возможно, что сезонные колебания мелатонина влияют на биологические и физиологические ритмы человека. Конечно, экспериментальные данные здесь во многом противоречивы, но факты надо принимать во внимание все. Воздействие света заставляет менструации начинаться вовремя: у девочек, слепых от рождения или потерявших зрение в первый год жизни, менархе, то есть половое созревание, наступает раньше, чем у других детей. На первый взгляд, это противоречит данным, показывающим, что у детей, у которых поврежден эпифиз, половое созревание наступает раньше. Но возможно, что у слепых девочек, казалось бы, которые постоянно находятся в темноте, уровень мелатонина должен быть выше, а значит и половое созревание позже. Однако, все наоборот. Это говорит о том, что у этих девочек уровень мелатонина тоже низок и, по-видимому, связано это с низким уровнем серотонина в эпифизе, как предшественника мелатонина. Но врабатывается серотонин только при световой стимуляции эпифиза.

То же происходит и с женщинами, живущими в районах, расположенных на уровне моря (где интенсивность света мала): у них менструации начинаются раньше, чем у жительниц других регионов. Но можно предполагать, что смещение фазы менархе у них объясняется другими причинами.

Доказано, что даже свет обычной лампочки в сто ватт – эквивалент света полной Луны, может нормализовать нерегулярные менструальные. Э.Дювану удалось доказать это, вылечив пациентку, шестнадцать лет страдавшую нерегулярностью циклов. Лампочка мощностью сто ватт была установлена так, что свет, отраженный от потолка и стен, всю ночь освещал лицо пациентки. На протяжении четырех месяцев 14,15,16 ночи, отсчитанные с начала предыдущего цикла, женщина спала при таком освещении. Если менструальные циклы, длительность которых колебалась раньше от трех до девяти недель, пришли к нормальному 28-дневному ритму. Произошла синхронизация разлаженных процессов. И по-видимому, это синхронизация каким-то образом связана с эпифизом.

Огромные возможности, открывшиеся благодаря этому эксперименту как перед женщинами, стремящимися к зачатию, так и перед избегающими его, увидели пока только хронобиологи.
М.Лин провела подобный опыт с шестнадцатью женщинами, имевшими затянутые или нерегулярные менструальные циклы. Семеро женщин оставляли включенную лампочку в сто ватт в девяноста сантиметрах от изголовья кровати с 13 по 17-ночь их менструального цикла. Девять остальных женщин точно также спали при свете, но уже слабой красной лампы. В этой группе не произошло никаких изменений в длительности циклов. Первая группа женщин каждый вечер читала перед сном по тридцать минут (с красной лампой читать не удавалось), обеспечивая таким образом воздействие света и на бодрствующий организм. Во время опыта длительность их циклов снизилась со среднего значения в сорок семь дней до тридцати трех, но после окончания эксперимента вернулась к  прежней величине.

В эксперименте М.Дреннана освещение включалось в ночи с десятой по четырнадцатую. Эффект, достигнутый в предыдущем опыте, повторился, плюс циклы, достигнутые в ходе эксперимента, почти не удлинялись и после его окончания. Это позволило предположить, что свет, действующий на организм несколько дней до и в самый день овуляции, наиболее эффективен. В этом же эксперименте участвовала контрольная группа женщин с  нормальными регулярными циклами. На них свет не повлиял.

В опыте, проведенном Р.Коулом, использовалась специальная маска. Женщины надевали эту маску перед сном в ночи с тринадцатой по семнадцатую менструального цикла. Свет, подаваемый маской, мог быт или ярким, или тусклым; он постепенно разгорался через тридцать минут после того, как женщины ложились в постель, и выключался незадолго до утреннего подъема. Выяснено, что на таком близком расстоянии от глаз даже слабый красный свет, сравнимый с лунным светом, нормализует длительность менструальных циклов.

Каким же образом свет так сильно влияет на длительность женских циклов? Ряд авторов предполагает, что нормальный менструальный цикл возможен только при нормальной секреции мелатонина. Его избыточное выделение приводит к нерегулярности циклов. Воздействие же света в решающий момент просто прекращает выделение этого гормона.

Да, действительно увеличение фотопериода может снизить уровень мелатонина. Но трактовать эти результаты можно не только изменением уровня мелатонина, а изменением уровня серотонина, который в этих условиях значительно повышается и, кстати, не учитывается авторами опытов.

Манипулируя с фактором света, авторы не учитывают, что существует сам по себе и фактор темноты. С помощью света они гармонизировали менструальный цикл за счет увеличения серотонина, но мелатониновый рычаг здесь не работал. Воздействуя светом, авторы повысили уровень серотонина, то есть пошли по пути напряжения резервных защитных сил. В какой-то степени это гармонизировало циклы, но создало условия для вспыхивания предменструального напряжения, синдрома (ПМС) в отдаленный, отсроченный период и сделает предрасположенность к опухолевым состояниям. Конечно, такое воздействие светом будет подобно тем опытам, когда с помощью непрерывного или длительного, больше обычного освещения у животных удавалось искусственно вызывать мастопатии, кисты, опухоли. Но в то же время уровень мелатонина у них существенно падал. Следовательно, в приводимых выше экспериментах по нормализации менструального цикла, дело всего не в завышенных уровнях мелатонина, как это пытаются объяснить авторы экспериментов. Скорее всего, что данные эксперименты можно объяснить тем, что в них удавалось повысить не только уровень серотонина, но и на определенное время и мелатонина, так как серотонин его химический предшественник. Но в целом такая система будет находиться в повышенном, резервном режиме, далеко за пределами его оптимума. А значит, этой системе обеспечен "эффект накопления" переосвещенности и износа этой системы.

Связь гормона мелатонина с эстрогеновыми гормонами. По-видимому, существует прямая связь. Выяснено, что мелатонин угнетает гормонозависимые опухоли. В то же время выяснено, что гормонозависимые опухоли в гинекологии и груди зависят от концентрации гормона эстрагена в крови. Для этого даже разработаны приемы лечения онкологии в гинекологии с помощью применения гормональных препаратов, так называемая группа гестагенов. Оказалось, что гестагены могут нормализовать опухолевую клетку, перевести ее из перерожденного состояния в нормальную. Для такого излечения матки убирают сначала всю слизистую, пораженную раком, при помощи гормонального воздействия, а потом посредством других гормональных препаратов восстанавливают ее до нормального состояния. После излечения пациентки смогли забеременеть и восстановить менструальный цикл. Но в то же время контроль, управление гормонозависимого органа со стороны эпифиза не происходит. Лечение происходит только на местном, региональном уровне, но нет его на общеорганизменном уровне. Только лечение на всех уровнях будет более правильным. Лечение опухолей гестогенами пока удается только на начальных стадиях. Излечиваемость довольно высокая – до 98%.

Регулируя работу эндокринной системы, мелатонин следит, в частности за тем, чтобы в организме женщины не образовался избыток половых гормонов – эстрогенов. Это очень важно, потому что "лишние" эстрогены воздействуют на клетки и изменяют программы их роста – именно это и является причиной рака матки или молочной железы у женщин, которые относятся к числу гормонозависимых заболеваний.

Другие пептиды эпифиза, способные подавлять опухоли. Еще до сообщений о противоопухолевом действии мелатонина появились публикации об аналогичном действии различных вытяжек эпифиза. Так началась история эпиталамина. Установлено, что он тормозит рост ряда перевиваемых опухолей у крыс и мышей, а также предупреждает развитие новообразований при воздействии на организм канцерогенов, кроме того, сдерживает спонтанные новообразования. Наиболее ярко это проявлялось у мышей, склонных к развитию аденокарцином молочной железы. Эпиталамин восстанавливает у самых старых самок крыс регулярные эстральные циклы и повышает чувствительность их гипоталамических половых центров к эстрогенам. Установлено, что введение эпиталамина крысам увеличивает у них образование в эпифизе мелатонина и секрецию его в кровь.

Влияние эпифиза на продолжительность жизни. Есть основания утверждать, что эпифиз является не только механизмом, обеспечивающим функции основного ритмоводителя организма, обуславливающего циркадность ряда протекающих в нем процессов, но и за более общие хрональные процессы, в том числе и старение.

Обнаружено, что эпиталамин притормаживает, сдерживает функции гипоталамуса, не позволяет ему работать вразнос, а значит, сдерживает в нем элевационные процессы (то есть возрастное или патологическое снижение чувствительности гипоталамуса к тормозящему на него действию периферийных гормонов). Функциональная активность гипоталамуса настолько завышена от нормы, что периферические железы отвечают наращиванием своей гормональной активности. Эпиталамин увеличивает длительность репродуктивного периода и на 25% - среднюю продолжительность жизни животных. Он восстанавливал у части старых крыс способность к деторождению.

Влияние эпифиза на иммунный статус. Найдено, что применение эпиталамина замедляло возрастное ослабление иммунных функций у мышей, увеличивает в крови уровень одного из гормонов тимуса. Некоторые из вирусов, причем наиболее опасные для человека, в том числе и онкогенные, внедряются в живые клетки и, в отличие от бактерий, становятся недоступными для антибиотиков. Мелатонин, когда организм им буквально перенасыщен, каким-то образом, возможно напрямую или через иммунитет, способствует успешно справляться с опасными инвазиями и не приносит вреда полезным микроорганизмам, не вызывая дисбактериоз.

Известно, что по ряду причин в организме накапливаются свободные радикалы и канцерогены, которые повреждают клетки, а те, в свою очередь, трансформируются в раковые. Мелатонин проникает через клеточные мембраны, защищает ядра клеток, в которых содержится генетическая информация.

Основной циркадианный ритм организма, от которого идет отсчет и синхронизация всех остальных ритмов и процессов в организме является естественный ритм чередования дня и ночи.

Именно в ночной фазе, во тьме, в период обязательного покоя активизируются процессы репарации и регенерации, в частности усиленно идет размножение клеток, в том числе и кровяных, иммунных. Например, известен циркадный ритм, обусловленный мелатонином на иммунный статус: 0 часов 30 минут – пик активности предшественников гранулоцитов и макрофагов; 21 час – пик Е-РОК и клеток селезенки; 6 часов – пик активности клеток тимуса. Идет восстановление всего, что было разрушено в активную и световую фазу.

В организме человека обнаружено не менее 300 процессов, систем, которые работают в режиме циркадианности. Но все они синхронизированы с важнейшим ритмом чередования дня и ночи.

Можно утверждать, что в онтогенезе идет синхронизированное и в то же время запрограммированное изменение ряда важнейших жизненных показателей, их взаимосоотношений, в том числе нервной, иммунной, эндокринной и др. Именно нарушение нормальной координации этих систем, которое обеспечивается эпифизом, может привести к ряду системных заболеваний, в том числе и таких грозных и неизлечимых, как онкология, рассеянный склероз, красная волчанка, астма и др.

Значение эпифиза в гиперпластических заболеваниях щитовидной железы. Особое большое значение в добро- и злокачественных образованиях в щитовидной железе мы также придаем эпифизу. При этом гормональные сдвиги в эпифизе мы считаем не детерминирующим фактором (то есть прямой причиной), а одной из ведущих компонент этого заболевания, в том числе включая сюда и хронический дистресс, нарушения иннервации из позвоночника и так далее. Каким-то образом щитовидка работает в унисон с общим состоянием эпифиза. Щитовидная железа находится под контролем (через гипоталамус) у эпифиза. Максимальная активность щитовидки у новорожденных детей. В этом возрасте вес щитовидки достигает 20 граммов, что составляет до 0,5% массы его тела. В этом же возрасте максимальна активность и эпифиза. Щитовидка поддерживает гомеостаз и адаптацию организма к меняющимся условиям окружающей и внутренней среды. Она является и универсальным защитным механизмом, подстегивающим организм. Тироксин повышает сопротивляемость организма и способность клеток освобождаться от вредных веществ. С возрастом человека, когда, казалось бы, должна расти и щитовидная железа, ее относительный вес, наоборот, уменьшается в несколько раз. С одной стороны, соматическое развитие щитовидки ограничивается, по-видимому, из-за эпифиза, а с другой стороны ее функциональная активность формируется тиреотропным гормоном. Происходит напряженность в работе, предрасположенность к интоксикациям ее, а также к пролиферации, кистозно-диффузным разрастаниям и т.д.. Известно, что между гинекологическими органами, грудью, простатой у мужчин и функциональным состоянием эпифиза существует достаточно четкая зависимость. Но наша практика и ряд медицинских работ однозначно показывают достаточно высокую корреляцию (связь, сочетание) между заболеваниями в щитовидке с болезнями в детородной системе у женщин (миомы, мастопатии, эндометриоз, кистомы яичника и так далее), а у мужчин с аденомой простаты. Следовательно, все системы находятся в одном кругу.

Статистика неумолимо показывает, что ежегодно идет прирост онкозаболеваний в гинекологии, груди и простате  на 1-3%! Также растет заболеваемость и по щитовидной железе. В начале 20-го века этими заболеваниями болели значительно реже. Объяснить это можно только тем, что в наш быт вошло электричество, световой рабочий период значительно удлинился. То есть для большинства людей световой период удлинился на 3-4 часа. Этому же способствовало вхождение в наш быт телевидения. Многие люди просматривают телевизор допоздна.

Из опытов на хомячках известно, что укороченный световой день, низкая освещенность, ослепление животного подавляют секрецию тиреотропина, который вырабатывается в гипофизе и стимулирует выработку гормонов щитовидной железы. Можно утверждать, что у больных с гиперпластическими процессами в щитовидке снижение тиреотропина приведет к восстановлению баланса в щитовидке между потребностями (запрос на стимулирование из гипофиза) и возможностями самой железы. Соотношение потребностей (разболтанность из центров управления) и возможностей (больная щитовидка, плохо снабжаемая йодом, с застоем в ней крови и лимфы и ослабления ее иннервации) придут в норму и этим предотвращается процесс гиперплазии и неоплазии.

Поэтому понятно, почему предлагаемое нами актиноритмическое лечение должно эффективно воздействовать не только на опухолевые болезни в гинекологии, грудях и простате, но также и в щитовидной железе. Избыточный свет и стрессы подавляют эпифиз и возбуждает щитовидку. Гипо- и гиперфункция щитовидки (миксидема, зоб и тиреотоксикоз) это разные состояния в щитовидке одного процесса - сбоя функций щитовидки с помощью превалирования той или иной компоненты в заболевании.

Значение стресса в развитии изменений в эпифизе и сопутствующих опухолевых заболеваний в гинекологии, груди, простате. Не малое значение здесь играет увеличение интенсивности, напряженности нашей жизни, что является определенным стрессором, который действует на эпифиз также подавляюще, как и свет. Свет и стрессы – это синергичные, то есть содействующие и взаимоусиливающие друг друга факторы. Отсюда становится понятным, почему люди, перенесшие большое горе, стресс, чаще заболевают опухолями щитовидки и в детородной области.

Имеются прямые исследования на собаках, показывающие, что содержание животных в хронически дисстрессорных условиях приводит к резкому статистически достоверному увеличению у них онкологических заболеваний, в том числе опухоли мочевого пузыря, кожи, груди и т.д. Резко одновременно нарастают процессы старения. Следовательно, стресс действует на организм также, как и удлинение светового периода. То есть свет и стресс действуют в одном направлении и, по-видимому, разыгрывают свое действие на рельсах одних и тех же механизмов. Изменение актиноритмов приводит к хроническому десинхронозу, который по сути своей тоже является хронической стрессовой ситуацией для организма. Но под термином десинхроноз мы вкладываем более широкое понятие, чем это принято в хронобиологии. Здесь мы также подразумеваем возрастное уменьшение уровня мелатонина в эпифизе, то етсь здесь включена и онтогенетическая цикличность.

Десинхроноз приводит организм к утрате его бодрости, свежести как психической, так и телесной, вводит организм в состояние предпатологиии, то есть так называемого третьего состояния. Организм теряет нормальный сон и свежесть после сна, появляется хроническая усталость, вялость. Но самое главное – нет той ювенильной свежести, бодрости. Начинают расти симптомы изношенности и старости. Поэтому можно утверждать, что реакция мелатонинового десинхроза по своей сути равноценна реакции ОАС – Общего Адаптационного Синдрома и его третьей фазе развития, то есть дистресса. Поэтому можно утверждать и обратное, что десинхронизация ведет к ОАС, а ОАС, вызванный например, по совсем другим причинам (не изменения актиноритмов) тоже провоцирует десинхроноз. Проще говоря, обычный стресс существенно влияет и провоцирует десинхроноз, так же как и актиноритмический десинхроноз является причиной стресса.

Сродство механизмов десинхроноза и ОАС на опухолевые процессы. Как известно, сам по себе обычный стресс безвреден для организма. Это его нормальная стандартная реакция на определенные ситуации.

Определенно затягивающийся стресс, но в приемлемых количествах, даже полезен и приводит организм к адаптации к нему, например, закаливание, повышение устойчвости к ряду факторов и др. Только застойный и сильный стресс приводит к истощению резервов, к дистрессу и ослаблению защитных ресурсов организма.

То же можно сказать и о реакции десинхроноза. В определенных количествах организм хорошо приспосабливается к нему и легко относительно переносит. Но по тем же закономерностям, что возникает дистресс, может возникнуть и дидесинхроноз (термин применен нами впервые). Именно дидесинхроноз становится подоплекой ряда опухолевых процессов.

Но в то же время можно отметить, что реакции десинхроноза подвержено достаточно огромное количество взрослого населения, тем не менее не все из них подвержены опухолевым процессам. Можно утверждать, что десинхроноз является компонентой, но не детерминантой, причиной опухолевых процессов. Для их проявления часто надо наслоения ряда факторов, в том числе ОАС, накопления канцерогенных веществ и др., но в ряде случаев все эти факторы резко взаимоусиливают друг друга. Чтобы у здорового человека вызвать проявление опухолей только, например, с помощью актиноритмов - нужно крайне мощное и продолжительное их изменение, так как организм просто к ним адаптируется. Но у ослабленного организма другими процессами, то есть истощенного, даже слабое, незначительное изменение актиноритмов или укорочение периода сна может способствовать проявлениям опухолевых процессов. В то же время такие же воздействия на других людей не проявят эти патологические процессы.

Следовательно, ряд специфических опухолевых процессов могут развиваться при определенных больших или малых степенях десинхроноза, когда он сочетается с другими процессами, например, стрессом, дистрессом или другими причинами, а также при чистом дидесинхронозе, то есть более мощного его проявления без необязательно сопутствующих других реакций, например стресса или дистресса. Все это объясняет всю гамму возможностей проявления гормоно- и стрессозависимых опухолей.

Также учитывая все сказанное, можно утверждать, что механизмы стресса и десинхроноза постоянно давят, подавляют активность эпифиза, что является одной из причин его возрастного вырождения, то есть прекращения, ослабления с возрастом его активности, а самое главное – его атрофию и наполнению эпифиза баластными веществами, по-видимому жироподобной природы, как липофусцин, который медленно с возрастом откладывается и во всех других слоях мозговой ткани.

Противострессовое действие мелатонина. Мелатонин подавляет разрушительное действие стрессовых гормонов и действует умиротворяюще на нашу психику. При приеме мелаксена снижаются стрессовые реакции организма (психогенный и эмоциональный стресс, травматический или кардиогенный шок, послеоперационный период или последствие др. тяжелых болезней).

По-видимому, он является противоположностью Общему Адаптационному Синдрому и дистрессу, а также перегрузке вегетативной нервной системы, в частности ее симпатического отдела. Перевозбуждение и истощение ряда вегетативных отделов мозга приводит к гипертонии, усиливает ОАС, что влечет за собой заболевания сердца и почек, инфаркты и инсульты. Мелатонин защищает организм от повышения кровяного давления. При недостатке мелатонина давление подскакивает выше нормы. Мелатониновая недостаточность, десинхроноз, вегетативные бури приводят к сердечным приступам.

Значение эпифиза в возникновении заболеваний: фолликулярная киста яичника, кистомы яичника, полипы матки, эндометриоз. Выше приводилось описание эксперимента на животных, когда им нарушали естественный актиноритм путем удлинения светового периода, что приводило к вспышке этих болезней. В патологической гинекологии эти заболевания являются наиболее темным, непонятным пятном. Даже применение половых гормонов и подобных им препаратов не решает проблему. Для людей механизм их возникновения намного более сложен, так как сюда вплетаются еще стрессовый прессинг, общее состояние организма, его защитных сил, то есть витаукта, которые также опосредственно влияют на эпифиз и гипоталамус. Только при определенном, правильном сочетании, соотношении гормонов эпифиза и подчиненных местных гормонов возможно нормальное циклическое функционирование этих тканей мишеней. В ряде случаев в этот слаженный, тонкий гормональный ритм управления вмешиваются нарушения иннервации этих органов (нарушение управления трофикой местными лимфососудами и нервами, которые подходят сюда из позвоночника). Нарушение иннервации приводит к сбою и изменению чувствительности этих тканей к гормонам.

Поэтому мы считаем, что при перечисленных болезнях, описанное нами актиноритмическое лечение должно быть в числе наиболее результативных методик.

Изменения в эпифизе как первопричина возрастных изменений, болезней возраста, в том числе системных гормонозависимых болезней, включая и гормонозависимую группу опухолевых заболеваний. Целители считают крайне важным разобраться в механизмах и смысле возрастных и патологических изменениях в эпифизе. Ведь это действительно первопричина, основа многих болезней. Сущность целительства в том и заключается, что надо устранить корни, первопричину, базу болезни. Поэтому, попытаемся как можно доскональнее разобраться в этом вопросе. Эпифиз ответственен за онтогенез (возрастное развитие организма), а самое главное – за комплекс возрастных патологических изменений и наступления сенелита (старения). Часть возрастных изменений, которые приводят к матуре (стадия возрастной перезрелости), то есть гормональному однобокому крену, переизбытку одних гормонов и недостатку других, является основой гормонозависимых опухолей. Развиваться эти гормонозависимые опухоли могут не в стадии сенелита (старения), а намного раньше – в матуре (перезрелости) и адальтуса (норма возрастной зрелости). Казалось бы, в возрасте расцвета физических сил организма 40-50 лет, а иногда даже в 30-летнем возрасте начинают у некоторых людей неотвратимо прогрессировать опухолевые болезни, в возрасте, когда до старения еще далеко, еще даже нет серьезных симптомов старения, внешне человек не похож на больного и старого, а в то же время подспудно в нем начинают проявляться эти опухоли.

Связь мелатонина с раком легких. Рак легких нельзя относить к гормонозависимым опухолям. Тем не менее в научной литературе прослеживают связь мелатонина с раком легких. А увеличение содержания мелатонина в ночное время связывают с его противоопухолевой активностью.

Многопричинность гормонозависимых опухолей

Но в то же время неправильно утверждать, что гормонозависимые опухоли являются средством гормонального сдвига, сбоя. Вернее говорить, что этот сдвиг является фоном, на котором могут развиться эти опухоли. в теории целительства, выдвинутой нами, для онкологических заболеваний предусматривается наличие факторов сенсибилизаторов и првокаторов, и считает, что это многокомпонентное сочетание, сплав взаимоподдерживающих факторов.

Также ясно, что один из компонентов, ведущих в онкологии, являются дистресс и десинхроноз – как подоплека сбоя гормональных циклов. Как известно, десинхроноз и длительное лишение организма сна (эффект длительного накапливания недосыпания) приведет к ряду иммунопатий. В определенных случаях это проявляется в снижении устойчивости к инфекционным процессам (что уже научно доказано), а в поределенных случаях это приводит к нарушению противоонкологического иммунитета (что, к сожалению, все еще надо доказать).

Тогда, если этот постулат правилен, это означает, что десинхроноз приводит не только к гормональным сбоям, но и к нарушению специфического онкоиммунитета. Но все это является лишь предрасполагающей компонентой гормонозависимых опухолей. Ведь известно, что ряд женщин имеют сбои ановуляторного цикла, ПМС, недостаточность щитовидки, но тем не менее могут миновать проявления опухолеобразования. Это говорит о том, что возможно, у них нет приложения еще ряда недостающих, провоцирующих факторов, а сбой иммунитета у них пошел лишь в направлении противоинфекционном. В эти же "узлы", сплавления факторов проявления опухолей могут сказаться и физический или психологический стресс, истощение другими болезнями и многое другое.

Иммунитет многослоен, многосторонен. Возможно, при тех же факторах, нарушения иммунитета приведут к другим системным заболеваниям, в том числе артритам, эритематозным, псориазу, рассеянному склерозу…и т.д. Все зависит, какие грани иммунитета были задеты.

Гипотезы, объясняющие механизм возрастных и патологических изменений в эпифизе. В одной из ранних работ мы уже рассматривали вопрос о том, что многие системные хронические болезни, к которым относятся атеросклероз, гормонозависимые опухоли и ряд других заболеваний развиваются на тех же механизмах ОАС и другие, что и сенелитные (старческие) изменения. Следовательно, многие грани, механизмы этих процессов едины. Поэтому рассмотрим их вместе.

Существуют гипотезы, связывающие процесс старения организма с постепенным разрушением в мозге систем, координирующих нормальное ритмическое течение и переключение биологических процессов организма. Ясно, что если система, регулирующая взаимодействия между различными циркадианными ритмами, разрушается, то организм начинает работать в разнобой, неэффективно, и его способность противостоять болезням резко снижается.

Есть ученые, которые напрямую связывают старение с возрастными изменениями характера секреции ночного гормона мелатонина. Основное его количество вырабатывается в эпифизе ночью из серотонина. Колебания уровня мелатонина в крови является важным звеном в регуляции других циркадианных колебаний. У человека отношение количества выделяемого мозгом мелатонина к количеству серотонина в старости значительно уменьшается. Это приводит к уменьшению степени согласованности колебательных процессов организма, регулируемых ритмом мелатонинового синтеза.

По другим авторам мелатонин действует на циркадианные водители ритма, увеличивая их амплитуду. Поэтому, чем больше мелатонина, тем шире размах и выше стабильность всех ритмов, составляющих циркадианную систему организма. Все работает в унисон, в едином ритме, синхронизировано, с единым общим потоком процессов. Возрастное снижение секреции мелатонина вызывает уменьшение амплитуды колебаний ритмоводителя. Это ведет к ослаблению связей между ним и отдельными ведомыми циркадианными колебаниями, дезорганизуя работу организма в целом и в частности гипоталамических центров управления.

Онтогенетическое развитие и созревание организма можно искусственно ускорить, что происходит, например, у людей, у которых эпифиз поврежден опухолью. Такие люди развиваются очень быстро и достигают половой зрелости уже в детском возрасте. Жизненный цикл их, спираль жизни раскручивается намного быстрее, происходит преждевременное старение.

В опытах на крысах , которым сокращали пищевой рацион на 60%, либо снижали калорийность на 40%, добивались увеличения продолжительности их жизни в полтора раза. При этом у крыс замедляются такие возрастные изменения, как уменьшение размеров эпифиза, снижение активности фермента, регулирующего синтез мелатонина, и сокращение количества вырабатываемого железой мелатонина. Более того, у крыс, которые начинали голодать в зрелом возрасте, размеры железы и производство мелатонина даже несколько увеличивалось. Но, видимо, старение и болезни связаны не только с объемом производства мелатонина, но и с особенностями его циркадианного ритма синтеза мелатонина, амплитуды его колебаний.

Причем идет наращивание симптомов матуры (возрастное перезревание или предстарость) с преобладанием изменений не в комплексе и равномерно, а по отдельным направлениям особенно бурно, то есть десинхронно. Следовательно, задача целителя  убрать этот гормональный крен, дисбаланс. По-настоящему, такое воздействие возможно только через воздействие на эпифиз. Отсюда понятно, почему нужно понять механизм работы этого органа и научиться разрабатывать методики физиологического, естественного воздействия на него, управлять им. Считаем, что актиноритмические исследования по воздействию на эпифиз является наиболее перспективным направлением.

Серотониново-мелатониновый колебательный контур. Серотонин как противофаза мелатонина.

Значение серотонина. Депрессия может окончиться раком

Новые исследования, проведенные в США в Национальном институте геронтологии, показали связь между хронической депрессией и раком у пожилых людей. В статье, опубликованной в журнале Национального института, приведены результаты шестилетних наблюдений, показавших, что длительная депрессия обычно увеличивает вероятность возникновения рака.
Ученые анализировали истории болезни 4800 пациентов в возрасте свыше 70 лет. Со всеми обследуемыми беседовали в 1982, 1985 и 1988 гг., и в это время у них не было рака. Однако у 146 человек была обнаружена хроническая депрессия.

Оказалось, что частота возникновения рака с учетом возраста, пола, курения и других вредных привычек у людей, страдавших депрессией, была на 80% выше, чем в контрольной группе. Конечно, нельзя утверждать, что депрессия была причиной рака и что, вылечив депрессию, можно избавиться и от рака. Правильнее утверждать, что депрессия – одна из компонентов этой сложной системы болезни, и что она способствует раку, но опосредственно!

Ведь известно, что депрессия, как и хронический стресс, десинхроноз подавляет такие функции иммунной системы, как выработка лимфоцитов и других антиканцерогенов.

Можно утверждать в данном случае, что описываемая в этом случае возрастная депрессия имеет такое же отношение к механизмам САР, то есть сезонные аффективные расстройства, а следовательно, связана с возрастным, сезонным или иным механизмом уменьшения серотонина. Следовательно, серотонин имеет такое же отношение к раку, как и мелатонин! в обоих случаях с уменьшением их общего количества происходит увеличение раковых заболеваний. Причем в приведенной выше статье не связываются депрессивные состояния с гормонозависимыми опухолями, как это наблюдается при недостатке мелатонина, а происходит увеличение онкологических заболеваний вообще, в том числе в желудочно-кишечном тракте, коже и др. по-видимому, мелатониновый рычаг маятника имеет большее отношение к гормонозависимым опухолям, так как  происходит сбой гормональный. Этот гормональный сбой в данном случае становится ведущей компонентой болезни. Тогда как серотониновый рычаг, ответственный больше за иммунодефициты, становится основной компонентой в опухолевых процессах, связанных с иммунодефицитом.

Но нельзя забывать, что не меньшее значение, чем мелатонин, в организме имеет серотонин, который накапливается именно в световой период, также как и мелатонин, серотонин имеет свои колебательные ритмы. Он также имеет свои обязательные циркадные  (суточные) ритмы, а кроме того сезонные (годичные) и онтогенетические (жизненные) ритмы. То есть у серотонина также есть большие и малые ритмы, или как мы говорим, частотные и амплитудные.. В фазе минимума в организме мелатонина всегда имеется максимум серотонина.

Сезонные колебание серотонина.

Найдено, что в весенний период, когда длина дня увеличивается, а солнце светит ярче, в организме человека больше вырабатывается серотонина, называемого еще иногда "гормоном счастья". Годичный минимум выделения серотонина приходится на зиму и совпадает с периодом обострения сезонных аффективных расстройств (САР) (депрессия и т.п.) у ряда многих людей. С увеличением секреции серотонина начинают исчезать и симптомы САР. Снимающие симптоматику САР антидепрессанты стимулируют выделение серотонина.

Долго стоял вопрос: каким образом – через глаза или кожу – свет оказывает антидепрессантное действие, а значит и стимулирует выделение серотонина. Очень многое говорило в пользу того, что все-таки через кожу: под действием света в ней вырабатывается витамин Д (на самом деле это гормон), необходимый для здоровых костей и зубов; солнечный свет лечит желтуху у новорожденных, самоощущение солнечных лучей на коже доставляет удовольствие, а в ясные дни большинство людей настроено более оптимистично.

Тем не менее, Т.Уэр провел специальный эксперимент по воздействию одного и того же количества света отдельно на глаза и на кожу пациентов. Для этого привлеклись люди, страдавшие САР. В течение двух недель каждый вечер проводили по четыре часа перед источником яркого света. В первую неделю они надевали только купальники и солнцезащитные очки, во вторую – закутывались с ног до головы, а на лицо одевали маску с прорезами для глаз. В результате ослабления симптомов САР наступило у семи человек улучшение, как следствие воздействия света на глаза, у одного – на кожу. Один оказался чувствителен к обоим видам воздействия, а еще один был нечувствителен вообще. То есть вообще стало очевидным, что свет действует через глаза.

Но, строго говоря, это не гормон, а нейромедиатр, биогенный амин, облегчающий нервной системе передачу импульсов. Поэтому и появляется ощущение необыкновенной легкости и радости. Фармакологически серотонин способен вызывать сокращение гладкой мускулатуры внутренних органов и сужение кровеносных сосудов. Он укорачивает время кровотечения, повышает стойкость капилляров. Но серотонин скапливается не только в нервных окончаниях, но и в ряде мозговых ядер, в том числе и эпифизе, что говорит и о его гормональном значении в пределах мозга. У многих возникает подсознательное желание гулять на солнце, обнажаться и загорать. Это потребность в увеличении этого гормона в структурах мозга, в восстановлении или сдвиге существующего баланса в сторону серотонина. Но, по-видимому, это не означает, что при этом происходит уменьшение мелатонина. Нет. Просто процесс колебания идет более контрастно, насыщенно: на высоком фоне ночного мелатонина идет высокая концентрация днем серотонина, то есть увеличивается амплитуда этого маятника.

Похоже, что серотонин, также как и мелатонин, имеет и свое глобальное, ведущее значение для организма. По-видимому, он в первую очередь воздействует на общее состояние вегетативной нервной системы, активности ряда ее ведущих мозговых центров. Если в пределах нервных окончаний, то есть на переферии он работает лишь как обычный медиатор (проводник сигнала), то в мозговых структурах центрах вегетатики он выступает как гормон – где обуславливает их общее состояние. Нейромедиаторы – это химические вещества, которые переносят информацию от одной нервной клетки к другой. Это своего рода животворящий источник для них. Снижается уровень серотонина – пересыхают родники и русла, усыхает, атрофируется вегетатика и ее центры - "родники". А то, что уровень серотонина с возрастом снижается, хорошо известно. Серотонин в качестве медиатора – это "живая вода" для трофически - иннервируемых тканей, а в качестве гормона - "живая вода" для всей вегетативной нервной системы и ее высших центров. Вместе с возрастным усыханием вегетатики идет преимущественное возрастное истощение и атрофия симпатического ее отдела, в том числе и ядер-центров, заведующих этой стороной вегетатики.

Связь серотонина с вегетативной нервной системой

С 35-40 лет начинается инволюция симпатической части вегетатики. И, по-видимому, инволюция начинается с усыхания серотонинового источника, который поступает в эти мозговые центры. Это приводит к медленному исчезновению переферических симпатических терминалей, которые становятся разреженными. Их расположение в тканях старого организма напоминает оазисы в пустыне, чем пышную крону листьев и побегов на юном дереве. Многие из них погибли в результате "пересыхания" живительных медиаторных рек. Многие поглотились, раздвинулись утолщенными волокнами других тканей и усиленной прослойкой соединительной ткани. Но ведь это аналогия с рядом хронических болезней, в том числе с большими коллагенозами и рассеянным склерозом, когда идет склерозирование ткани. Видимо, при них также оказывается ослабленным вегетативно-трофическое звено. Тогда восстановление серотонинового потенциала и симпатического и парасимпатических его звеньев должно восстановить жизненный тонус (Витаукт) и облегчить в излечении, исцелении этих болезней.

Серотониново-мелатониновый маятник

Чем больше света получает днем организм, тем больше серотонина! Маятник работает на всю мощь, на полную отмашку. Это говорит о здоровье, мощности этого механизма, а значит и о хорошем сне. Днем человек полноценно активен, не вял, энергичен, в хорошем настроении, бодр, а ночью идет хороший, длинный, достаточно глубокий сон. Но также как и мелатонин, серотонин имеет двойственное значение: кроме хорошего качества бодрствования, то есть бодрости, свежести (а мелатонин влияет на хорошее качество сна), серотонин влияет на общее состояние вегетативной нервной системы, на трофику тканей и многие сокровенные процессы. Поэтому, возможно правильнее говорить о едином мелатониново - серотониновом механизме, а не рассматривать их по отдельности.

Связь серотонина с эндорфинами. Серотонин называют гормоном счастья. Можно предположить, что серотонин влияет на те структуры мозга, которые вырабатывают эндорфины. Возможно, серотонин не сам вызывает чувство свежести, жизнерадостности, активности, энергичности, бодрости, а через систему эндорфинов, которые он освобождает к выделению в кровь. Серотониново – эндорфинная система влияет и на высокое качество иммунитета. У веселых, жизнерадостных, бодрых людей иммунитет всегда выше.

Эндорфины и иммунная система

Эндорфины - это гормоны счастья и радости, которые вырабатываются фабрикой мозга только когда организм здоров. Наше сознание с помощью воображения (имажинация) может приводить, возбуждать чувство радости и этим лечить тело и психику, сому и душу. Отрицательная информация и эмоции приводят к выработке противоположного гормона эпинефрина (адреналина) и др. Депрессия и сомнения, душевная боль и т.п. ускоряют синтез таких гормонов, как кортизон и др. Избыток их в крови действует разрушительно на иммунитет, то есть постепенно организм теряет устойчивость к инфекции или раку. Человек может с помощью имажинации и медитативной релаксации повысить концентрацию эндорфинов. Итак, очевидно то, что многие хронические боли и запущенные болезни во многом связаны с недостатком эндорфинов в крови. Эндорфины не только приглашают боль и улучшают настроение, но и помогают иммунной системе отразить болезнь. Исследования показали, что повышение уровня эндорфинов повышает эффективность действия иммунитета. Один из мощнейших инструментов повышения уровня эндорфинов в крови – это чувство любви, безудержная страсть влюбленности в кого-нибудь или к любимому делу, которое стало смыслом жизни. Только тогда поистине человек расцветает по-настоящему и одновременно бьет неисчерпаемым ключом его здоровье.

Настроение человека во многом зависит от количества солнечного света. Свет понижает в крови количество гормона мелатонина, который увеличивается ночью и в пасмурную погоду, в зимние длинные ночи. У некоторых это приводит к ухудшению настроения, у других – к депрессии. Но, по-видимому, здесь большее значение имеет не повышение мелатонина, а недостаток серотонина.

Доказано, что аромат лаванды стимулирует выделение серотонина. Ее же рекомендуют применять для отдушки постели в качестве снотворного. Казалось бы, противоречие, ведь серотонин – это гормон бодрости, радости, энергичности и т.п. Причем здесь лаванда – как снотворное. Но ведь серотонин – это предшественник мелатонина. Будет много серотонина – много будет и мелатонина.

Как известно, лаванду применяют в лечении мигрени, то есть головных болей. Но это означает, что мигрень каким-то образом связана с недостатком и, возможно, резким перепадом серотонина, раз лаванда снимает приступы мигрени.

Следовательно, все, что повышает уровень серотонина, повышает и мелатониновую активность. Это означает, что если днем вы достаточно бодры, активны, работоспособны, то и сон  ваш будет глубок, полноценен. Но если днем вы вялы, разбиты, усталы, то и ночь для вас будет продолжением дня, - плохой сон, утренняя разбитость, сон поверхностный, ближе к дремоте.

Обычно при разбитости, усталости хронической, на какое-то время можно рекомендовать использовать масла лимона, розы, розмарина, шалфея, эвкалипта. Они снимают усталость, но если резервы еще не исчерпаны. Ароматические вещества помогают высвободиться гормонам удовольствия – эндорфинам. А когда у нас хорошее настроение, мы реже болеем.

Лаванда дает яркие сновидения с лирическим сном. Доказано, что запах лаванды стимулирует выделение серотонина – поэтому он помогает при мигрени, то есть головных болях. Кстати, если вы перед сном приняли ванну с запахом жасмина, вас ждут приятные, легкие сновидения.

Гипотеза серотониново-мелатониновового маятника совершенно нова и выдвинута мною впервые. В научной литературе об этом нет даже намеков. Эта гипотеза позволяет объяснить многие ранее неувязывавшиеся и противоречивые научные факты, позволяет объяснить механизмы развития организма, этапов онтогенеза и многих болезней. Без этой гипотезы другие научные построения не могли быть самодостаточными. До этого ранее серотонин в эпифизе воспринимался лишь как химический предшественник мелатонина, а не как самостоятельный гормон, имеющий такое же значение, как и мелатонин. Серотонин рассматривался лишь как вещество, играющее роль посредника между нервными клетками, без которого химическая реакция производства мелатонина оказалась бы прервана.

Эту мысль подтверждает тот факт, что применение больным с депрессией мелатонина, дает улучшение их психического состояния, настроения, хотя казалось бы по идее у них итак избыток мелатонина из-за короткого светового дня. Следовательно, эксперименты с целью снятия депрессии у человека с помощью дополнительного освещения и удлинения светового дня направлены на увеличение серотонина. Именно его недостаток приводит к депрессиям. Высокий уровень серотонина обеспечивает затем и высокий уровень мелатонина. На Западе начинает утверждаться метод лечения депрессии дополнительным освещением, то есть удлинением дня. Но такое лечение идет только за счет исчерпания резервов, дополнительном напряжении организма. Амплитуда маятника на небольшое время увеличивается, а затем еще больше становится мелкочастотной, размытой. Организм не чувствует ни хорошего бодрствования, настроения, ни хорошего сна. Все размыто, смазано. Начинается состояние предболезни, десинхроноза и дистресса. Эпифиз при этом угасает, теряет свой тонус. А это уже база для преждевременного старения и ряда хронических болезней. За половую зрелость и перезревание (адальтус) отвечает не уровень мелатонина, а серотонин. Поэтому в научной литературе встречаются противоречивые мнения: по одним авторам мелатонин стимулирует половое созревание, а по другим – наоборот его сдерживает.

В то же время в литературе встречаются противоречивые данные по физиологическим свойствам серотонина. В отличие от других авторов Стенли Корен в книге ?Тайны сна? указывает, что серотонин, по-видимому, тесно связан с теми отделами мозга, которые отвечают за ощущение сонливости. Когда уровень серотонина в этих областях мозга высок, как это обычно бывает поздним вечером, мы становимся очень сонными. Когда уровень серотонина низок, как, например, утром, мы чувствуем себя довольно бодро. По-видимому, ошибки разных трактовок связаны с тем, что параллельно не учитывался одновременно уровень мелатонина, который имеет свое физиологическое действие, а также не учитывается, что анализ концентрации серотонина разными исследователями мог проводиться в разных структурах мозга. Также разные концентрации серотонина могут проявлять разное физиологическое действие. Видимо серотонин также как и мелатонин, влияет на организм как своей амплитудой (мощность концентрации), так и частотой (суточные колебания концентрации). Если лишить человека сна, то можно заметить, что уровень серотонина повышается и его количество напрямую связано со степенью желания такого человека заснуть. Исследования, проведенные как на животных, так и на людях, показали, что если ввести в организм препарат, который блокирует действие серотонина или снижает его уровень в головном мозгу, то это разрушает сон, вызывая возбуждение и бессонницу.  (А не связано ли это с тем, что попросту из серотонина недовырабатывается мелатонина?) С другой стороны препарат, который увеличивает уровень серотонина, расслабляет и вызывает сонливость. (А может это просто становится возможным больше выработать мелатонина?).

Но восстановить мощный уровень серотонина можно только тогда, когда будет вырабатываться достаточно мелатонина и наоборот: без достатка серотонина невозможен достаток мелатонина. Так какого же воздействия светового или темнового, организму нужно больше, чтобы усилить их продукцию?

Погружение организма в темноту приведет к снижению выработки серотонина, но к преобладающему синтезу из него мелатонина. Баланс постепенно должен сместиться не к простому увеличению синтеза мелатонина, а к медленному снижению всего уровня серотонин + мелатонин, так как серотонин является предшественником для синтеза мелатонина. Но при общем их снижении синтез будет смещен в сторону мелатонина. Концентрация его будет преобладать над серотонином, что в конечном случае будет иметь свой определенный лечебный эффект. Но длительно организм в таком состоянии удержать нельзя, так как в целом эта система будет ?тухнуть?, то есть будет уменьшаться амплитуда (суточная концентрация) выработки этих гормонов. Чтобы система не затухала, можно предложить такие условия, когда организм находится на высокой освещенности, но кратковременно, а темновой период существенно удлинять, например, удлинять ночное пребывание на 2-3 или даже 5-7 часов, но с учетом, что световой период уменьшается настолько же.

Где содержится сератонин. Содержат серотонин бананы. Употребляя их, вы получаете и это вещество, необходимое нашему мозгу, чтобы тот просигнализировал: Вы счастливы ?

Но есть авторы, которые предполагают, что есть продукты, которые хотя и способствуют повышенной бодрости, активности, хорошему настроению, но как плата за это – ускоряется общее старение организма, и может вызвать дряблость кожи. Нейромедиаторы, такие как серотонин, состоят из химических веществ, называемых аминокислотами. Одна из них – триптофан (L – триптофан) – главный компонент, из которого состоит серотонин. Триптофан содержится во многих белковых продуктах. Молоко – особенно хороший источник белков (а также творог, йогурт, куры, индейка, соевые бобы, тунец). Исследования опказали, что употребление в пищу продуктов, богатых триптофаном, может увеличить уровень содержания этого вещества в крови и головном мозгу, а также увеличить концентрацию серотонина.

Другие способы повышения серотонина в крови. Существует и внутренний способ увеличить уровень серотонина в мозгу. Для этого нужно высвободить уже имеющийся в организме триптофан. Триптофан – единственное в своем роде вещество среди двадцати аминокислот, которое удерживает большие белковые молекулы, являющиеся единственной частью плазмы крови и очень напоминающие ворсинки, торчащие из пушистого свитера. Это значит, что в нормальных условиях около 5% триптофана находится в крови в свободном состоянии. Когда мы потребляем много углеводов, уровень сахара в крови увеличивается, что заставляет поджелудочную железу выделять инсулин, чтобы сахар оставался под контролем. После выделения инсулина из белков высвобождается некоторое количество триптофана. Если в этом процессе участвует витамин В6 и некоторые другие ферменты, триптофан может быть сразу превращен в серотонин. Существуют доказательства того, что дремоту можно усилить, если перед сном принять витамин В6, так как это, по-видимому, будет способствовать более эффективному превращению триптофана в серотонин.

Принцип гироскопа

Итак, выше мы показали, что эпифиз работает по принципу колебательного контура, осциляции. По сути, он работает по принципу своеобразного механизма гироскопа, механический прототип этого прибора применяется в авиации. Принцип гироскопа – это волчек, постоянно крутящийся, вибрирующий, колеблющийся. От степени его колебаний, силы вибраций, скорости вращения и других показателей его ритмических изменений идет автоматическое управление многими другими приборами и системами управления самолета. Это важнейший прибор жизнеобеспечения как в самолете, так и в организме человека. Слом этого механизма ведет к нарушению работы автопилота. Все процессы переходят на автономный режим самоуправления. Интегратор, синхронизатор этих процессов не работает. Вся сложная система организма выходит из оптимального режима работы. Нет больше той уникальной ситуации, когда все процессы в организме работают строго в унисон, идеальная синхронизация всех процессов. Удаление эпифиза не означает, что идет полная раскоординация процессов. Нет, все системы саморегулируются и самоуправляются. Но управление этими системами идет уже на полном автономном режиме. Ведущим регулирующим звеном всех систем остается гипоталамус. Но происходит при этом неминуемая элевация его чувствительности на тормозящее действие гормонов с периферии.

Ядра гипоталамуса ответственны за то или иное управление гормонального статуса. Каждое гормональное направление управляется специфическими ядрами гипоталамуса. Получается замкнутая система самоуправления. Но в то же время эта система не вполне замкнута, а является поводковой от эпифиза. Каждое ядро настроено по - своему на тот или иной ритм, мощность, осциляцию из эпифиза. Чувствительность разных ядер гипоталамуса на изменения в эпифизе разные. Поэтому при изменениях в колебательном контуре эпифиза происходит не одновременное изменение активности определенных ядер гипоталамуса, а лишь отдельных из них. То есть с изменением работы эпифиза происходит разновременное и возрастное изменение активности различных ядер гипоталамуса: одни из них наращивают свою активность, другие – наоборот, тухнут, становятся неактивными. Это приводит к перестройкам в организме, к возрастным его изменениям, а также к патологическим реакциям и патологической предрасположенности.

Таким образом, эпифиз дирижирует всем оркестром гормонального управления из гипоталамуса, состыковывает большие и малые ритмы гормональных изменений.

Эпифиз, как и гироскоп, действует на поводковые механизмы. У человека поводковым механизмом является гипоталамус. Вспомним, как влияет гироскоп на поводковые цепи. Это может быть и угол его наклона, это и влияние высоты полета и многие-многие другие факторы сказываются на крутящемся волчке. Точно так же и эпифиз реагирует на огромное количество изменяющихся ритмов. Это ведущий ритмоводитель в организме. Но ритмоводитель этот имеет поводковые входы и выходы. Реагирует на большие и малые ритмы. Ведущей поводковой входящей системой является колебания дня и ночи, вернее освещенности и отсутствие света.

По-видимому, мощной поводковой входящей системой в него являются эмоциональные состояния, а также реакция стресса.

Но самое главное, что видимо только у человека существует мощный поводок, то есть привод из коры мозга, то есть сознание. Из сознания, через опосредствующие системы человек в принципе может влиять на работу эпифиза. Только человек. Животным этого не дано! Возможность этого управления из сознания конечно дана не всем людям подряд, а в первую очередь духовно продвинутым, то есть настроенных на иные духовные ценности жизни, и не ставящие материальные ценности, саму жажду к этим ценностям во главу угла. Эта материальная жажда, алчность необузданность полностью наотрез перекрывает этот дар управления человека самим собой! Каждому свое, у каждого свои ценности и свои интересы.

Изменения в работе эпифиза, в зависимости от того, на какие поводковые выходы он больше всего воздействует изменением своей амплитуды колебаний, ее мощности, размаха маятника и т.д., реагируя на большие и малые колебательные ритмы в организме. Такие многочисленные изменения в его работе, параметры его активности тем или иным его показателем действуют больше на то или иное гипоталамическое звено(ядро), что в конечном счете может привести в разных случаях к совершенно разным гипоталамическим изменениям, а значит, и к разным гормональным сбоям, то есть патологиям.  В одних случаях, когда затрагиваются ядра, ответственные за ТТГ (тиреотропный гормон), идет нарушение по линии щитовидной железы с проявлением целого ряда симптомов этого заболевания. В других случаях идет нарушение в уровне содержания половых гормонов, например, эстрогенов и тестостерона. В конечном счете все зависит от того, в какой степени автопилот, то есть эпифиз смог воздействовать на те или иные ядра гипоталамуса.

Но иногда бывает и наоборот: все зависит от того, в какой степени изменилась чувствительность ядер гипоталамуса по разным причинам на фоне одной и той же активности эпифиза. Но это уже отдельное направление исследований.

Существование неврогенного центрального ритмоводителя

Итак, известно, что эпифиз – один из ведущих ритмоводителей организма. Но он заводит и синхронизирует гормональные ритмы. Тем не менее, найден и нейрогенный циркадный (околосуточный ритм) ритмоводитель. В 1960-х годах были проведены эксперименты по выявлению главного хронометра организма. Оказалось, что он находится в гипоталамусе. Крысы с поврежденным гипоталамусом спали, просыпались, питались и двигались, на первый взгляд, нормально, но в их действиях отсутствовала периодичность. То же происходит и с людьми, чей гипоталамус поврежден опухолью: их сон становится беспорядочным, регулярный режим – невыполним.

Рихтер первая идентифицировала гипоталамус как генератор ритмов тела. Это позволило в дальнейшем другим авторам выявить в самом гипоталамусе самостоятельное ядро, отвечающее за этот ритм. Для этого пришлось разработать приемы изучения трансформации света от глаза до гипоталамуса. Так было найдено, что контрольная область – это надзирательное ядро гипоталамуса (НЯГ), расположенное над перекрестком зрительных нервов – главном соединении нервов обоих глаз. Исследования подтвердили, что НЯГ – главный хронометр организма. Удаление НЯГ приводит к исчезновению большинства физиологических и поведенческих ритмов. Выяснилось также, что НЯГ, удаленное из организма и помещенное в питательную среду, продолжает функционировать с циркадным ритмом и, как показал М.Рольф, при трансплантации родственным видам (предварительно лишенным собственных НЯГ), подчиняет этому ритму новый организм. Так, НЯГ, пересаженный от донора с 20-часовым суточным циклом, заставило реципиента, обладавшего до удаления НЯГ 24-часовым циклом, жить по ритму донора.

Как эти данные состыковать с данными о циркадности работы эпифиза? Кто из этих механизмов первичен, а кто вторичен? Как известно, гироскопов в системе управления самолета не один. Также биологическому организму животного нужно несколько механизмов ритмовождения (гироскопов), чтобы управлять разными сторонами жизнедеятельности. Ясно пока только одно, что работают эти ритмоводители в унисон. Но если НЯГ ведет только циркадные ритмы, то эпифиз отвечает и за сезонные и возрастные ритмы. Если НЯГ – это автоматический биохронометр, то эпифиз заводится через супрахиазматическое ядро на реальные колебания темноты и света.

Но ритм НЯГ – это не врожденное, а приобретенное им свойство. НЯГ только чтородившегося ребенка нуждается в первоначальной настройке.

Механизмы, обеспечивающие онтогенез и нарастание возрастной патологии

За созревание, возрастное развитие, рост организма как единой системы отвечает гипоталамус, изменения, которые происходят в нем. Но до сегодняшнего дня так и не было понято, как происходят эти изменения в самом гипоталамусе, что приводит к изменениям в самом нем? А то, что он изменяется с возрастом, - сомнений нет. Причем изменения идут не только количественные, но и качественные.

Рассмотрим, как происходят изменения в нем количественные. Организм с рождения находится в постоянном росте. То есть организм – это постоянно растущая система, в которой обязательно должен быть механизм гомеостата, которым и является гипоталамус. Но растущая система означает, что она постоянно развивается, растет, значит, в ней не может быть постоянства, стабильности. Значит, эта система не гомеостатная, а гомеорезная, то есть имеющая постоянное линейное изменение. В этом случае гипоталамус настроен так, что вместе с ростом всего организма идет синхронный рост и его функций, то есть идет количественное наращивание гормонов (релизинг-факторов), обеспечивающих этот процесс роста. Смоделировать такую саморазвивающуюся систему, вернее саморастущую, довольно просто. Вся проблема в том, что организм не может быть постоянно в состоянии такого роста. Такая система быстро бы выходила из оптимальных рубежей своего существования и быстро переходила к деградации.

Поэтому в организме существует целая мощнейшая, сложнейшая система управления ростом и перевода направления развития организма из количественного роста в качественные изменения, которые называются созреванием организма.

Одна из сложнейших проблем физиологии  - объяснить, как происходит управление этим созреванием, как организм  строго во времени ориентируется, когда и как включить очередную фазу развития. Например, как он узнает, что в возрасте 11-13 лет у ребенка должна прекратиться ювенильная фаза развития и начаться пубертатная фаза, то есть проявление признаков половой зрелости? Онтогенез человека состоит из целой системы последовательных фаз развития, через которые он должен пройти. Объединение ряда фаз в более крупные, обобщенные периоды жизненного цикла можно условно разделить на следующие важнейшие этапы развития: 1) ЮВЕНИЛ – детство; 2) ПУБЕРТАТ – юность; 3) АДАЛЬТУС – взрослость; 4) МАТУРА – зрелость; 5) СЕНЕЛИТ – старость.

Каждый возрастной этап сопровождается сугубо своим гормональным фоном, гормональной картиной. В юности развитие идет по пути обычного гомеореза, то есть простого линейного нарастания. Система настроена так, что с нарастанием массы тела идет параллельное нарастание выделения гормона роста, обеспечивающее это нарастание. Система находится в постоянном росте, в которой синхронно происходит нарастание как на периферии, так и в центральном гомеостате. Следовательно, идет постоянное нарастание количества гормона роста и нарастание релизинг- факторов в гипоталамусе. Но кроме ядер в гипоталамусе, которые ответственны за гормоны роста, имеются и другие ядра, которые практически не активны из-за того, что по своей чувствительности они настроены на определенный уровень, концентрацию гормона роста. Только при достижении определенного уровня, концентрации этого гормона включаться начинают работу и другие ядра гипоталамуса. Следовательно, обычный линейный рост уровня гормонов в крови при достижении определенных показателей рано или поздно включает в работу активность новых ядер, которые в свою очередь начинают вырабатывать более активно свои релизинг- факторы и пробуждать, активизировать ряд гормональных направлений в организме. Например, идет наращивание уровня половых гормонов и др. В организме наступает переломный период, идут гормональные изменения, а значит, и разворот в направлении развития по пути дальнейшего созревания, то есть качественных изменений.

Так происходит постоянное изменение активности гипоталамических ядер, элевация (эскалация) функций одних ядер и нивеляция (ослабление) других.

Если проанализировать, пронаблюдать работу этих ядер в течение всего онтогенеза (жизненного цикла), мы четко увидим строго детерминированную гетерохронность функций этих ядер. Именно эта гетерохронность обеспечивает весь онтогенез. Чувствительность всех ядер генетически запрограммирована на строго выдержанные величинные показатели. Активность ядра начинается не с приблизительного уровня гормона, а при достижении конкретной строгой величины. Ядро запрограммировано четко и конкретно именно на эту величину. Оно работает как точнейший элемент химического анализа. Этим объясняется крайняя строгость и четкость, неминуемость и возрастная однозначность наступления новой фазы развития организма именно в эти сроки, а не в какие-либо другие. Даже период, длительность линейного развития, то есть роста организма строго определена до определенных пределов. То есть длительность фазы ювенильности (детства) строго определена.

Итак, принцип гомеорезных систем в организме срабатывает до определенных границ, вернее, в границах определенных фаз, этапов развития. Гомеорезные механизмы управления эффективны только в системах с односторонним пропорциональным ростом. Идут изменения как на периферии,  так и в гомеостате, то есть - гомеорез.

Но онтогенез – это не простое непрерывное изменение внутренних показателей, а именно их качественное. Следовательно, здесь принцип работы не гомеореза, а хронореза (термин и это понятие предложено нами впервые), то есть здесь заложен механизм временного качественного изменения, который и приводит в исполнение программу всего онтогенеза.

Именно в этот механизм гетерохронности активности гипоталамических ядер, то есть хронорез и вмешивается работа колебательного контура эпифиза. Он как интегратор, синхронизатор всех процессов может повысить или понизить чувствительность отдельных ядер, тем самым ускорить или задержать их включение и  созревание периферии.

В разных ситуациях это приводит к совершенно различным изменениям в гипоталамусе, в том числе и к крайней патологической активности ряда его ядер, что может привести к совершенно различным гормональным дисбалансам как в одном или двух гормональных направлениях, так и во многих сразу. Это создает фон, почву, фундамент гормональных дисбалансов для проявления самых различных гормонозависимых опухолей.

В норме организм по ходу своего онтогенеза приспособлен при всех возрастных гормональных перестройках не подходить к эксцессам и крайностям гормонального дисбаланса. Все подогнано, подстроено так, что все возрастные изменения не сопровождаются патологиями. Но сбои происходят в случаях вмешивания в работу гипоталамуса процессов из эпифиза, его дизритмии, асинхронности, истощения и перенапряжения его потенций. Все это приводит к односторонним, крайним и неестественным уродливым изменениям в ядрах гипоталамуса, с проявлением определенной патологии на периферии.

Поэтому восстановление естественного, нормального гормонального статуса надо проводить не с самого гипоталамуса, а путем первичного воздействия на эпифиз и связанных, синхронизированных с ним возможно и других колебательных контуров или гироскопов.

   Учитывая всю изложенную теоретическую подоплеку гормонозависимых опухолей, нами и предложены ряд лечебных методов воздействия на эпифиз, в том числе к ним относятся актиноритмическое воздействие и гипосенсорная камера.

Но в то же время эта теория хронореза не объясняет причину и механизм возрастных изменений в эпифизе. Можно, конечно, предположить, что здесь работает принцип обратной связи из гипоталамуса, то есть гетерохронные изменения в гипоталамусе приводят из-за изменения гормонального фона в организме к изменениям активности самого эпифиза. Видимо, он тоже настроен на оптимальный уровень работы в определенных границах гормонального фона. Тогда получается, что возрастные изменения в эпифизе вторичны, а не первичны.

Похоже, что эпифиз работает с гипоталамусом по принципу обратной связи. Эпифиз своей активностью сдерживает, притормаживает активность ряда ядер гипоталамуса. Но в свою очередь, повышение активности гипоталамуса приводит к подавлению активности эпифиза, что и происходит с возрастом, а также при ряде системных заболеваний. Растормаживание гипоталамуса происходит в двух случаях. В первом – когда идет прессинг на эпифиз через ОАС, дистресс и другие причины, которые десинхронизируют и подавляют эпифиз. Во втором - растормаживание гипоталамуса происходит как следствие гомеореза, то есть самонаростания линейных изменений внутри замкнутой системы. В этом случае в связи с ростом этой системы гипоталамус из гомеостатного механизма должен, вынужден перенастраиваться для управления системой на новом уровне, в нем происходят навязанные ему изменения поднастройки в связи с постоянными изменениями на переферии. Растормаживание гипоталамуса затормаживает эпифиз.

Ограниченность возможностей воздействия на эпифиз

Кроме того, не всегда правильно утверждать, что увеличение длины темнового периода всегда будет увеличивать наращивание мелатонина в крови. То есть чем более длинная ночь или же полное отсутствие света приведет к максимальному накоплению мелатонина. Такое утверждение будет неправильным. Можно лишь говорить о тенденции к увеличению, нарастанию этих показателей. Но лишь до определенных пределов, уровней, дальше за которыми увеличение не происходит.

Дело в том, что колебательный уровень мелатонина в крови зависит не только от длительности чередующихся дня и ночи, но и от внутренних биологических часов. Поэтому этот циркадный ритм колебания мелатонина навязывается не только внешними факторами, то есть чередования дня и ночи, но и от запрограммированного внутреннего пейсмекера, то есть механизма, который изнутри запрограммирован на управление ритмом колебания мелатонина (то есть внутренние часы). Внешние воздействия корректируют работу этих внутренних часов, но при отсутствии внешних стимулирующих факторов эти внутренние часы дают очень небольшой сбой. Колебательный режим может медленно перейти из 24-часового в 48-часовой, при длительном содержании организма в темноте. Непрерывное освещение приводит к сбою этого ритма и потребности организма переходить на более короткий суточный режим, например 12 часов, то есть через 6 часов бодрствования появляется потребность в покое, и т.д.

Следовательно, пределы колебательного контура ограничены внутренним хронометром, ритмоводителем, который также ответственен за периоды покоя и активности организма. Поэтому, воздействуя через актиноритмическое воздействие на этот механизм, это не значит, что удлиняя период покоя (сна) мы уменьшим период активности (бодрствования). Происходит отмашка маятника в противоположном направлении, то есть появляется потребность в активности, и организм перенастраивается изнутри так, что восстанавливается постепенно прежний режим колебаний сна и бодрствования. Человек не может находиться во сне больше, чем запрограммировано. Такие изменения могут быть временными, компенсаторными. Затем колебательный контур выведет все на прежний режим работы. Точно также актиноритмическим лечением мы можем лишь до определенной величины изменить уровень колебания мелатонина в крови. Вернее, помочь пойти внутренним процессам пойти в направлении восстановления оптимального режима. Итак, потенциальный предел колебаний этого ритма от 12 до 48 часов. Выход за эти пределы будет насилием над этим механизмом внутреннего управления, система будет работать вразнос. то есть это частотный потенциал этого механизма. Но кроме того есть еще и амплитудный потенциал. Именно он отвечает за глубину, мощность активности и покоя.

Итак, эпифиз работает как колебательный контур, как маятник, который управляется как внешними, так и внутренними часами. Причем основными являются внутренние часы. В этом маятнике идет работа по замкнутому кольцу. Одна фаза возбуждает другую, которая в свою очередь порождает первую и так до бесконечности. Внешние факторы, ритмы могут вмешиваться в этот внутренний ритм, корректировать его, но в пределах резервных возможностей.

Частотный режим этого пейсмекера с возрастом и при ряде системных заболеваний меньше всего поддается изменениям. Но заметные изменения происходят в амплитудном режиме, то есть может выделяться с возрастом значительно меньше мелатонина, то же происходит и при ряде системных заболеваний. Внешне это проявляется в значительно меньшей активности, вялости, раздражительности, размытости качества сна.

Подводя итог всем этим изложениям, можно утверждать, что возможности корректировки функций эпифиза методом изменения внешних воздействий довольно ограничены. Ограничены они внутренними лимитами. Это означает, что воздействуя, например, с помощью определенных актиноритмов, мы не можем изменить работу эпифиза, а значит и гипоталамуса так, до такой степени, в которой они работали в детстве и ювенильности. Своими актиноритмическими воздействиями мы можем лишь снять патологическую дизритмию, десинхроноз и чрезмерную асинхронную перевозбудимость отдельных зависимых ядер гипоталамуса. То есть мы можем привести их лишь в ту норму, которая свойственна каждому этапу онтогенетического развития, снять патологические, эксцессные отклонения в них от возрастной нормы. Почему так? – Потому что на первом месте стоят внутренние часы. Но в то же время можно утверждать, что такое актиноритмическое воздействие все же сможет воздействовать и на преждевременное, а значит, и патологическое старение.

Эпифиз как демпфер для гипоталамуса

Становится все более очевидным, что эпифиз в комплексе с другими ядрами мозга играет роль также и демпфера (дословно устройство для уменьшения размаха колебаний, то есть глушит, гасит колебания в динамической системе) для гипоталамуса. Это означает, что гипоталамус как гомеостатный механизм имеет связь не только с внутренней средой организма, на состояние которой он влияет, но он также реагирует и имеет связь с внешней средой. Ему приходится корректировать свое управление на внутренний гомеостаз, но с учетом всех внешних колебательных изменений. Но внешняя среда, факторы действуют не напрямую на него, а опосредственно через другие системы.

Можно утверждать, что воздействия внешние идут в первую очередь через нервные механизмы ОАС. ОАС может привести к дистрессу. Последний является явной причиной и десинхроноза в эпифизе. Именно это изменение устойчивых состояний приводит к наведению устойчивых изменений в гипоталамусе. Прямого воздействия на гипоталамус нет, иначе он не смог бы выполнять свои прямые обязанности гомеостатного механизма. Только длительные, устойчивые изменения через систему демпферингов могут привести и перестройке в гипоталамусе.

То есть гипоталамус как саморазвивающийся гомеостатный механизм реагирует не только на свою внутреннюю среду, но и корректирует свою работу относительно внешних условий среды.
Но в данном случае подразумевается, что гипоталамус как наиболее устойчивый гомеостат реагирует не на все текущие изменения, а лишь на определенные наиболее устойчивые ритмы. В этом случае можно ответить, что на такие текущие изменения как жара, холод, голод и многие другие реагируют совсем другие неврональные механизмы, в частности вегетативная нервная система, которая осуществляет регуляцию в организме через два антагонистических влияния: симпатическая и парасимпатическая регуляции. Симпатическая регуляция мобилизует организм, тонизирует, повышает устойчивость, повышает артериальное давление, усиливает функцию щитовидной железы, возрастает обмен веществ. И это прелюдия к последующим дистрессам.

Парасимпатическая система обеспечивает восстановление сил организма, покой.

Очевидно, что в перенапряжении этих нервных регуляций жизнедеятельности заложены и основы патологии.

Инволюция вегетативных симпатических центров, сочетающаяся с возрастными и патологическими изменениями в эпифизе

Доказано, что инволюция симпатической части вегетативной нервной системы начинается в 35-40 лет. Приблизительно в этом же возрасте начинается "вырождение", усыхание эпифиза. Как известно, вегетативная нервная и ее специфические ядра в мозге являются службой быстрого реагирования. Тогда как есть центры , реагирующие медленно и ведущие к возрастной перестройке, так и к ряду застойных патологических реакций, являющихся основой иногда и опухолей.

Пока еще трудно утверждать, откуда идут первичные механизмы инволюции эпифиза: то ли это следствие общей инволюции симпатических центров, а в дальнейшем и парасимпатических, то ли это следствие гипоталамических изменений.  При угасании симпатических ядер идет иссякание живительных медиаторных адаптационно-трофических потоков.

Но интерес представляют эксперименты по насильственной электростимуляции ряда центров гипоталамуса. Гипоталамус отвечает потоком импульсов, лавиной , стекающих в продолговатый мозг. Откуда нескончаемые потоки их стекают к внутренним органам, ливнем падая на симпатические нервные центры. В итоге синапсы, через которые проходит лавина импульсов, от перенапряжения разбухают, увеличиваясь в размерах. Со временем медиаторы в симпатических нервных сплетениях исчезают. Идет истощение симпатических центров и узлов. Это показывает, что в данном случае электростимуляция гипоталамуса является причиной изменений в симпатических ядрах, а значит возможно и эпифиза, который вырабатывает свой медиатр – мелатонин. Тогда можно утверждать, что возрастные и патологические изменения в гипоталамусе могут быть и причиной изменений в эпифизе.

Гинкго  и восстановление возрастных дисфункций эпифиз-гипоталамус-гипофизной системы

Во время своих опытов доктор Дрю (Франция) на животных обнаружил, что гинкго может фактически вернуть клеткам мозга способность принимать сигналы от нейротрансмиттеров, которые управляют функциями мозга. Например, гинкго в большей степени восстановил у подопытных животных особые рецепторные области клеток мозга, увеличил выработку очень важного вещества – серотонина. Как известно, серотонин называют гормоном счастья, радости. Серотонин является в мозговых структурах не только нейротрансмиттером, то есть одним из передатчиков сигналов, но и антагонистом другого гормона мелатонина из эпифиза. Эти два гормона всегда работают вместе, но всегда находятся в противофазе друг другу. Серотонин накапливается днем, мелатонин – ночью. Чем крепче и глубже сон, чем здоровее и моложе организм, тем больше вырабатывается мелатонина, а следовательно днем больше – серотонина. Серотониново-мелатониновая система, маятник работает в оптимуме, в полную мощность. Именно в это время организм полон жизненных сил, энергии, ощущается жизнерадостность. Максимальная мощность амплитуды серотониново-мелатонинового маятника наблюдается у молодежи до 20 лет, когда они ощущают себя бодрыми, свежими, легко засыпающими и быстро восстанавливающими свой жизненный потенциал. Эта серотониново-мелатониновая система, маятник, который находится в эпифизе, обеспечивает максимальный уровень здоровья организма, отвечает за максимальную балансировку уровня всех остальных соподчиненных гормонов. Опосредствуется это управление оптимальным уровнем и режимом работы через воздействие на гипоталамус и гипофиз. Именно здесь заложены возрастные биологические часы (В.М. Дильман. кн. «Большие биологические часы»), ответственные за темпы развития, созревания и старения организма. Хорошо известно, что с возрастом начинают накапливаться нарушения механизмов сна, увеличивается депрессия, ухудшается самочувствие, нарушаются биоритмы, наблюдается возрастной дисбаланс гормонов. Все это связано с уменьшением функции эпифиза, он с возрастом попросту вырождается, уровни синтеза серотонина и мелатонина резко падают. Эпифиз считают «автопилотом», «волчком» или «гироскопом», от которого ориентируются и подстраиваются в резонанс все остальные гормональные процессы. Эпифиз как колебательный контур, маятник гармонизирует все гормональные процессы. Сбои, истощения эпифиза – одна из причин возрастных перерождений, гормональных дисбалансов и множества возрастных заболеваний, в том числе и гормонозависимых доброкачественных опухолей: аденома простаты, мастопатия, миома. Неизвестно до сих пор, как гинкго действует на уровень ночного мелатонина, но опыты Дрю показали, что уровень серотонина заметно повышается. Но, как известно, серотонин не работает один, то есть сам по себе, он всегда работает в паре, в противофазе с мелатонином. Поэтому можно гипотетически предположить, что прием гинкго увеличивает и уровень мелатонина, а из этого следует, что происходит оживление, восстановление дряхлеющей функции эпифиза. Если это действительно так, то это можно считать важнейшим физиологическим открытием, а гинкго будет признан важнейшим регулятором восстановителем этой столь важной для жизни и здоровья системы как эпифиз. Косвенным подтверждением этому является то, что при длительном употреблении гинкго восстанавливаются нарушенные механизмы сна, что может свидетельствовать о повышении уровня, концентрации и синтеза мелатонина ночью. Организм в этом случает более полноценно и глубоко отдыхает, происходит более полноценное, глубокое самовосстановление организма во время сна. Косвенным подтверждением, что гинкго действует положительно на этот серотониново- мелатониновый маятник является уменьшение ряда форм депрессий. Как известно, большинство депрессий связано с нехваткой серотонина, а значит и с нарушением работы серотониново-мелатонинового маятника. При этом хочу сразу оговориться, что эта теория серотониново-мелатонинового маятника нигде ранее в литературе не обсуждалась в том виде и понимании, как это представлено здесь. Поэтому считаю необходимым подчеркнуть, что приоритет здесь должен сохраниться за автором. Другие авторы и исследователи должны будут в своих трудах делать на это необходимую ссылку.

Актиноритмическое воздействие и витамин д

Ряд физиологов считают его даже не витамином, а гормоном. Каким-то образом, возможно, витаминоподобный гормон Д находится в противофазе с мелатонином, и это звенья одной гомеостатной системы.

В последние годы все больше ученые находят рецепторов для солнечного эликсира, особенно в клетках иммунной системы. Открыто, что витамин Д в ядрах клеток, образующих кости, пользуется теми же рецепторами, что и эстроген. Следовательно, существует единая система витамина Д, эстрогена, мелатонина, в которой могут быть сдвиги в ту или иную сторону, что и приводит к определенным специфическим заболеваниям.

Основные признаки нехватки витамина Д: близорукость, выпадение и разрушение зубов, мышечная слабость, болезненные утолщения суставов, повышенная возбудимость, нервные расстройства, раздражительность, бессонница, депрессивные состояния. Как видим, некоторые синдромы совпадают с недостатком мелатонина. В то же время, есть ряд работ, пытающихся доказать эффективность применения витамина Д в больших дозах при ряде опухолевых заболеваний. Считается, что если каждый день в течение 10 минут держать хотя бы лицо и руки на солнце или на дневном свету, то этого будет достаточно для минимально достаточной выработки витамина.

Основной поставщик витамина Д для человека рыбий жир.

Связь кожной опухоли меланомы с витамином д и мелатонином

В то же время известно, что кожные раковые опухоли стимулирует ультрафиолетовое облучение и гормональная перестройка организма. То есть провокатором болезни является ультрафиолет, который напрямую связан с системой образования витамина Д. По-видимому, у некоторых людей защитная система преобразования избытка витамина Д в другие промежуточные вещества не срабатывает, и происходит накапливание не нейтральных, неактивных веществ, как люмистерин, а их промежуточных полуканцерогенных веществ. Этому же способствует медленное возрастное снижение мелатонина в организме, который, видимо, действует в противоположном направлении, то есть как протектор от их накопления и их вредного влияния. Этим открываются шлюзы, заслоны от перенасыщения организма производными стеролами от витамина Д. Идет односторонний крен в обмене веществ. По-видимому, наиболее чувствительными и наиболее потребляющими витамин Д и его канцерогенных производных веществ и являются пигментные образования, родинки и базальный слой кожи, где чаще всего и вспыхивают раковые опухоли кожи.

По-видимому, избыток мелатонина в молодости является важнейшим фактором образования полноценных форм витамина Д3 и ряда его безвредных промежуточных форм. Тогда как с возрастом, с накоплением стрессов, искусственным удлинением светового фотопериода происходит резкое снижение мелатонина, что приводит к изменению потока химических реакций по другому руслу, с накоплением других фоточувствительных молекул-стероидов. Только благодаря высокой концентрации этих гормоноподобных стероидных веществ становится возможным вскрытие онкогенных потенций генетических программ. В норме эти программы всегда заблокированы, генетически депрессированы, закрыты. Для репрессии, взлома этих кодов нужны особо повышенные концентрации некоторых стероидных гормонов, что и происходит в условиях обычно чрезмерной освещенности организма на фоне недостаточности мелатонина, то есть на фоне незащищенности организма от этой агрессии гормонов и канцерогенов. Теперь, чтобы подавить эти патологические программы такого неогенеза, неоплазии необходимо достаточно большие дозы, концентрации антогониста этих процессов вещества мелатонина. Достичь этого теперь можно только с помощью определенных сложных методик лечения, каковым и является актиноритмическое воздействие. Достичь теперь физиологическим путем достаточно высоких концентраций мелатонина крайне сложно. Поэтому и придется идти на такие сложные и длительные процедуры, которые полностью выводят человека из повседневной жизни. Но лучше пожертвовать этим временем, чем потерять большее!

Включенные однажды патологические законсервированные программы, теперь уже сами отключиться и переити на прежние не могут, даже если внешние условия, необходимые для нормального существования клеток, вернулись. Обратный возврат на прежние программы работы теперь возможен только при значительно, многократно более мощном воздействии гормонов, действующих противоположно. Этим, наверное, объясняется возможность лечения рака в гинекологии на начальных стадиях при приеме высоких доз гормонов гестагенов. При кожных раках, по-видимому, таким гормональным действием мог сыграть витамин Д. Но в обычных световых условиях он переходит в другие стероидные формы, которые, наоборот, могут стимулировать опухоли. Для предотвращения этого, видимо, и подходят условия темноты, когда витамин Д2 может накапливаться в достаточно высоких концентрациях, способных подавлять рост злокачественных опухолей. Это означает, что актиноритмическое лечение необходимо сочетать с приемом больших доз витамина Д при кожных раках.

Становится понятным в свете сказанного почему раковые клетки становятся злокачественными , то есть не способными переходить на свои прежние программы. Этим объясняется метастазное свойство онкоклеток. Даже будучи оторваны от основного очага и перенесенные в новые условия, в том числе и в культуру тканей, они сохраняют свои злокачественные свойства. Происходит паралич, отключение прежних программ. Онкоклетки не реагируют ни на какие другие стимуляторы и ингибиторы, на которые в норме они реагировали ранее.

Кроме того известно, что активный витамин Д подавляет рост клеток злокачественной меланомы в лабораторных условиях. Пока рано делать вывод о действии этого витамина на опухоль человека. Но предварительные рекомендации: если есть необходимость избежать пребывание на солнце, поскольку уже есть заболевание меланома или какой-то другой вид рака кожи, тогда может появиться дефицит витамина Д, весьма неблагоприятный для общего состояния и здоровья. Следовательно, нужно увеличить потребление витамина Д. Отдельные авторы предлагают даже гипердозы, то есть выше от нормы в 3-5 раз.

Витамин Д повышает продолжительность жизни онкобольных, хотя причины такого эффекта пока не ясны.

Итак, можно предполагать, что витамин Д и гормон мелатонин  - это звенья одной единой саморегулирующейся системы (гомеостата), отклонения в которой приводят к определенным патологиям, в том числе и онкологическим. Здесь еще предстоит разобраться в очень тонких механизмах их взаиморегулирования.

По-видимому, ряд опухолей не может развиваться в определенных оптимальных условиях сочетания мелатонина, витамина Д, эстрагенов и других половых гормонов. Сбои, диспропорции этих гормонов приводят к проявлению онкогенных потенций.


Актиноритмическое лечение

 
Почему принят термин актиноритмы? Ведь давно уже существует термин фотопериодическая реакция, хорошо известный и понятный. Но смысл этих терминов разный. Актинос – значит темнота, ночь. И этот фактор темноты, длительность темнового периода для организма имеет свое, особое значение. Отсчет, физиологические реакции, ориентир организм берет от фактора темноты. Без темноты организм не может существовать. И в случае ее отсутствия, вернее, ее определенной длины – организм начинает неотвратимо терять свои защитные силы, заболевает. В принципе, организм может быть в темноте, сумраке, достаточно долго, тогда как непрерывное освещение ему вредно.

Это один из сильнейших и действенных физиологических факторов, который действует комплексно и глубинно на весь организм.  В науке такое воздействие называется изменением актиноритмов (т.е. изменение соотношения длины дня - светового периода - к длине ночи). Поэтому и лечение  называется  актиноритмическим. На длительное такое воздействие организм отвечает  определенной физиологической реакцией, перенастройкой своих внутренних механизмов - актиноритмическая реакция. Механизм ее сложен, но ясно одно, что он глубоко действует на высшие общеорганизменные системы, радикально изменяя его внутренний статус - прежде всего нейрогуморальный и гормональный.  Известно, что увеличение длины дня и светового потока возбуждает организм и его истощает, ведет к ускоренному созреванию и перезреванию организма, его возрастным болезням, часто усиливает имеющиеся хронические болезни. Ограничение света - хорошее профилактическое средство от многих раковых болезней. Но и это не все: полная длительная темнота, оказывается, действует и как  сильный лечебный фактор. Экспериментально учеными выявлено, что освещение, т.е. удлинение светового дня увеличивает рост и возникновение ряда опухолей, т.е. стимулирует их образование и развитие. Учитывая это, нами предложена методика темнового лечения. Причем предложено ее совмещать с периодом лечебного голодания по Бройсу - 42 дня, или фракционного голодания по Войтовичу в 21-24 дня в 3 фракции. В принципе,  это взаимоусиливающие методики, т. е. механизмы их действия синергичные. Свет через глаза и кожу действует на верховную железу организма - эпифиз, которой подчиняются все остальные, в т. ч. и гипоталамус, гипофиз, тимус и все  зависимые от них системы. Притормаживая эпифиз, тем самым можно снять  патологическую гиперфункцию гипоталамуса или его завышенные запросы на доступ крови, кислорода, гормоны, а тем самым извращенный, патологический гормональный дисбаланс, т.е. снимается гипоталамическая асинхронность управления им гормональным балансом.  Гипоталамус - это “дирижер”  всей гормональной системы. Оркестр механизмов начинает работать в унисон, т.е. появляется гармония, возврат организма, его внутренних процессов в оптимальный режим.  Как следствие -   исчезновение гормонозависимых опухолей. Учитывая, что детям до 18 лет методика лечебного голодания для лечения опухолей не рекомендуется,можно с определенной степенью уверенности утверждать, что ее может заменить в этом случае методика темнового лечения, т.к. она практически не скажется на соматический рост ребенка, а лишь на время сможет задержать его половое развитие, созревание, что совершенно безвредно, а иногда даже полезно удлинить ювенильную (юношескую) стадию развития. Как известно, удлинение ювенильной фазы развития делает особи более хорошо развитыми, рослыми, крепкими, а общая продолжительность жизни таких особей увеличивается, поэтому так благоприятно для подростков и детей удлинять их ювенильную фазу.

Также, как и лечебное голодание, темновое лечение имеет свои “подводные камни”, неумение обходить которые может нарушить все лечение.

Лучше всего применять фракционное темновое лечение по 21 - 30 дней, иногда даже до 60 дней в 3 фракции через промежутки времени, аналогичные при фракционном голодании, т.е. около 23-28-35 дней. Допустим только лишь сумеречный рассеянный и лунный свет. Поэтому большую часть светового дня пациенту лучше проводить в состоянии сна, а бодрствовать в темное время. Период, отведенный для сна, должен быть по возможности максимально увеличен.

Механизм действия

Достаточно длительное увеличение темновой фазы при актиноритмическом лечении приводит в первую очередь к снятию застойного внутреннего хронического дистресса. То есть снимается одна из важнейших компонент механизма опухолеобразований.  Ранее в теоретических разработках мы уже утверждали, что ОАС (общий адаптационный синдром) – непременная составная всех системных хронических заболеваний. Именно устранение этой составной  облегчает процесс исцеления при ряде комплексных целительских воздействий. В эту фазу лечения в организме плавно идет процесс снижения уровня стрессовых гормонов как адреналин, кортизол и др.

В то же время идет медленно процесс перебалансировки уровня половых гормонов с постепенным переходом их в оптимум или даже нижнюю границу нормы.

В организме могут в  темноте проявляться процессы, подобные этиоляции, которые известны у растений, длительно находящихся в темноте. В первую очередь такие растения теряют свой окрас, обесцвечиваются, меняют свой физиологический статус. Зрелые ткани могут приобретать физиологическую ювенильность. В интенсивно растущих этиолированных побегах резко снижается уровень веществ ингибитиров, и увеличивается концентрация стимуляторов.
Нечто подобное происходит и в тканях человека, что в первую очередь проявляется в оживлении их функциональной активности, устойчивости к патологическим факторам, коррекции и восстановлении иммунного статуса.

Происходит перенастройка и синхронизация всего гормонального оркестра, все процессы начинают работать в унисон, входят в оптимальный режим работы. Таким образом, восстанавливается и витаукт – жизненная сила.

В этих условиях неизлечимые ранее патологические процессы становятся более податливыми, а шанс излечиваемости при комплексном целительском воздействии значительно увеличивается.

Меры предосторожности

Выход пациента даже разовый на короткое время в несколько минут на яркий свет снимает весь эффект лечения. Очень важен также Якорьи постепенный выход из темнового лечения, т. к. резкий переход на нормальный световой режим может вызвать резкий стресс, что также может устранить весь лечебный накопившийся потенциал.  Начинать надо с перехода в условия нормального  рассеянного комнатного освещения на 15-20 мин, через каждые 2 часа, увеличивая период привыкания на 10-30 минут. Длительность переходного периода адаптации обычно такая же, как и  период самого лечения.

Конечно, такое лечение без необходимых условий и без помощи близких людей проводить практически невозможно. Пребывание в замкнутом помещении с пониженной активностью переносится с трудом. Исключается даже просмотр телевизора.  Допустимы физическая активность, ночные прогулки, определенный труд при освещенности, не превышающей свет от луны. Причем источник, излучающий свет, не должен попадать в глаза, а быть прикрыт, чтобы свет рассеивался из-за него. Допустим труд и при обычном лунном свете, то есть переносится период бодрствования с максимумом на ночное время.

При длительном нахождении в темноте в организме человека резко снижается уровень синтеза витамина Д, что может привести к вторичным проявлениям такой нехватки витамина Д, стимулировать ряд других скрытых болезней, связанных с этим витамином.

Противопоказания

У отдельных предрасположенных личностей такое изменение фотопериода может привести к прогрессированию депрессии и меланхолии. Вместо ожидаемого повышения уровня мелатонина у них происходит парадоксальный процесс пониженного уровня ночной секреции мелатонина. По-видимому, этот круг больных будет наименее податлив лечению.

В последние годы на Западе входит в моду световое лечение ряда сезонных психических заболеваний. Мы считаем, что это является в то же время базой для более глубоких онтогенетических процессов (ускоряется возрастное созревание и старение), а также ряду системных заболеваний, в том числе и онкологических. Используя резервные возможности восстановления психики, исчерпываются в то же время ресурсы более глубинных механизмов противостояния грозным болезням и поддержания на максимально высоком уровне иммунитета.

Показания

Считаем целесообразным применение при гормонозависимых опухолях как добро-, так и злокачественных, в органах-мишенях. 1).В гинекологии, например: миомные узлы, железисто-кистозная гиперплазия эндометрия (разрастание слизистой матки), хроническое увеличение матки, эндометриоз, патологически протекающий климакс, сбои менструального цикла с избыточным кровотечением. 2).Опухоли яичников, например: фолликулярная киста яичника, киста желтого тела (то есть функциональные гормонозависимые кисты, которые сами иногда могут исчезнуть). 3).Опухоли груди, например: фиброкистозная мастопатия и различные типы рака. 4).Опухоли простаты, например: аденома, аденокарцинома. 5).Опухоли щитовидной железы, например: диффузно узловой зоб, эутиреоз с сопутствующим ситуационным неврозом, аденоидная опухоль, злокачественные изменения щитовидной железы, в том числе папиллярный и медулярный (фолликулярный) рак щитовидной железы, а также анапластическая карцинома щитовидной железы. 6).Опухоли глаз. 7).Опухоли кожи, в том числе меланома, базалиома.

Напряженность менструального цикла – предвестник гормонального сбоя.

В медицинской практике давно уже описано патологическое состояние, называемое предменструальный синдром. А ведь причины его по ряду механизмов схожи с причинами гормонозависимых опухолей. Эти же механизмы по сути являются одной из компонент, но уже более грозного заболевания. Различие в том, что из функциональных процессов патология переходит в структурные проявления.

По сути своей предменструальный синдром является хроническим напряжением, а значит не просто стрессом, а уже дистрессом для организма. Именно через механизмы дистресса и Общего Адаптационного синдрома начинают затрагиваться и истощаться механизмы синхроноза, обеспечиваемого эпифизом, что приводит к десинхронозу ритмов.

Пока еще не известно каким образом, но ясно, что имеется связь между суточным ритмом и месячным менструальным циклом у женщин. Сбой, нарушения в суточных ритмах, актиноритмах и проявления десинхроноза накладывается на месячные ритмы, выводит их из строя, приводит к сбою. Все ритмы и циклы в организме не существуют сами по себе, а взаимообусловлены. Важнейший и ведущий все остальные циклы является суточный, связанный с мелатонином. Внешне человек вроде и спит положенное количество часов и нет особых признаков болезни, но! Механизм амплитудно- частотный колебания мелатонина нарушен, а это уже ключ для последующих нарушений по цепочке других ритмов. Все процессы в организме закольцованы. Это означает, что затрагивание любого функционального кольца (изменение его параметров) приводит к изменению других функциональных колец.

В норме симптомы ПМС (предменструального синдрома) не должны проявляться в виде какого-либо дискомфорта, когда уровень гормонов ежемесячно меняется. Возможно это при хорошей гармоничной регуляции гормонами. Однако, у 40% женщин возникают такие проблемы, а у 10-12% - крайне выражены. Менструальный процесс управляется целым гормональным оркестром. Когда все в нем играет синхронно, сопряженно, слаженно, настроено на единую симфонию ритма – процесс находится в оптимуме, организм подстроен к таким гормональным колебаниям и реагирует на них как на норму.

Многие симптомы ПМС свидетельствуют о выходе организма из состояния оптимума и во многом сродственны с симптомами дистресса, провоспалительных состояний и через поводковые механизмы, эхом отражается на работе и состоянии множеств других систем, в том числе и на психическое состояние, настроение, работоспособность и множество эхо-симптомов в других функциональных кольцах. Насчитывают около сотни самых разнообразных симптомов, которые сопутствуют ПМС. Причем большинство из них схожи с десинхронозом и дистрессом. Основные из них: бессонница, болезненные ощущения, обострение болей в суставах, спине..., эмоциональная возбужденность, внутренняя напряженность, открытие ранее затухших воспалительных процессов, например, в горле, мочевом пузыре, герпес…, головная боль, головокружение, депрессия, запоры, перепад температуры, мышечные боли, вялость, набухание молочных желез (отек), насморк, отеки лица, ног, повышенная чувствительность к свету, шуму, беспокойство, раздражительность, рассеянность, снижение работоспособности, сонливость, страх, тяга к сладкому, алкоголю, кофе.

ПМС часто усугубляет многие имеющиеся патологические процессы. Есть много болезней, которые не имеют непосредственного отношения к ПМС, но которые он может усугублять. Практика показывает, что если лечить ПМС, то, в конце концов, ваше состояние в целом улучшится. В норме менструальный цикл составляет 28 дней, но это среднее. Циклы не менее 22 и не более 36 дней – в пределах нормы. Вокруг этих циклов и могут проявляться все симптомы ПМС.

ПМС – это гормональное нарушение, которое характеризуется ежемесячным повторением некоторых физических и психологических симптомов, появляющихся в течение двух недель перед началом месячных. Затем во время кровотечения эти симптомы исчезают.

При этом обращает внимание связь ПМС с отеками груди и в других органах. А отеки – ни что иное, как компонент провоспалительной реакции. Значит, патологический ПМС в особо выраженных случаях является предшественником, основой, компонентой хронического состояния воспаления грудей, а следовательно – и база для фибро-кистозных и иных опухолевых процессов. Конечно, прямой детерминации здесь нет. Но это уже сенсибилизирующий, предрасполагающий фактор к болезни. Остается приложить еще провоцирующие, проявляющие факторы – чтобы обеспечить возможность проявления опухолей.

Симптомы депрессии, усталости, вялости, бессонницы, которые имеются при ПМС и др. соответствуют десинхронозу, а симптомы страха, резких изменений настроения, тошноты, болей и др. соответствуют как стрессу, так и дистрессу. Основным гормоном, ведущим к проявлению ПМС – является недостаток прогестерона. Все факторы, приводящие к ПМС приводят к дефициту прогестерона.

Отмечается высокая связь проявления ПМС и бессонницы. А последний ведь является важнейшим симптомом десинхроноза. Чаще всего у женщин сон нарушается в предменструальный период. Или же нарушения сна вообще сопутствуют многим страдающим ПМС.

Одним из частых проявлений ПМС является депрессия, которая может проявляться циклически, то есть соответствовать менструальному ритму. Максимальная депрессия происходит в предменструальные дни, а затем она уменьшается. Четко прослеживается связь этой депрессии с гормональными ритмами, то есть она гормонозависима.

Также имеется депрессия сезонная, связанная с актиноритмами. Но, по-видимому, разыгрываются они на одних и тех же механизмах – первично нарушения десинхроноза. Психологический стресс, душевная травма, которые приводят к депрессии, тоже обеспечивается через те же механизмы сбоя и десинхроноза. Конечно, во всех этих случаях происходит недостаток выработки серотонина (предшественника мелатонина).

Как видим, везде механизмы, казалось бы различной патологии, имеют общие корни.
Кроме того, на примере ПМС видим, как много функциональных колец сопряжено в единую систему, чтобы проявить это заболевание. На нем становится понятнее смысл термина хронические системные заболевания, к которым относятся и опухоли, и по сути являются более сложным многокомпонентным и далеко зашедшим процессом.

Неудивительно, что на фоне ПМС намного легче проявиться опухолевым процессам. Ведь ПМС – полиморфен, многокомпонентен, включает в себя огромное количество механизмов, сопряженных и адаптированных работать на новый лад, то есть не в оптимуме. Накладывание на этот фон гормонального дисонанса ряда других факторов, в том числе и инвазийных, ускоряет проявление опухолей. Как известно, ПМС сам по себе ослабляет и иммунитет, делает предрасположенным организм к кандидозу, дисбактериозу.

Не в меньшей степени ПМС сопряжен с нарушениями в щитовидной железе. Обычно, чаще всего она ″тухнет″, вырабатывает недостаток тироксина. В норме щитовидка активизирует гипоталамус, что обеспечивает нормальный уровень половых менструальных гормонов. Недостаточность щитовидки – одна из причин ПМС, когда количество прогестерона падает до уровня, вызывающего ПМС. Поэтому, в принципе, лечить надо правильно не симптомы ПМС, а причины, вызывающие нарушения в щитовидке и вызывающие десинхроноз. Важно также то, что часто щитовидка проявляет нормальный уровень гормонов, а в крови могут появляться клинические признаки ее пониженной функции –гипотиреоидизм.

Сомнотерапия

Конечно, предлагаемая нами методика полного темнового актиноритма в течение длительных периодов под силу не каждому из пациентов. Банальное отсутствие жизненных условий для этого. Естественно в будущем для этого должны быть специализированные лечебные санатории и Центры, расположенные не в городах, а в удалении от них, например, лесу и т.д., но для тех, кто все же хочет лечиться по этому принципу, можно предложить упрощенные, суррогатные варианты. Одним из них является искусственное удлинение полностью темнового периода на 2-4 часа. Лучше бы соблюдать эти дополнительные часы также в условиях тишины и покоя, поскольку они в принципе действуют наподобие светового воздействия. При возможности в период с 14 до 16 часов находить также возможность пребывать на 0,5-1,0 час в условиях темноты.

Кроме того, оптимальным решением было бы не просто удлинение темнового периода, но и удлинение, по возможности, периода сна, что значительно бы усилило лечебное действие фактора темноты.

Современное общество в угоду интенсификации жизни пошло по пути ущерба периода ночного сна. Его пытаются как можно больше укоротить, уплотнить. Современные медики считают необходимой нормой сон около 8 часов. Но ведь еще в начале века, впрочем, как и тысячи лет назад, люди спали на 1,5 часа дольше, так как они были "завязаны" на световой день (свечи были дороги). Летом спали меньше, зимой – отсыпались. А биоритмы остались сейчас такими же, как и раньше. НТР не изменила физиологию человека, она только подхлестнула ритм его жизни. Большинство человекообразных обезьян обладает сходными с человеком суточными ритмами. Если за норму принять, что общая продолжительность сна в сутки равняется ночному сну плюс короткому дневному, то у обезьян общее время сна составит десять часов, а гориллы – двенадцать часов. Следовательно, люди спят на 2,5 часа меньше, чем им следует.

Специальные сложнейшие научные исследования на людях в США по выявлению нормальной продолжительности сна показали тоже, что этот сон должен быть не менее 10 часов.

Цивилизация перечеркнула значимость этого ритма своими ночными или скользящими сменами, работа по графику или вахтовый труд, полуночниками, зубрящими или читающими всю ночь напролет, или смотрящих ночные телеканалы и многого другого, что соблазняло и поглощало в ночную жизнь. Вот так человек сбил свой собственный колебательный ритм, ушел в длительный десинхроноз.

Кратковременное недосыпание ведет к одним заболеваниям, а хроническое, постоянное – к другим хроническим системным заболеваниям, когда включаются не просто механизмы десинхроноза, то есть и стресса, а – дидесинхроноза, то есть дистресса. Например, известно, что когда студенты не спят по две ночи подряд перед экзаменом, то вечером третьего дня у них проявляются симптомы простуды. Люди, находящиеся в длительном беспокойстве по 2-3 дня, например бизнесмены, преступники обнаруживают, что у них воспалено горло или другой ослабленный орган. Врачи в больнице вводят строго по графику лекарство больному, для этого будят его за ночь несколько раз, а его инфекционное заболевание переходит из острого в хроническое. Но после выписки он ″чудесным″ образом излечивается дома лишь за несколько ночей непрерывного сна.

Хроническое беспокойство, утрата близкого человека, дистресс приводит к другим типам заболеваний, в том числе и онкологическим.

Только во время сна могут включиться определенные мозговые структуры, которые определяют иммунитетом. В свою очередь патологические инфекционные процессы и др., которые приводят к определенным состояниям иммунных организмов определяют и состояние ряда мозговых структур, управляющих иммунитетом. В первую очередь иммунитет общается с мозгом посредством интерлейкинов. Главная цель интерлейкинов – восстановление лимфоцитов, борющихся с инфекцией. Ежедневно, ежеминутно наш организм находится в состоянии активной обороны: микробы, грибки, вирусы… Наиболее активно борются лейкоциты. Один из их видов клетки- мусорщики – впитывают в себя любую инвазию. Лимфоциты – работают в крови. Но склонны скапливаться в селезенке, где они отфильтровывают микробы из крови, они также собираются в лимфоузлах, где отфильтровывают микробы из лимфы. В случае инфекции количество лимфоцитов в лимфоузлах увеличивается, что вызывает опухание узлов. Деятельность лимфоцитов координируется при помощи высвобождения цитотоксинов. Интерлейкины – наиболее важные из них.

Часто при острых инфекционных заболеваниях больные становятся очень сонными. Продолжительность и потребность во сне увеличиваются. Связывают это с увеличением интерлейкинов, то есть когда иммунная система приходит в повышенное боевое состояние. Кроме того, часть веществ иммунитета, попадая в мозг, приводит к повышению температуры, то есть защитной реакции, которая помогает бороться с инфекцией. Происходит ускорение внутренних процессов и метаболизма, синтез антител усиливается. Некоторые микробы не переносят повышенную температуру и гибнут. На фоне повышенной температуры заболевание протекает быстрее. Но, кроме повышения температуры, стимулируют и сонливость. Плохо, если во время болезни организм сонливости не поддается, то есть иммунитет не работает.

Существует неоспоримое мнение, что сон – часть защитной стратегии организма.

Деятельность иммунной системы может , следовательно, заставить нас спать больше, но и обратное утверждение верно: иммунная система становится более активной, когда мы спим.

Ст. Корен в книге ″Тайны сна″ пишет, что во время сна появляются стойкие волны активности иммунной системы, некоторые из них работают синхронно с нашей пищеварительной системой. В норме увеличение активности иммунной системы во время глубокого сна может защитить организм от любых микробов, которые попали в кишечник с пищей. В то же время лимфоциты, антитела и интерлейкины служат организму для борьбы с инфекционным воздействием других бактерий, вирусов и прочей инвазии идущих через кожу, слизистую и т.д.

В опытах на крысах, которых лишали сна, и они после нескольких недель такого обращения начинали худеть. Затем они теряли способность к регуляции температуры тела и впоследствии просто погибали. Выяснение причин их гибели показало, что никаких существенных изменений в их органах, кроме мочи,  не было.

Но обнаружено, что крысы, умершие от лишения сна, очень походили на больных раком, чьи организмы были ослаблены химиотерапией или каким-нибудь истощением, вызванным самим заболеванием. Когда рак переходил в последнюю стадию, больные часто страдали от многочисленных вторичных инфекций, ведь их отравленная иммунная система теперь не справлялась со своей работой и они больше не могли бороться с возбудителями заболеваний. Неудивительно, что причиной смерти таких больных скорее будет инфекция, чем собственно рак. То есть крысы, лишенные сна, были по-видимому, инфицированы в крови. Но удивительное в том, что ранее до этого эти же крысы нормально уживались с инфекцией. Инфекция была для них не паразитной, а сапрофитной (неопасной). У крыс, лишенных сна, произошло полное разрушение иммунной системы.

Накапливается все больше сведений, показывающих, что сон является жизненно важным фактором для предотвращения заболеваний.

В опытах на кроликах их инфицировали бактериями стафилококка, что приводило к увеличению продолжительности глубокого сна, и в результате они оказались более способными к выживанию. Во втором эксперименте применялись другие инфицирующие возбудители, включая вид бактерий E. Coli. Результаты были аналогичными, с той лишь разницей, что в этом случае у животных почти отсутствовал медленный, глубокий сон. В итоге большинство животных погибало.

Есть эксперимент, показывающий, что если крыс лишить сна всего на восемь часов, а потом ввести в организм небольшую дозу инфекции, реакция антител будет слабой. Более того, защитная реакция наступает с большим опозданием. У мышей, лишенных сна, наблюдается уменьшение стойкости по отношению к инфицированию вирусов гриппа легких. У них также наблюдается снижение способности вырабатывать интерферон и другие жизненно важные субстанции для борьбы с инфекцией. На людях исследования тоже показывают, что потеря даже нескольких часов сна может нарушить привычный характер ответной реакции иммунной системы.

Теперь становится понятным, почему студенты, недосыпающие перед экзаменами, болеют одними инфекционными болезнями, а люди, страдающие длительной бессонницей или ненормальным количеством сна, например люди, подверженные депрессии и стрессу вследствие смерти родственника или по другим причинам часто заболевают неизлечимыми болезнями и умирают в течение одного или нескольких лет. Очевидно, любая ситуация, приводящая к сокращению времени на сон, может вылиться в ослаблении иммунной системы.
Связь между иммунной реакцией и лишением сна может объяснить и другие медицинские проблемы. Некоторые разновидности рака протекают очень болезненно и нарушают сон. Было замечено, что у многих жертв таких заболеваний развивается тот же вид бактериальной инфекции, что и у крыс, лишенных сна.

Широкомасштабные американские исследования показали статистически достоверно, что люди, которые спали в последние годы мало, имели смертность от различных заболеваний намного выше, чем те, которые спали больше. Состояние, индекс здоровья у первых был выше.

В финских подобных исследованиях также было показано, что у мужчин, у которых наблюдался плохой сон, смертность была в 2,5 раза выше, чем у тех, кто имел нормальный, более длительный сон. В дальнейших исследованиях было найдено, что среди мужчин плохое здоровье наблюдалось в 6,5 раз чаще у тех, кто спал мало.

Недосыпание – это серьезно, как в плане ближайших последствий (утомляемость, замедленная реакция, ухудшение памяти, сообразительности), так и в плане изменений, которые накапливаются с годами, а особенно страдает запас прочности организма, ускоренное его изнашивание, а также последующие вегетативные кризы (гипертония, патологический климакс) и гормональные сбои, патологическая напряженность менструального цикла.

Недосыпания и переутомления нарушают работу механизма, отлаженного тысячелетиями, так накапливается нехватка сна и снижается потенциал резервных сил, или запас прочности. В ряде случаев мы не осознаем недосыпа – бодрим себя кофеином, чаем, табаком. Все они вмешиваются в качество сна, ломают наши биоритмы, разрушают и увеличивают время вхождения в сон, делают его более поверхностным, беспокойным, увеличивая число ночных пробуждений. А в хронической ретроспективе это приводит к скрытому десинхронозу и размыванию, исчерпыванию наших резервных сил здоровья, подталкивания баланса в пользу патологии. Обычная чашка кофе содержит достаточное количество кофеина, чтобы ″украсть″ из нашего полноценного сна 0,5-1 часа, а учитывая, что все мы поголовно хронически не досыпаем, еще более усиливает наш десинхроноз. 

Потребности во сне здорового и больного человека. Итак, полноценный сон необходим для эффективной борьбы с вирусами, бактериями и раковыми клетками. Здоровому сну способствует аромат лавандового масла. Поэтому, если у вас проблема с засыпанием, положите рядом мешочек с лавандой или лавандовое масло. Желающие могут заказать лаванду по нашему адресу.

Но как бы мы себя не приучали – свои 9-9,5 часов сна необходимо иметь, а больным с хроническими системными запущенными заболеваниями этот период должен быть по возможности удлинен еще больше, на 1-1,5 часа. Кроме того, им рекомендован и дневной сон 0,5-1 час, конечно же в условиях полной темноты и покоя.

Дневной сон – необходимое условие для лечения.

Для многих хронических системных заболеваний и относящихся к "неизлечимым", мы рекомендуем обязательный дневной сон, чтобы увеличить таким образом продолжительность сна до 11-12 часов. Но большинство пациентов при попытке дневного отдыха не могут достичь полноценного глубокого сна. В лучшем случае это поверхностная дремота. И не удивительно. Естественный ритм, который присущ только здоровым людям, ими давно уже утрачен. В принципе дневная сонливость или проявление малого сна днем – это врожденное свойство, присущее всем людям, но только здоровым или детям. Почти поголовно люди сломали этот дневной ритм малого сна, затерли его и подавили за счет механизмов адаптации и черпания резервных механизмов. Причина проста – у взрослых, а тем более изнуренных болезнями людей, не хватает мелатонина и его противофазы – серотонина, чтобы завести этот комплекс сложнейших механизмов, обеспечивающих в погружение сна. Мелатониново- серотониновые потоки, русла давно уже поиссякли, а часто и полностью высохли. Их теперь с большим трудом, внатяжку хватает, чтобы обеспечить хотя бы большой ночной суточный ритм сна. Да и сон этот ночной не столько физиологичен, то есть обеспечен естественно гормонами, а более рефлекторен, обеспечен за счет иных нейросомногенных структур, а значит этот сон более механистичен, менее глубок и менее качественен и целебен.

Поэтому таким больным нужно заново возрождать этот физиологический ритм, даже не взирая на то, что настоящего дневного сна нет. Но организм надо приучать к нему, подготавливать настойчиво и методично. Постепенно этот дневной сон через несколько месяцев начнет переходить из рефлекторного в физиологический, то есть восстанавливаться естественные генетически заложенные механизмы дневного сна. Медленно через 5-8 месяцев начнут оживать мелатониново – серотониновые русла и иммунитет.

Именно это позволит накапливать организму необходимые резервы, то есть запас прочности, которые помогут справиться не только с дистрессами (последняя фаза стресса, запредельное истощение резервных сил организма), но и хронической патологией.

К сожалению, удлинение периода сна не совсем может дать само по себе определенное лечебное воздействие. Это связано не только с длительностью сна, но и его качеством, то есть той глубиной сна, теми специфическими глубинными фазами сна, которые именно и дают лечебный эффект. Как ни странно, большинство больных, обладая часто повышенной сонливостью и имея даже удлиненный период сна не получают от него облегчения и лечебной помощи, так как сон их рваный, поверхностный, а значит не дает энергии, достаточной тем глубинным структурам мозга, которые от него заряжаются и восстанавливаются, что позволяет им затем включить мощные механизмы восстановления иммунитета и выделения особых целебных нейрогуморальных веществ. Для того, чтобы усилить этот лечебный эффект, нами предложены разработки по созданию гипосенсорной камеры. Цель ее – однозначное введение любого больного и нуждающегося в самые глубокие и максимально длительные фазы сна. Подробности о гипосенсорной камере смотрите в приложении.

Показания: все функциональные нервные расстройства, связанные с истощением нервной системы, хроническим стрессом (дистресс), биологическим десинхронозом, изнурительными болезнями, в том числе и инфекционные, болезни, связанные с иммунопатией и т.д. В этот круг входят и вегето-сосудистая дистония, предменструальная напряженность, ряд хронически текущих, трудноизлечиваемых инфекционных болезней, язвенные процессы в желудке и желудочно-кишечном тракте.

Как обязательное сопутствующее лечение при ряде хронических системных заболеваний, в том числе при онкологии.

Связь качества сна с предменструальным синдромом (пмс)

Набор психо-эмоциональных синдромов с ПМС у многих женщин оказался настолько значителен, что были выделены психиатрами даже в особое предменструальное дисфорическое расстройство. Эксперименты Кэтрин Ли показали, что у женщин, испытывающих предменструальные срывы настроения, изменены качественно фазы сна. Особенно ценные стадии 3-4-и сна, то есть глубокий, освежающий сон уменьшается. Именно на этих стадиях организм женщины способен выдерживать разрушительное действие высоких доз прогестерона, приводящих в поределенных случаях к ряду предпатологических состояний. В природе на этой стадии менструального цикла с пиком подъема  прогестерона происходит естественное увеличение длительности сна у животных, навязанная сонливость. У человека осуществление потребности во сне чаще всего не осуществляются, что и приводит к десинхронозу и ряду патологий. Поэтому у женщин с завышенными чрезмерно менструальными симптомами естественно должна быть увеличена длительность сна, и особенно необходимо добиваться качества сна, то есть глубокого сна. Без этого, этот хронический патологический десинхроноз становится базой, фундаментом ряда дальнейших грозных заболеваний, в том числе и опухолевых. Только в глубоком достаточном сне можно нейтрализовать патологическое действие завышенных доз прогестерона.

Гипосенсорная   камера

 
В экспериментах на животных многократно и однозначно было показано, что содержание их в определенных длительных, то есть хронических, стрессовых условиях резко усиливает прогрессирование уже имеющихся у них опухолей, а у тех, которых опухолей не было – резко увеличивается процент заболеваемости опухолями. Также имеющийся практический опыт среди больных достоверно подтверждает усиление как заболеваемости, так и степени тяжести заболевания при сочетании их с различными сильными стрессовыми факторами, например, различные длительные душевные переживания из-за неустроенности, длительных проблем в личной жизни, душевные и моральные потрясения, депрессия, душевная боль и трагедия, переживания из-за смерти близких и дорогих людей и многое другое, что хронически травмирует психику и душу людей.

Связь этих факторов с опухолевыми болезнями идет через механизмы стресса или Общего Адаптационного Синдрома (ОАС, по Г. Селье). В нашей схеме, объясняющей системные болезни, к которым относятся и опухолевые, ОАС является механизмом опосредствующим и являющимся базовым для неспецифических компонентов болезни.

Ранее мы уже обосновывали необходимость разложения системной болезни на компоненты, что позволит облегчить процесс излечения, вернее, исцеления. Такое разложение патологического процесса на компоненты позволит разорвать самозацикливание и самоусиление специфических и неспецифических компонентов болезни. В этом случае разрыва патоколец упростятся методы лечения по одиночке составных компонентов болезни, существующих независимо, то есть сами по себе.

Системные хронические болезни имеют особенность – сложность их механизмов и крайне тяжелую излечиваемость. Эта их специфика связана с тем, что общий единый патологический процесс связан с соединением воедино, закольцовыванием множества рядовых отклонений от нормы в целой группе систем. Причем эти патологические отклонения от нормы сами по себе более-менее могут корректироваться обычными имеющимися методами воздействия на каждый из них. Однако, когда эта группа частных отклонений от нормы сливается в единый, самоподдерживающийся, самодостаточный патологический процесс, то устойчивость такой образовавшейся новой патосистемы многократно возрастает, причем в такой прогрессирующей степени, которая не равна сумме этих патологических процессов, а многократно их превышает. Образуется замкнутая, саморазвивающаяся патосистема в организме – своеобразный “организм” в организме, с диаметрально противоположными функциями и “интересами”. Новая, независимая “система-организм” настолько мощно соподчиняет под себя пострадавшие функции, что начинает доминировать над общими защитными силами организма, новый “организм” просто сламывает и подавляет многие стороны защитных систем организма. В этом случае образуется как бы паразитная система-организм, которая эксплуатирует те же функции и системы, которые должны были бы защищать организм.

Но что значит разложить системный самоподдерживающийся процесс на компоненты, то есть рассоединить их? Задача довольно не из легких. Здесь нужны неординарные решения. Для этого нами разработана и предложена гипосенсорная камера. Мы считаем ее идеальным средством и наиболее оптимальным решением для снятия неспецифической базы – основы в системных заболеваниях, в том числе и опухолевых.

Кроме того известно, что исцеление от опухолей иногда достигается с помощью методик имажинации и медитации, предназначенных для снятия стресса и с помощью воображения вживание в ощущение состояния здоровья. То есть с помощью сознания проводится перепрограммирование высших нервных функций тех состояний и ощущений здоровья, которые были до болезни, например, в детстве и юности. Это ощущения бодрости, свежести, легкости, жизнерадостности, счастья. Возврат этих ощущений здоровья включает возврат высших программ и механизмов, поддерживающих гомеостаз здоровья.

Но методики самопрограммирования не получили нужного распространения из-за сложности и низкой эффективности.

С этой позиции нам стало ясно, что наиболее правильное решение в этом направлении было бы достижение состояния метапрограммирования, то есть с помощью особых методов ввести организм и все психические и высшие нервные функции организма в состояние такого глубокого покоя, когда автоматически отключается ОАС, то есть механизмы хронического внутреннего дистресса, а значит и снятие высших патологических “колец” патологии, разрыв порочных кругов. В этом случае, когда отсутствует прессинг патологических колец, начинается автоматический процесс саморегулирования, самоперепрограммирования и возврат на естественный заданный гомеостаз здоровья. Этот гомеостаз изначально запрограммирован на оптимальные функции и константы, присущие для здоровья. Снятие патологических колец позволяет включиться автоматическим системам подстраивания, подрегулирования функций, возврат их в норму.

Ранее мы рассмотрели, как влияет на восстановление гормонального сбоя, снятие элевации гипоталамуса и коррекции ОАС, а значит и на определенные опухоли применения актиноритмического воздействия.

Но оказалось, что эти исследования могут быть лишь частью возможностей, которые дают более широкие исследования по метапрограммированию физиологических процессов с помощью предложенной нами гипосенсорной камеры.

Актиноритмическое нулевое воздействие на организм, то есть полное отсутствие света, как мы поняли, может быть лишь частью того более глубокого и радикального воздействия с целью восстановления до нормы глубинных функций мозга, работы гипоталамуса, восстановление гормонального оптимума, снятие дистресса и ОАС и др.

Свет является лишь одним из пяти сенсорных компонентов воздействия на организм, в том числе тактильное, тепловое, слуховое, обонятельное.

Многие ученые, исследователи ставили целью научиться на время отключать эти пять входных каналов, с помощью этого изменять параметры работы ряда функций, вернее, вмешиваться и управлять автоматической работой организма , его вегетативными функциями, а также подсознанием.

Осуществить эту мечту мягкого безвредного отключения сразу всех пяти входных каналов с целью ввести организм в особое состояние, нечто подобное каталептическому, вернее, трансгипнотическому, с последующим сохранением автоматического, самого древнего режима самоуправления не удавалось ни одному исследователю. Предположительно, это состояние достигали в единичных случаях йоги.

Наиболее близко к осуществлению этой идеи – мечты подошел американец Дж. Лилли, работавший в программах на Пентагон. В его книге “Центр циклона”, Киев, издательство “София”, 1993 г., описывается, как они смогли достичь нечто подобного состояния с помощью разработки технических средств, обеспечивающих условия, равноценные невесомости, достижимых в неземных условиях, снимающей чувства гравитации.

В принципе, все остальные четыре входных канала технически отключить несложно. Именно чувство гравитации при отключении во сне всех пяти чувств восприятия продолжает функционировать, что создает ряд неудобств во сне, застой крови и недостаток ее поступления в определенные места. Это заставляет спящего постоянно ворочаться, постоянно менять свое положение, а значит, держать на высоком бодрствующем уровне определенные центры, связанные с гравитационным контролем и кровенаполнением органов. Значит, работает мощный очаг возбуждения, который никогда не затухает и не позволяет пройти в более глубинные стадии релаксации и сна.

Редко во сне мы теряем чувство гравитации и именно тогда нам начинают сниться эйфорические сны левитации, то есть полета во сне. В этот период отдых наиболее полноценен. Кстати, Лилли в своих исследованиях проник не глубже эмоциональных структур. Обычно это проявляется в появлении галлюцинаций, “видений”, то есть реакции, подобные при приеме наркотиков, например, ЛСД. Полного отключения коры и подкорки не происходило. Наоборот, происходит обратная реакция возбуждения определенных центров, парадоксальные реакции, утомляющие и истощающие испытуемых так же, как и прием наркотика. Здесь явно нет глубокого торможения, подавляющего циркадные ритмы. Выход на этот рубеж позволил Лилли изучать различные паро-нормальные феномены. На большее Лилли и не рассчитывал, да и не мог. Ведь каждое погружение в это необычное состояние могло продолжаться не больше того периода, чем позволяет механизм циркадности, то есть естественного ритма чередования фаз бодрствования и сна. Эту циркадность, которая обеспечивается врожденными механизмами, то есть особым ритмоводителем ему преодолеть не удалось.

Там, за пределами этого рубежа, лежит царство еще более глубинных структур.

Сон, торможение, покой, достигаемый в камере невесомости, отличается от гипноза тем, что глубина тормозных процессов здесь намного глубже. Иррадиация торможения настолько мощна, что “затапливает” бурлящей волной все многое количество энергетических станций, возбужденных и перевозбужденных до патологии центров, а также застойных патологических колец-доминант. Происходит тотальное их подавление, а множественное и равномерное их подавление приводит к их равновесному состоянию. Каждый центр почти не связан с другим и работает на автономном минимальном режиме работы. Это может привести к снижению в дальнейшем порога чувствительности ряда центров, например, в гипоталамусе, разрыву патологических цепочек. Становится возможным, реальным достижение ранее невозможного, то есть снижения элевационных механизмов, снижается чрезмерная активность и перевозбужденность многих ядер гипоталамуса, что хронически истощает, изматывает подведомственные ему системы, приводящие всю эту линию работы в разнос, что на уровне ряда органов приводит ко многим патологиям, в том числе и опухолевым. Многие центры активности возвращаются в то изначальное состояние, в котором они были до начала проявления патолого-функциональных отклонений. Следовательно, возможности излечения в гипосенсорной камере позволяют делать уникальные вещи, что не позволяет делать ни один другой метод.

Гипосенсорная камера, снимая надежно и гарантированно хронический дистресс и ОАС, исключает их как ведущую компоненту во многих системных хронических заболеваниях. Это существенно увеличивает шанс излечения ряда системных и инкурабельных болезней,  становится намного шире и диапазон излечиваемых болезней, которые ранее считались практически неизлечиваемыми.

В своих исследованиях Дж. Лилли правда ставил себе в задачу совершенно иные цели – научиться управлять подсознанием, подкоркой. Он и не подозревал, что разработанные им условия погружения организма в особое “летаргическое” состояние позволяет решить многие другие задачи, а самое главное – восстановления здоровья, излечения от многих болезней, а также приближение к программам по омоложению организма, его реювенилизации. Поэтому, нами эти камеры еще называются “ювенальными”. Мы исходили при этом из того, что старение, как и многие болезни возраста связаны с так называемыми элеваторными механизмами, происходящими в гипоталамусе и других диэнцефальных структурах мозга. Это означает, что во всех этих случаях происходит повышение порога чувствительности многих центров гипоталамуса, то есть повышается толерантность этих центров к запросу с периферии. В конечном итоге, вся система вынуждена работать на более высоком режиме работы, постепенно выходит за пределы оптимума и работает вразнос, то есть на самоуничтожение. Этот же механизм обеспечивает процессы созревания организма (адальтус), затем его перезревания, то есть выход за пределы оптимума (матура), а затем и на самоуничтожение (сенелит).

На тех же принципах развития и физиологических структурах развиваются и основные болезни людей,  как атеросклероз и многие опухоли.

Прототипы гипосенсорной камеры

Чтобы проанализировать сущность предлагаемой гипосенсорной камеры обратимся к описанию аналогичных опытов, их целей и результатов по первоисточникам. Процитирую подробную подборку по материалам сенсорной изоляции у Годфруа Ж. (Что такое психология: в 2-х т. Т 1: Пер. с франц. – М.р.: Мир, 1992).

Самый известный в научном мире эксперимент с сенсорной изоляцией – это эксперимент, произведенный в Университете Мак-Гилла в 1956 г. Героном и его сотрудниками.

Ученые предложили добровольцам за деньги пробыть как можно дольше в специально устроенной изолированной камере. Все, что от низ требовалось, - это лежать там на маленькой кровати, причем руки испытуемого вставлялись в длинные картонные трубы (чтобы как можно меньше было осязательных стимулов). Благодаря использованию специальных очков глаза воспринимали только рассеянный свет. Слуховые же раздражители маскировались беспрерывным шумом работающего кондиционера и вентилятора.

Испытуемых кормили, поили, и они по мере необходимости могли заниматься своим туалетом, но в остальное время должны были оставаться максимально неподвижными.

Большинство из них в начале эксперимента были уверены, что это легкий способ заработать, а плюс к тому и продолжительный отдых. Так оно и было на самом деле в первые часы изоляции. Но когда тело отдохнуло, ситуация очень быстро стала такой, что лишь немногие испытуемые были способны продолжать жить в этих условиях больше двух-трех дней. Только небольшая группа выдержала несколько дольше, а максимальное время не превысило шести дней.

Что же происходило – почему ситуация становилась до такой степени невыносимой?

Вначале большинство старалось сконцентрироваться на своих личных проблемах, но вскоре испытуемые стали замечать, что их разум уходит в сторону от этого. Очень скоро они потеряли представление о времени, затем наступили долгие периоды, когда они вообще не были способны мыслить. Чтобы избавиться от монотонности, испытуемые с удовольствием соглашались слушать детские рассказы и даже начинали требовать, чтобы им давали их слушать еще и еще.

Более 80% испытуемых утверждали, что они были жертвами зрительных галлюцинаций: стенки ходили ходуном, пол вращался, углы округлялись, цвета становились такими яркими, что на них невозможно было смотреть. Один испытуемый даже говорил, что "видел" процессию белок, дефилирующих решительным шагом с мешками на плечах. Что касается тела, то казалось, что оно раздваивается, дух (сознание) отделяется и летает по камере, глядя на свою материальную оболочку, лежащую на постели.

Испытуемых подвергали психологическим тестам до, во время и после их пребывания в камере. Почти все показали посредственные результаты во время эксперимента. Многие стали неспособны решить простые задачи на умозаключение или проделать легкие математические расчеты, а у многих наблюдались расстройства памяти. Однако через некоторое время после выхода из камеры испытуемые вновь обретали свои умственные способности.

У исследователей, проводивших этот опыт, не оставалось никакого сомнения, что отсутствие стимуляции приводит к кратковременному полному разрегулированию организма, лишает его всякой возможности самоконтроля и контроля над окружающим миром.

Лилли (Lilly) – нейрофизиолог, пытался проверить на себе самом, какой опыт организм, погруженный в водную среду, может приобрести в условиях полного отсутствия взаимодействия с привычным ему окружением. Так, Лилли провел несколько часов, изолировавшись в кессоне, обычно предназначавшемся для проверки снаряжения водолазов. Это большой резервуар, наполненный водой с высокой концентрацией соли; температура воды близка к температуре человеческого тела. Попав в "кессон", организм оказывается полностью изолированным от внешнего мира. Испытуемый находится в полной темноте, ничего не слышит и, самое главное, находится почти в состоянии невесомости в жидкости, которую его кожа не может чувствовать, так как температура тела и жидкости почти одинакова. Лилли отметил, что в начале эксперимента происходит подъем внутреннего напряжения, которое становится почти невыносимым и вызывает сильное желание выйти из камеры. Но, когда человек решает все же остаться, у него начинает появляться новое состояние сознания. Внимание испытуемого мало-помалу фиксируется на ощущении легкости, которое вскоре заполнит все его существо. Мысли, сосредоточенные раньше на повседневных заботах, постепенно будут уступать мечтаниям и фантазиям очень личного характера, эмоциональный заряд которых вскоре доходит до предела. В этот период испытуемый достигает высшей фазы необычных переживаний, когда он будто бы смотрит внутрь самого себя и проецирует наружу свое собственное содержание. Тогда наступает разрыв с пространством (растормаживаются, высвобождаются более глубинные пласты) и со временем, и наводятся мосты между отдаленными местами или между разными периодами. "Дух" (сознание) перемещается с феноменальной скоростью и оказывается в других местах, с известными или неизвестными испытуемому людьми, где он живет и переживает вместе с ними эпизоды, которые происходят, как кажется, в эти моменты, или же начинает парить над "городом". Он ощущает себя так, будто может все видеть, все слышать, все чувствовать, будто он – начало чистого сознания! (Но мы считаем, что это лишь первая возможная фаза погружения в сознание, вернее за сознание и за механизмы "контролера реальности", когда начинают включаться, растормаживаться, доминировать другие более глубокие механизмы мозга).

Эти работы Лилли позволяли изучать "внутренний мир" человека. Однако, он столкнулся здесь с непонятными психологическими "парафеноменальными" явлениями, которые и увели его в сторону от более глубинного сокровенного – возможности изучения механизмов управления физическими процессами организма, которые управляются глубинными структурами мозга, возможности коррекции этих процессов в случае патологии и т.д. В своих работах он начал описывать карту внутреннего пространства.

Принципиальное отличие опытов Лилли было в том, что он освоил методику отключения эффекта гравитации. Этим его опыты в корне отличались от подобных, что и позволило ему достичь совершенно противоположных результатов. Еще бы! Испытуемый, будучи погружен в воду, сохраняет более 90% энергии, которую в обычных условиях тратит на преодоление собственный тяжести, чтобы поддерживать тело в равновесии; и эта энергия может быть направлена на внутреннюю деятельность.

Кроме того, расслабление, вызванное состоянием невесомости, ведет к гармонизации различных частей мозга. Как показывает электроэнцефалограмма, правое полушарие "интуитивное"и обычно под доминирующим влиянием левого, более "рациональное" полушарие – начинает функционировать в том же ритме, что и левое. Это восстановленное равновесие между высшими отделами мозга приводит к большей гармонии между корой и двумя другими отделами – рептильным и эмоциональным мозгом.

Со своей стороны  ретикулярная формация, освобожденная от функции отбора внешних сигналов, допускает теперь проникновение наверх множества внутренних сообщений, полностью игнорируемых в повседневной жизни. Кора головного мозга начинает прислушиваться к биению сердца, к циркуляции крови в сосудах или же к функционированию внутренних органов, которые обычно автоматически –контролируются рептильным мозгом.

Что касается отделов мозга, ведующих эмоциями, то им не приходится больше поддерживать готовность организма к реакциям на внешние стимулы, и в результате секреция гормонов с общеактивирующим действием сменяется выработкой таких веществ, как эндорфины, а эти вещества в свою очередь позволяют коре, продолжающей бодрствовать, погрузиться в состояние, близкое к наблюдаемому на первой стадии сна, для которой характерно появление тета-волн. Речь здесь идет о состоянии, благоприятном для творчества, а также для возникновения внутренних образов, идущих из подсознательного уровня.

Но попутно обращу внимание на то, что эта методика позволяет снять! Застойные секреции гормонов с активирующим действием. Проще это означает, что эта методика является ключом к снятию Общего Адаптационного Синдрома и дистресса, которые переходят в застойные патологические хронические очаги при многих патологических процессах. Это означает, что становится возможным без лекарств, без химии, без насилия над организмом снять эти патологические замкнутые кольца стресса и дистресса, вернуть организм в изначальное оптимальное, гармоничное состояние, без довления одной системы над другой.

По-видимому, эта же методика позволяет снять и хронический патологический десинхроноз, а значит восстановит работу эпифиза, усилит выделение гормона мелатонина, которое особо подавлено при десинхронозах, возрастных болезнях, онкологии, общем истощении и изнурении организма. Поэтому на этот метод как ключ мы возлагаем особые надежды как на наиболее перспективный потенциальный метод восстановления биоритмов, гормональных возрастных и патологических дисбалансов, коррекции их и возвращение параметров функционирования этих механизмов тем, которые которые присущи возрасту максимального здоровья молодости.

Методика. Дж. Лилли в своих экспериментах помещал испытуемых в условия полнейшего безмолвия, идеальной тишины, для чего создавалась специальная звукоизоляция. Также обеспечивалась полнейшая светоизоляция. Для достижения эффекта невесомости человека погружали в лежачем положении в воду бассейна. При этом была продумана специальная система, предотвращающая мацерацию (размокание) тела при длительном нахождении в воде, а также устройство для бесперебойного и безопасного дыхания в случае нахождения носа ниже воды. Для снятия температурного раздражения была подобрана постоянная температура воды = 35`С. В этих условиях сознание человека могло глубоко и на продолжительный период отключаться, человек погружался в особое трансоподобное состояние, когда стало возможным введение в него особых программ. Человеку, подобно как и в гипнозе, можно было ввести и многие неприемлемые и неправдоподобные программы. Это объясняется тем, что иррадиирующее торможение и отключение сознания отключают и так называемый механизм “контролер реальности”, который анализирует любую информацию, поступающую в мозг, и в случае несоответствия ее имеющимся установкам не пропускающий ее внутрь, дальше, на более глубинные структуры. Преодоление этого барьера, механизма “контролера реальности” позволило напрямую подойти к управлению эмоциями, которые обеспечиваются более глубинными автономными структурами мозга и многим-многим другим механизмам мозга. Это открыло дорогу к дальнейшим исследованиям и возможности управления еще в более глубинных и независимых структурах мозга, в том числе и вегетативной нервной системы, управляющей многими процессами в организме. Реальный подступ, проход к этим исследованиям только открылся, но потенциальные возможности здесь не ограничены.

Возникла научная проблема достижения особого состояния торможения более глубокого, то есть за пределами ритмоводителя и верховных циркадных механизмов, то есть когда маятник фаз сна – бодрствования остановлен тоже, когда соматика тела представлена сама себе полностью, остаются в работе только самые древние, наиболее автономные вегетативные функции. Механизмы глубокого покоя обеспечивают включение механизмов самовосстановления нарушенных органов.

Даже ночью, в период простого сна, активизируются процессы восстановления всех структур, в частности, усиленно идет размножение клеток. Считается, что в период покоя организм восстанавливает то, что оказывается разрушенным в активную фазу его жизнедеятельности, в том числе и иммунитет укрепляется ночью. (Поэтому ночной отдых не является пассивным состоянием; в известном смысле сон – это тоже работа). Сон – это не просто отсутствие активности. У сна-торможения – есть также свои механизмы, структуры и химические метаболиты, активно включающие его, активно подавляющие возбуждение, тормозящие его. Есть специальные центры сна и его химические метаболиты. Между состоянием бодрствования и сна существует замкнутая обратная связь. Они регулируют друг друга и сами регулируются относительно противоположного состояния. Поэтому-то в организме почти не возможны запредельные состояния ни сна, ни бодрствования. Есть функциональные пороги, за пределы которого одно состояние не пускает другое, то есть существует определенный диапазон колебания маятника, который в норме имеет свои пределы. Выход за эти пределы связан с патологией.

Обычный сон не может достигать того лечебного эффекта, который достижим в гипосенсорной камере. Отличие их в глубине и мощности тормозных процессов, происходящих как в коре головного мозга, так и глубже. Обычный сон, даже пусть и сверх длительный, к какому стремился академик И. Павлов путем применения снотворных и удлинения сна до 24 ч. в сутки с перерывами и повторами не позволяет достичь того, что возможно в гипосенсорной камере. Это связано с разным порогом торможения. Обычный сон захватывает лишь очень небольшую зону мозга.

Каждый центр вегетативного управления, ядро мозга обладает свойством работать в своем ритме, амплитуде. Однако при истощении или патологии этот режим изменяется, увеличивается автоматически амплитуда его деятельности, усиливается возбуждение, а значит, нужно больших усилий для его торможения. Идет так называемая раскачка маятника. Но кроме своего внутреннего ритма каждый центр подчиняется более общим ритмам. С повышением функциональной активности, раскрученности пружины центров происходит их элевация, подъем порога чувствительности к более общим ритмам. Эти центры становятся более автономными, выходят из под более общего контроля. Так могут появиться застойные очаги патологии, которые никаким сном не возможно снять, потушить. Слишком слаба и поверхностна иррадиация тормозного процесса ритмоводителя. Она до этих автономных рычагов не достает.

Увеличение восстановительных целебных свойств и глубины отдыха в разрабатываемой гипосенсорной камере возможно не за счет удлинения периода покоя, как в естественном сне, а за счет достижения более глубокого сна, снятия застойных патологических колец, снижения порога чувствительности “разболтанных” центров. Восстановление организма здесь может происходить намного быстрее, иногда за считанные дни и недели, что в обычных условиях может происходить за томительные месяцы и годы ремиссии. Однако предстоит еще дальше совершенствовать и развивать этот метод заглубинного погружения , то есть преодоления ограничивающего механизма ритмоводителя. Чем глубже покой и торможение, тем ближе мы подбираемся к сокровенному – управлению и восстановлению здоровой работы гипоталамуса, а также восстановлению его изношенности, а значит к реальному реювенилизированию организма.

Но даже пребывание пациента в течение нескольких ночей, допустим, пяти ночей подряд, восстанавливает и заряжает организм такой энергией, которая возможны только при длительном отдыхе и лечении в санатории около трех месяцев (или отдыха в деревне в течение лета). В первую очередь восстанавливаются перевозбужденные от хронического истощительного напряжения центры. Переутомление их приводит к снижению функций тормозных систем , их срыву. Эти центры из-за дисбаланса не могут прийти в нормальное равновесное состояние, до конца полноценно расслабиться и отдохнуть. Конечно, в этих случаях применение гипосенсорной камеры окажет чудодейственный эффект.

Но самое главное – пребывание в этой камере позволяет восстановлению иммунитета, он может восстановиться до такого, каким он был в ранней юности. Кроме того, идет вспять возрастное или сопровождающее ряд системных заболеваний атрофия вилочковой железы, ее вырождение.

Также постепенно приходят в норму гормональные процессы, они приближаются к тем показателям, которые были свойственны молодости или до основного заболевания.

Показания. Естественно ожидать, что наибольший лечебный эффект эта камера проявит при “вегетативных бурях” – то есть работы в разнос вегетативной нервной системы, что может проявляться во множестве синдромов и симптомов, в том числе при вегето-сосудистой дистонии, гипертонии, климаксе и многих других сюда же войдет весь спектр неврозов, ряд психиатрических заболеваний как шизофрения и др. Но самое главное станет возможным лечение многих болезней, связанных со стойким ослаблением иммунитета и гормональных сбоев-разрегулировок, происходящих часто на фоне дистресса. А это значит - станет возможным лечение доброкачественных гормонозависимых опухолей, а также ряда злокачественных процессов, связанных с “проседанием”, ослаблением специфических сторон иммунитета. Также станет реальным подход к излечению несахарного диабета (связанного с элевационными функциями гипоталамуса), хронического зоба, рассеянного склероза, многих аутоиммунных заболеваний, в том числе астма, артрит и коллагенозовые болезни, как красная волчанка и т.д., многие болезни, связанные с воспалительными компонентами. В основном в спектр показаний попадают болезни, ранее считавшиеся практически неизлечимыми.

Другие практические применения. Впервые станет возможным применение хирургических операций без наркотиков и анальгетиков (обезболивающих). Камера станет наркотизирующим и анальгезирующим средством. Это позволит решать многие проблемы хирургии связанные с побочными действиями наркотиков и анальгетиков, а часто и их полной неприемлемости у ряда пациентов. В этом случае врачи часто становятся беспомощными. Известны потенциальные возможности гипноза и трансовых состояний в хирургии. В некоторых случаях они позволяют проводить операции без наркотиков. Но тем не менее возможности этого направления крайне ограничены, а эффект не стабилен. Этими недостатками не страдает гипосенсорная камера. Можно считать ее применение революционным поворотом в хирургии. Гипосенсорная камера позволяет радикально оптимизировать, гармонизировать все десинхронизирующие процессы. Организм – это комплекс синхронно-согласованных функций. Десинхроноз можно изменить, поднастроить путем подбора резонансных воздействий. Но самым лучшим резонатором для себя в организме являются автоматические механизмы самоподстройки на оптимум. Снимите помехи, для чего включите торможение окружающих структур, и процесс самонастройки включится.

Лечение в гипосенсорной камере удачно сочетается с лечебным голоданием, эти методы синергичны.

Учитывая эти безграничные потенциальные возможности лечения в этих “камерах”, мы решили так подробно рассказать здесь. Считаем, что эти исследования должны быть поддержаны как на официальном уровне, так и с помощью спонсоров. Возможно, найдутся люди, которым будут близки эти идеи, и которые найдут возможность сотрудничать или пробивать дорогу по этому направлению, в том числе в виде частных субсидий, пожертвований и т.п. Вижу необходимость в организации особого центра по применению и изучению этой гипосенсорной камеры в различных направлениях, совершенствованию методов более глубинного погружения. Считаю это научное направление очень нужным и важным, чтобы у него появились спонсоры и необходимое финансирование.

Энтузиасты и спонсоры – отзовитесь! Ваш труд окупится сторицей. Поможем приблизить к реальности нашу сокровенную мечту.

Похожие статьи

Мигрень. Головная боль
Мигрень. Головная боль

Мигрень. Головная боль Симптоматика. Мигрень (гемикрания) в переводе означает заболевание, выражающееся при­ступами болей в одной половине головы. Чем отличается мигренозая головная бо...

МОЭРМАН - ПРОТИВООПУХОЛЕВАЯ ДИЕТА
МОЭРМАН - ПРОТИВООПУХОЛЕВАЯ ДИЕТА

Противоопухолевая диета Моэрмана.В принципе лечение добро — и зокачественных заболеваний диетой, как показывает практика целительства, сходны. Одним из первых, кто подошел нау...

ЭКСТРАКТ ЧЕРНОГО ОРЕХА ПО ГАРБУЗОВУ (Тодикларк)
ЭКСТРАКТ ЧЕРНОГО ОРЕХА ПО ГАРБУЗОВУ (Тодикларк)

Экстракт черного ореха по Гарбузову (Тодикларк или Тодикамп из грецкого и черного орехов) ИСТОРИЯ ПРИМЕНЕНИЯ КЕРОСИНА И ЧЕРНОГО ОРЕХА В МЕДИЦИНСКИХ ЦЕЛЯХ. Впервые успешное применение ке...