• Корзина товаров:

  • 0 шт. - 0 руб.

Товары в корзине

Интернет-магазин "Гарбузов Г.А."
Сочи – 354002, Курортный пр.74/1 кв. 26
Тел. 8 862 271 02 37 vitauct@yandex.ru
 

ОМОЛОЖЕНИЕ ВО СНЕ: ПРОСНИСЬ РЕБЕНКОМ

Омоложение с помощью сна - спит ребенокНаше тело – это лишь отражение нашего внутреннего состояния сознания.
В моей книге «Лечение Актиноритмами онкозаболеваний» и в главе «Сомнотерапия» подробно рассматриваются возможности и механизмы лечебного сна при разных «неизлечимых» заболеваниях. Здесь же приведен материал о возможности сна для омоложения, реювенилизации организма.

 Осознание в заглубинном сне может включать механизмы на перепрограммирование и снимать зависшие программы.

Особенности танатального перехода (предсмертного состояния) у Аниты Мурджани. Именно в это состояние вошел её мозг. Всё начинается с гипоксии, затем та часть мозга, которая является активатором всех остальных отделов мозга, начинает первой затухать и отключать высшие его отделы. При этом затухании отключаются последовательно многие центры и структуры мозга, в том числе и центры боли. Такое отключение, облегчение оценивается на уровне ощущений как какой-то полет, падение в пропасть, тоннель, парение, невесомость, появляется раскованность чувств, освобождение от мучений, отключение механизма контролера реальности, когда «всё становится возможным», чувство безбрежных возможностей, величественности… Но все эти ощущения связаны с определенной частью мозга: рассоединения части мозга эмоций и сознания с грузом телесного мозга, где находятся наши боль, мучения, жажда, голод…Это состояние освобождения от бремени тела и его проблем.
Очевидно на этой фазе раскрепощения становится возможным перепрограммирование наших глубинных программ, с которыми сцеплены наши многие заболевания. Возможно с ними связаны и программы нашего возрастного развития. Не с этими ли программами связаны уникальные случаи реального омоложения старых людей, о которых будет описано ниже?
  Анита мотивирует свое возрождение из умирания неким состоянием осознания. Не было ли её это «осознание» ключом к непроизвольному перепрограммированию? Это осознание она постигла в коматозном состоянии. Следовательно, высшие отделы её мозга еще не отключались, но продолжали работать на уровне эмоций, чувств, ощущений. Она долго находилась в состоянии блаженства, в котором исчезли все её изматывающие, мучительные и уничтожающие организм боли. Боль похоже, как и стресс активирует рост опухоли. Механизм боли был перекрыт. Как? Боль здесь приобрела связь с центральным генезом. Если на начальных стадиях опухоль сама себя поддерживает в росте, то на последних стадиях её рост усиливает генез центральных болей. Получается замкнутая система: опухоль увеличивает боль, а боль увеличивает опухоль.
Понижающим чувство страха и боли мог быть механизм серотониновой блокады. Этот нейромедиатор «затопил» в себе весь глубинный вегетативный мозг. Вырабатывается он обычно на свету, но здесь его запустили другие механизмы, скорее всего выключение механизмов его утилизации, переработки, что привело к ощущению чувства блаженства. Он понижает порог болевой чувствительности. В избыточных количествах он может сработать как наркотик. Состояние блаженства её похоже на эйфорию. В её состоянии эту эйфорию, очевидно, обеспечили нейромедиаторные механизмы, сдвиги. Может ли человек этим самостоятельно воспользоваться? Эта доминанта подавила отделы мозга ответственные за боль? Снята злополучная программа триады Селье, то есть хронического персистирующего стресса, который и разжигал, «подкидывал дрова в топку» онкопроцесса. Но ведь врачи давали ей морфийные обезболивающие, которые не давали результата по сдерживанию опухоли. 
Она «общалась» на уровне чувств с близкими ей людьми, смогла в итоге разглядеть свою внутреннюю красоту и великолепие. Такое «общение» смахивает на галлюциногенный эффект. А ведь галлюциноген ЛСД схож с эффектом избытка серотонина, он тоже активизирует серотониновые рецепторы мозга. Напомню, что серотонин и рецепторы к нему находятся повсюду в мозге, а значит и проявления от его действия могут быть разные. Очевидно, он и проявил опиатный эффект. Состояние полного умиротворения и экзальтации. Отключение от всего бренного, низшего, стремление к возвышенному, чистому, настоящему. Может это и есть ключ к переключению и стиранию зависших программ? Тогда за это ответственен серотонин? Остается самое чистое, а нивелируется все негативное. На этом опиатном трансовом фоне сработала программа «осознания», давшая вектор другим программам.
Тогда не означает ли это, что на стирание зависших программ участвуют как мелатонин, так и серотонин, то есть в паре? Но ведь каждый из них отменяет действие противоположного. Очевидно отмена одного другим действует волнообразно, фазно, но без вывода из состояния летаргического или заглубинного сна. Возможно мелатонин удерживает глубокий сон, а серотонин проявляет опиатное действие по стиранию зависших программ. Таким образом, в особых условиях они проявляют уже иные свои возможности, делают возможным осуществление того, что невозможно в обычных условиях.
 Сон, торможение в этом случае не глухое молчаливое отсутствие сознания и полный тёмный покой, а заглубинное, запредельное торможение, но на фоне огромной, сильнейшей отмашки в виде активации. Мозг находится сразу в двух состояниях. Это другое, неординарное состояние для мозга: он запредельно спит, но при этом чрезмерно активен. Только в таком состояние он способен активно удалять зависшие программы, разрывать патологические кольца, то есть «вирусы».
 Эта трактовка объясняет почему у Аниты было ощущение, как будто сознание её и душа «вышли» из тела и витают далеко вне его. «Пришло понимание» того, что после возврата в земную оболочку её организм сможет восстановиться стремительно быстро – это не месяцы и не недели, а за считанные дни. Причем от рака не останется удивительным способом даже и следов. Это было для неё откровением, она в этой возможности больше не сомневалась, осталось только желание разобраться как это может осуществиться. Ситуация напоминает гипнотический транс и внушение. Транс, установка на оптимизм и гарантии, что всё пойдет по лучшему сценарию. Не нейролингвистическое ли это программирование? Не удивительно почему у Аниты процесс самоизлечения прошел реально практически молниеносно, за несколько недель – зависшие программы открыли дорогу механизмам на самоисцеление.
У неё «проявилось понимание», что тело – это лишь отражение её внутреннего состояния. Какие-то высшие планы определяют скрытые возможности на исцеление. Что это за «высшие планы», уровни? Не механизмы ли это естественной полной свободы саморегулировки, которые заблокированы слоями, пластами огромного количества зависаний? При малом количестве зависаний организм может еще как-то с ними справиться, обходя их, запуская обходные каналы. Конечно зависы от этого не исчезают, а только переходят в категорию скрытых, накапливающихся. Для их устранения нужные какие-то специальные периодические «чистки», чтобы они не накапливались. Нужны какие-то программы профилактических чисток, чтобы не допускать возможность проявления онкологии и другой дегенеративной хроники.
Аниту озарило понимание, что если её внутреннее «я» будет знать реальную правду о её величии и красоте, неразрывности со всем сущим, то это отразиться на её теле. Откроются неведомые силы и механизмы на исцеление. Исцеление идёт стремительно. Что это за внутреннее «я»? Я – это несгораемый верховный механизм доминирования над всеми программами, как стресса, боли, болезни, старения? Что-то его перекрывает. Этот механизм присущ только человеку, но он им не может воспользоваться.
Здесь её взгляд перекликается с моими разработками по «Имажинации» на исцеление. Это означает, что надо разорвать порочный круг веры в болезнь, страх перед ней. Задача состоит в преодолении на этом пути механизма «контролера реальности», который не пропускает запуск программ на исцеление. Следовательно, те механизмы, которые стоят в основе провоспаления, онкологии и старения, могут быть взломаны. Этому помогают и наши методы «смыва» программ перерождения клеток в онкологические или дегенерирующие и стареющие. Это запуск глубинных механизмов мелатонинового «душа». В отличие от других нейромедиаторов, мелатонин, действует не только через рецепторную систему клеток, но и на прямую на программы энергетики клеток, тем самым способствует выводу клеток из гликолиза.
Становится очевидным, что путей к такому «взлому» барьерного механизма «контролера реальности» несколько. Можно пойти по пути через гипосенсорную камеру, а можно и по другому пути «выхода» за пределы «контролера» или свободы от сознания. Он не знает истинной высшей нашей сути и предназначения, поэтому подгоняет нас под примитивные шаблоны аниматических законов.
Напомню, что в заглубинном состоянии у А. Мурджани произошло «стирание» программ болезни. Вернее, произошло отключение «зависших» программ. Это стало возможным только благодаря способности мелатонина отключать, вырубать ошибочные программы. Становится ясным, что эти программы отключаются не только на мозговом уровне, но и на глубинном генном внутриклеточном уровне. Как это происходит? Это возможно только в особых уникальных условиях, которые сложились в случае с Анитой. Особенностью ситуации, приведшей к исцелению, был сверхглубинный или заглубинный сон. Только мелатонин может отключить любые зависшие программы, но для этого нужно устранить все помехи, ничто не должно препятствовать, в частности мозговые программы «контролера реальности», которые исходят от сознания. Вы выйдете на свободу из плена неверия возможности вылечиться от онкологии или жить вечно. Вы выйдете из тюрьмы информационных догм и эгрегоров. Клетки «слышат» голос сознания.
Но кроме того, нужны одновременно и активные мощные начала, механизмы по стиранию зависов. Именно сознание сверху контролирует «правильность» всех наших программ и во сне, и наяву. В случае Аниты сознание пошло навстречу, то есть в унисон работе мелатонина – оно в состоянии блаженства и полного доверия ситуации отключило механизмы «контролера». Создается впечатление, что тонкие вибрации совпали, синхронизировались с биохимическим воздействие мелатонина.
   Но не только мелатонин здесь оказал своё действие. Очевидно сработал механизм усиления одновременно накачки и мелатонина, и серотонина, причем в дозах значительно завышенных от физиологических. Без этого завышения не смог бы проявиться галлюциногенный эффект от избытка серотонина. Ситуация здесь создалась не ординарная: одновременно в больших количествах вырабатывается и мелатонин, и серотонин. А самое главное в том, что их выработка входит в персистирующий режим непрерывности, а циркадный режим смены их выработки в зависимости от суточных фотопериодов больше не срабатывает. 
Замечу, что аналогичные эффекты, но в меньшей степени выраженности имеются и в гипосенсорной камере. Здесь тоже происходят галлюциногенные эффекты подобные тем, что происходят при приёме ЛСД.
Как известно ЛСД действует в большей степени на возбуждение некоторых центров коры головного мозга. Таким образом ЛСД возбуждает или замещает действие серотонина. Следовательно, в обоих случаях гипосенсорной камеры и заглубинного коматозного сна происходит мощный выброс, всплеск выработки серотонина. Появляются основания предполагать, что в механизмах снятия зависших программ участвует отключение циркадных механизмов.  Это позволяет решить проблему снятия автоматического неминуемого выхода организма из состояния сна, пролонгировать длительность сна до требуемых величин. В норме организм запрограммирован на обязательный выход из сна к утру. Но это не способствует нашим целям на исцеление. Мало того, что сон должен быть заглубинным и неограниченным по времени, он еще должен напоминать те фазы глубокого сна, когда активируются программы видения ярких снов, которые происходят на фоне расторможения серотонином определенных центров чувств.
Итак, если бы этот механизм просыпания был отключен, то уровень мелатонина продолжал бы накапливаться и создавалась бы ситуация совершенно иного физиологического состояния, близкого к эмбриональному, когда организм непрерывно спит. Управление вегетативными процессами в этом случае осуществляется на совершенно иных принципах, чем у взрослых людей. Науке известны случаи беспробудного летаргического сна десятилетиями. Механизмы их неизвестны. Но очевидно это какой-то центр из нервных клеток регулирующий механизм просыпания.
С другой стороны, существует фаза глубокого сна, активирующая мозг. С ней связаны ночные сны и видения, в т. ч. и «полёты» во сне и ночные поллюции. И все это происходит на фоне возбуждения, а значит серотонинового противостояния, серотониновой разрядки. Следовательно, и эта сторона, рычаг маятника должна быть усилена.
Что такое зависшие программы?
Любая онкология связана с зависшими программами. В компьютерах это означает, что создается такая непредусмотренная ситуация в не состыковках программ, когда нет программ отменить ошибочную программу. Дальнейшее движение по программе обрывается, вариантов шагов выйти из этого тупика нет, то есть нет соответствующей программы для этого, единственный выход из ситуации выключить, точнее удалить все предшествующие программные ходы, в которых запрятана ошибка. Такая ошибка может быть нейтральной, безвредной, но может быть вредоносной. Она зависает, не гасится и содержит в возбужденном состоянии определенный локус нервной ткани. Такой застойный очаг возбуждения может постоянно напоминать о себе, всплывать наружу, мешать слаженной работе всей ЦНС. Со временем накапливаются огромные пласты непотушенных очагов, незакрытых программ. Они мешают нам жить, создают фон предрасположенности к психосоматике.
В случаях с клеткой при онкологии происходит аналогичная ситуация «зависания». В этом случае происходит не состыковка программ со стороны цилий на сенсорном дисплее мембран клеток. На цилиях находятся операторные структуры, рецепторы неспецифического типа, которые отвечают только за уровень аэробной энергетики клеток. Допустим эти цилии или операторы повреждены или отключены из-за провоспалительной ситуации, или включены в острой ситуации, но без последующего их отключения. Такая клетка будет гиперфункционировать, «молотиться» на износ. Но клетки могут быть при этом включены, форсированы на гиперфункцию и извне. Допустим гиперфункцию стимулирует завышенный гормональный сигнал. Клетка «молотится» на износ, полностью форсирована, активирована, работает вразнос, а цилии при этом не успевают вдогонку, не позволяют одновременно параллельно, пропорционально активировать аэробную энергетику. Клетка заходит в тупик непрерывной глубокой анаэробности, создается нестандартная непредусмотренная безвыходная ситуация. Функциональная активность клетки должна строго быть сопряжена с аэробной инициацией. Всё это должно происходить вместе. Но в описанной нами ситуации цилии не обеспечивают повышение уровня аэробизации. В этом случае клетка автоматически вынуждена уйти на программу гликолиза, то есть анаэробизма. Если ситуация затягивается, да еще на фоне провоспаления, которое её усугубляет, клетки переходят в режим устойчивого гликолиза. Создаются ножницы между потребностями и возможностями клетки, разрыв между двумя программами. Не состыковка программ. В этом случае автоматически должны отреагировать цилии и запустить усиление аэробизма, то есть усиление кислородной энергетики. Усиление аэробизма происходит за счет активации митохондрий. Последние строго связаны с внешними операторными структурами, но из-за воспаления операторы не успевают восстанавливаться. То есть отсутствует программа и механизм на усиление, активацию работы операторных структур. Такая клетка с ошибочными программами должна погибнуть, то есть проще говоря пущена под апоптоз. Но программа апоптоза находится не в ядре клетки, а в самих митохондриях. В то же время функциональная активность самих митохондрий отключена. Неактивные митохондрии не могут запустить программу апоптоза. Поэтому такие гликолизные клетки, работая вразнос, тем не менее продолжают существовать. Из-за не состыковки программ происходит разрегулировка программ в ядре клетки. В условиях внешних сигналов на активацию дифференциальных функций (специфических) больной гликолизной клетки они вынуждены заблокировать свои высшие функциональные программы и оставить только свои первичные, древние программы примитивного существования. В итоге клетка не способна сопрячь все свои программы. Она впадает в ступор персистирующего гликолиза, из которого не может выскочить. Гликолизирующая задыхающаяся клетка работает вразнос, и сама себя повреждает. В первую очередь вырубаются митохондрии, а значит резко снижается электробиопотенциал клетки.

Система ГЛОНАСК и её взлом важнейший механизм онкологизации клетки.

  Именно благодаря этому высокому электробиопотенциалу у клеток высших организмов глобальная, главная ориентировка регулирования начинается не на химическом уровне, а исключительно относительно голограммного поля клетки, так называемом электромагнитном каркасе клетки. Это поле присуще только высокодифференцированным клеткам. У онкологических клеток это самонаведенное поле отсутствует и происходит дезинтеграция всех внутренних структур клетки. С утратой глобальной навигационной магнитной системы клетки ГЛОНАСК клетка выходит за пределы режима управляемых и становится автономным модулем. Обеспечивают такую интеграцию система интегральных электромагниточувствительных белков клетки.
 Онкоклетка превращается в конфедерацию автономий. Выполнять свое высшее предназначение обеспечивать дифференциальные функции такая клетка больше не может. Она становится «глухой» к внешним сигналам регулировки. Потушить такие зависшие программы становится на много сложнее и практически не под силу организму своими силами.
Автоматического включения апоптоза на бракованные клетки здесь не происходит. Но этот «брак» снимает все блоки программ на отключение иммортальности. Нет сил ни в самом государстве под названием организм, ни внутри самого клеточного модуля на отключение этой зависшей программы. В данной ситуации может помочь только внешний фактор регулировки. Сами клетки изнутри своими средствами из этой ситуации не способны выйти. На первый взгляд такую помощь могли бы оказать гормон мелатонин, энергетик янтарная кислота, однодневные голодания через день, противовоспалительное средство из омеги-3 кислот, содержащегося в составе урбеча «Льняного». Всё это в комплексе «успокоит» онкоклетки, понизит уровень их нечувствительности к корректировкам и ослабит гликолиз. Но чего-то здесь не хватает.

Зависшие программы в центральной нервной системе.

  Итак, всего этого чаще всего недостаточно. Для того чтобы понять смысл этих зависших программ можно в сравнении проанализировать этот же процесс зависших программ на уровне работы коры головного мозга.
Мы ложимся спать и хотели бы во сне увидеть сладкие приятные сны, например, как в детстве или погрезить... Но не тут-то было, это не в наших силах. В голову лезут чередой различные навязчивые мысли. Мы не хотим развивать их череду, хотим разорвать эту нить и уйти от этих мыслей, забыться или переключиться на другую тему. Но и это не помогает нам избавиться от этого навязчивого промысливания того, о чем бы не хотели больше думать. Обрываем один круг мыслей, как тут же лезет огромный спектр других. Мы их невольно прокручиваем в голове, это не дает нам покоя, довлеет над нами. Но и это еще цветочки: куча негативных ощущений, страхов, тревоги, горя, предчувствий держат нас в плену своей власти. Мы не подчинены сами себе, а они довлеют и распоряжаются нами. Они царствуют над нашей жизнью и волей. Иногда они могут даже перейти в затянувшуюся болезнь, непрерывный кошмар. Они по сути должны были бы уйти со временем, но они становятся нашей второй личностью, характером. Врачи здесь беспомощны. Весь этот шквал переходит в наш сон и делает его беспокойным. Мы давно уже забыли о наших нежных детских грёзах и нашей радостной счастливой улыбке или полётах во сне. Мы не знаем, что такое Муза, Поэзия, Прозрение, Вдохновение, Творчество. Мы по большей части становимся всё меньше принадлежащими себе, а в большей степени лишь реализаторы чужих эгрегоров. Мы опутаны паутиной чуждой нам информации. Над нами довлеет весь этот шквал незакрытых программ-проблем, горестей, обид, печалей. Всё это въедается в нашу душу и становится нашей сутью. Отмыться от этого нельзя ничем.
Это нечто подобное тому, как и в компьютере зависает одновременно не одна программа, а их огромное множество. Вся эта масса давит на нас, на наше настроение и несвободу от всего этого. Мы живем постоянно со всем этим кошмаром и этот шквал только нарастает. В итоге уже в молодости мощность оперативной памяти начинает ослабевать. Все эти зависшие программы выкачивают из нас энергетику для самоподпитывания, они не могут потухнуть, так как существуют по принципу самоорганизующихся автономий. Они не подчиняются больше высшим программам организма. В итоге глубинный мозг, ответственный за поддержание тонуса в нервной системе, хронически перенапрягается, перевозбуждается, не отдыхает, а это тоже путь к бессоннице, истощению, депрессии.
Медицина рассматривает их как патологические доминанты, которые нельзя погасить. Но при этом понимает этот механизм неправильно, считая их обычным перевозбуждением определенных зон мозга. Но здесь нет перевозбуждения: просто мозг не может погасить эти программы.
В первую очередь эти «зависы» должен убирать ночью мелатонин в составе более общего глобального механизма регулировки.
Это может привести к перегрузке диска оперативной памяти и вызвать в нём ряд проблем. Определённые программы должны перевести эту информацию с оперативной памяти на жесткий диск. Перед этим должен быть проведен анализ имеющейся информации, чтобы отсеять ненужную, выбросить её и сохранить нужную информацию.
Очевидно на клеточном уровне те же принципы работы с информацией. А диском оперативной памяти является мембрана клетки с её операторными структурами в составе сенсорного дисплея.

Мелатониновая помощь онкоклеткам из вне.

  Мелатонин играет роль корректора перевозбужденных и гиперактивных клеток. Именно он входит в геном клетки и понижает их сверхфорсаж. Эту клетку необходимо притормозить, успокоить, тогда возможно запустятся митохондрии даже в условиях корректирующего действия со стороны цилий и их операторов. Это означает, что клетки выходят из глубокого «запредельного» гликолиза. В отсутствии гликолиза митохондрии способны запустить программы апоптоза.

О применении янтарной кислоты с мелатонином.

  Усилению выхода из запредельного гликолиза может способствовать применение янтарной кислоты совместно с мелатонином. Янтарка усилит аэробизм клеток, будет работать как гормон-ключь по переключению программы с анаэробного пути на аэробный. 
Мелатонин в свою очередь будет корректировать перезагрузку программ. Сам он это сделать не может. Для этого ему надо расчистить дорогу, проход. Итак, янтарка перезагружает на путь аэробности, а мелатонин перезагружает на путь торможения гликолиза. Мелатонин гасит гликолиз, янтарка зажигает аэробизм.
Клетка в результате успокаивается и одновременно улучшается кислородопотребление.  Применение янтарки в маленьких дозах будет оказывать гормоноподобное действие по усилению аэробного метаболизма и энергетики клетки. Применение её в больших количествах приведет к утилизации её в качестве обычного пищевого субстрата. Поэтому нет смыла применять её в больших количествах.
Рекомендую её опробовать и подобрать индивидуальную дозу. Препарат безопасен и нечего бояться «переборщить» её дозу. Рекомендую начать с 200 мг 3 раза в день. Если эффект её приема с мелатонином через 15-30 дней будет не замечен, то дозу можно увеличивать вплоть до 1 г 3 раза в день. Поскольку это кислота, то принимают её обычно после еды. Учитывая то, что желательно, чтобы действие янтарки совпало с действием мелатонина, необходимо приблизить её прием ближе к вечеру. Мелатонин при этом рекомендуется принимать в двойной-тройной дозе от рекомендованного. То есть вместо 3 мг принимать таких 2-3 таблетки, лучше за несколько приёмов.

Лечебное голодание через каждый день.

  Напомню, что своим онкологическим больным я рекомендую проводить однодневное голодание через день. Это должно снизить провоспалительную реакцию, ситуацию в онкоклетках. Это важное условие лечения с целью ослабления онкопровоспалительного процесса на онкоклетках. В таком случае янтарную кислоту надо будет принимать с большим количеством воды. Дополнительно можно с водой разводить порошок аскорбиновой кислоты до 3 г или более и немного лимонной кислоты в виде лимонного сока. Развести можно все в отваре шиповника.
Всю эту методику для онкобольных необходимо сочетать с программой сомнотерапии, то есть углубленного и длительно сна. Все это повысит уровень выработки мелатонина на более длительный период. Хорошо бы добиться погружения в затяжной сон на почти трехдневный период. Таких курсов трехдневной мелатониновой очистки организма необходимо минимум 9 раз. Необходимо чтобы вам кто-то помогал в эти дни с питанием и приёмом указанных препаратов. Оптимальным было бы проводить такие курсы в условиях кемпинга, на природе подальше от людей.  
В анализируемом случае с Анитой проявился даже не просто заглубинный сон, а коматозное состояние. Открылся шлагбаум, ограничивающий непрерывную выработку мелатонина. Он пошел потоком, бурной рекой и за три дня коматоза смыл все неверные, заклинившие программы. Очевидно, здесь содействовало и не уходившее эмоциональное сознание, которое работало как нейролингвистическое программирование.
Похоже, что такую же ситуацию можно достичь и с отключением программ старения клеток: остановки непрерывного возрастного нарастания провоспаления во всех тканях и даже возврата на исходные рубежи с онтогенетического этапа сенелита (старости) или адальтуса (зрелости) на этап пубертата (юности) или ювенила (детства).
Имажинация – метод самопрограммирования здоровья.
Познакомиться с этой методикой Вы можете в моей книге. А здесь изложу её суть.

Примеры реального «чудесного» омоложения организма из жизни.

Случай с 75-летней японкой Сэй Сенагон, которая неожиданно стала катастрофически молодеть.  В её организме неожиданно стали ощущаться непонятные изменения. Первое в чём это проявилось в исчезновении седины и волосы приобрели прежний блеск и чёрный цвет. Вскоре разболелись и стали кровоточить дёсны, из-за чего она вынуждена была отказаться от зубных протезов. Дантист, обследовавший её обнаружил, что у старой женщины режутся зубки, как у младенца.
Затем пошли удивительные метаморфозы. На коже стали исчезать морщины, и она разгладилась. Через два года ее перестали узнавать подруги на улице, поскольку помолодела лет на двадцать. Ещё через год возобновился менструальный цикл.
Она разошлась со своим мужем стариком и вышла замуж за 40-летнего клерка Тикатомо. Он подтверждает, что Сэй выглядит не старше тридцати. Спустя месяц после свадьбы Сэй родила сына.
Научный мир заинтересовался феноменом Сенагон. Её пригласили на обследования в институт геронтологии. Анализы и генетическое тестирование не показали никаких особенностей и нарушений, всё шло естественным путем.
Аналогичный случай произошёл в Москве. В одной из научных лабораторий проводили лечение позвоночника на новом, экспериментальном аппарате, для лечения магнитным полем.
Во время одной из процедур лаборантка заболталась по телефону и задала на аппарате, какие-то нестандартные, запредельные параметры. Когда опомнилась, то быстро вернула всё назад. Пациентка при этом ничего не заметила, но после этого сеанса пациентка, пожилая женщина, неожиданно начала молодеть. Возраст её был около пятидесяти лет. Она заметила, что с каждым днем бодрее себя чувствует и все лучше и лучше выглядит. Это её обрадовало. Она становилась явно моложе с каждым месяцем, пока её не стали путать с дочерью. Вот тут она испугалась. И всё! Стоило ей испугаться, как всё стало возвращаться на круги своя. Она стала быстренько стареть.
Лаборантку, потом долго «пытали», пытаясь восстановить, тот самый, такой замечательный режим аппаратуры. Но, увы, восстановить не удалось.
Очевидно, объяснить этот случай можно при помощи моей концепции об электромагнитном каркасе клеток, который и определяет систему ГЛОНАСК клетки.
В Италии тоже известен подобный феномен. Роза Фарони выглядит на двадцать восемь лет. Дата рождения этой женщины 29 мая 1896 года. На сегодняшний день ей далеко за сто лет. Но ей не дают и тридцати пяти лет. Внешне выглядит на двадцать восемь, при этом не стареет, а, скорее, с каждым днем выглядит все лучше.
Косметикой Р. Фарони никогда не пользовалась и тем более не делала пластических операций. На фото это красивая молодая женщина, у нее 6 внуков, 15 правнуков и 16 праправнуков. Обследование и анализы печени, внутренних органов и кровяного давления показывают, что они у Фарони не хуже, чем у ее внучек. Удивительно то, что они лучше, чем были десять лет назад! Похоже, что программы реювенилизации у неё разблокировались! Геронтологи наблюдают за ней, но в недоумении разводят руками.
 У Дэчэнь, 97-летний житель китайской провинции Хунань, последние два год был прикован к постели. Неожиданно обнаружилось, что на месте выпавших зубов у него начали расти два новых, а давно поседевшие волосы стали вдруг темнеть, пишут «Вести».
Теперь о любопытных экспериментах Цзяна Каньчжена, китайца, живущего в России. Известность ему принесли его опыты. Он взял пятьсот куриных яиц и перенёс биополе с утиных яиц на куриные. Использовал для этого, изобретённый им же аппарат, генерирующий высокочастотное электромагнитное поле. Так вот: девяносто процентов цыплят родились с плоскими клювами, перепончатыми лапами и даже со смещённым расположением глаз. Считается, что все эти признаки, заложены в генах. Но ведь Цзян Каньчжен не вмешивался, непосредственно в сам ген. Это говорит о многом.
 Его опыты идут в унисон с моей концепцией об универсальной клеточной системе ГЛОНАСК управляющей через электромагнитный каркас клетки внутренними процессами. Первичные механизмы регулировки в клетке не на химическом уровне, а именно на электромагнитном.
Теперь о других его экспериментах, весьма показательных. Были проведены опыты на старых мышах. Точно так же, на старых мышей, было перенесено биополе с молодых растений и зародышей животных. В результате у 68 процентов мышей улучшились реакции, подвижность, аппетит. У 31 — восстановились половые функции и способность к размножению. Наконец, у 53 процентов мышей продолжительность жизни выросла на год-полтора по сравнению с контрольной группой.
Затем он начал проводить эксперименты на себе. Результат оказался положительный, чему есть объективные и субъективные доказательства, – рассказывает доктор Цзян. – Вторым человеком, который добровольно опробовал этот метод омоложения, был его 80-летний отец. В результате исчезли 20-30-летние хронические заболевания: аллергический зуд, шум в ушах, доброкачественная опухоль. На месте лысины через полгода выросли волосы, а седые стали черными. Через год вырос зуб на месте выпавшего 20 лет назад.
В дальнейшем была проведена работа с группой волонтеров, согласившихся пройти специальный курс лечения по его методике. О состоянии их здоровья можно судить по тому, что на 14 человек приходилось 37 болезней.
В шести случаях имело место полное излечение от недугов, включая доброкачественную опухоль. В 21 – значительное улучшение состояния пациентов, в 8 – просто улучшение. И лишь у двух больных ничего не изменилось.
Но и это еще не все. У 9 человек исчезла седина, а 11 внешне помолодели на 5-10 лет. У 7 улучшились половые функции.
Важно здесь то, что не было вмешательств в генетический аппарат организма, а изменяли лишь биополе, при этом происходило перепрограммирование или снятие зависших программ. Это говорит о том, что эти патологии первично образуются на уровне электромагнитного каркаса клеток. Химические процессы вторичны, ведомы и подчиняются электромагнитной регулировке. Мелатонин лишь обеспечивает восстановление интегральных белков, которые в большей своей части функций обеспечивают поддержку на себе нужного электростатического поля, заряда на конформационных белках, через которые обеспечиваются регулировка и поддержка заданного электрополя и работу сенсорного дисплея.
Уместен вопрос, а не вредно ли человеку высокочастотное излучение по методу Каньчжен, которым его облучают в камере омоложения? Несомненно, вредно, с другой стороны, современный человек, постоянно облучается компьютерами, микроволновыми печами, сотовыми телефонами и десятками других устройств.
В документальном фильме «Плацебо» рассказывается поучительная история. Доктор Альберт Мейсен работал тогда в больнице анестезиологом. Вдруг увидел мальчика, лет пятнадцати, руки и ноги которого были покрыты бородавками. Другой врач привёл его на операцию, хотели пересадить кожу с груди (где не было бородавок) на руку. Но доктор Альберт Мейсен выступил против операции, утверждая, что бородавки легко сходят под воздействием гипноза. Тогда хирург передал ему этого пациента. На следующий день Мейсен провёл сеанс гипноза, аналогично тому, что он делал уже и ранее. Пациенту было сделано внушение на то, что у него вырастет новая, нежная и розовая кожа. Всё так и получилось, и мальчик постепенно избавился от болезни. Но история на этом не заканчивается. Когда прежний лечащий врач увидел результаты лечения, он просто вытаращил глаза. Оказалось, что это врождённое заболевание, абсолютно неизлечимое и больные быстро умирают. Начался ажиотаж, об этом случае стали писать газеты, звонили тысячи людей, журнал «Тайм» опубликовал статью и фотографию доктора. Естественно стали обращаться больные, с такой же болезнью к доктору за исцелением. И ни одному из них помочь Мейсен уже не смог, ни на малость! Почему? Мейсен сам ответил на этот вопрос. Да потому, что он уже узнал, данная болезнь неизлечима. Вот и всё, разум просто ограничил его возможности.
Следует понять, что всему этому, возможно, мешает только наш разум, мировоззрение. В ролике, снятом на НТВ, рассказывается о человеке, который под влиянием стресса, не поседел, как бы следовало ожидать, а наоборот, к нему вернулся настоящий цвет волос. И самое удивительное, это скорость, с какой это произошло. Коротко, расскажу, для того, кто не видел, этот фильм. Приехал гость к друзьям на дачу. Там они посидели, выпили и гостя уложили спать. Ночью он проснулся, от каких-то криков на улице. В комнате дым, оказывается пожар и в суматохе о госте, просто забыли. Он кое-как выбрался, на улицу и тут же рухнула крыша дома. В общем стресс был совсем не слабый. Добрался до дома, опять принял на грудь 100 грамм и в душ. После душа, смотрит в зеркало и понимает, что-то не то. Заметил, волосы потемнели, подумал, что плохо вымылся, после пожара, снова под душ. Но не помогло, это волосы вернули первоначальный цвет. Официальной медицина считает, что с волосами, которые уже выросли, ничего поделать нельзя. Воздействовать можно только на волосы, ещё только формируемые в волосяной луковице. А тут всё произошло, буквально за какие-то несколько часов, а может даже и быстрее, никто же не обращал внимания.
Случай, который произошёл с Вячеславом Климовым, обошёл уже, наверное, все телеканалы и естественно было множество публикаций на эту тему. В результате аварии на автомашине, пятнадцатилетним подростком он получил множество ожогов. Обожжено было семьдесят процентов тела. Пережил две клинические смерти. И через несколько лет, начал вдруг, постепенно молодеть. Сейчас ему уже 46 лет, но выглядит примерно на 26. Как будто, во время клинической смерти, был сброшен какой счётчик возраста, и он вновь возвратился, в этот замечательный период, от 25 до 35 лет. Сейчас он принимает участие в работе в объединения «Космопоиск» Вадима Черноброва, занимаясь, изучением различных аномальных явлений.
Такое явление, когда люди менялись после клинической смерти, описывалось не раз. Например, история Якова Циперовича, имеет одну странную особенность. Всё начиналось банально, дело шло к разводу с женой, но она оказалось очень ревнивой дамой, и решила просто отравить его. Наверное, чтобы не доставался никому. Подсыпала ему яд в вино, и затем скорая помощь, больница, клиническая смерть. Семь дней Яков пробыл без сознания. А когда пришёл в себя, то ничего не мог понять. Мир стал для него, какой-то другой. На полгода он потерял речь, а тело сформировалось само, совершенно по-новому, он превратился в настоящего атлета, без всяких тренировок. Почувствовал огромный прилив энергии. Один раз, чтобы проверить свои физические возможности, он в течении девяти часов, отжался от пола десять тысяч раз. Цифра просто поражает воображение. Ему уже пятьдесят лет. Выглядит примерно на 20 лет. Когда произошла клиническая смерть, ему было двадцать шесть лет. Непонятным остается факт почему Яков совсем перестал нуждаться во сне. Врачи, естественно, ничего не нашли, после всех анализов, сообщили, что он абсолютно здоров.
Скрытые механизмы-программы молодости. Оказывается, у всех людей существуют гены, программа которых предназначена для образования клеток, способных выбраковывать ускоренно стареющие или находящиеся в состоянии провоспаления, или умирающие клетки. Если стареющих клеток накапливается больше чем молодых, то они начинают довлеть, лидировать и подавлять активность молодых. Это и является онтогенетическим механизмом, программой старения организма. Задача заставить клоны молодых клеток лидировать в организме. Но по каким-то причинам эта программа заблокирована и гены старения довлеют над генами молодости.
Очевидно блокируют гены молодости как зависшие и не устраняемые программы возраста. Они попросту переходят в ранг нормы. Программы адальтуса и сенелита попросту блокируют программы ювенала. Определяют эту ситуацию теломеры на концах хромосом. Защищает их теломераза, которая засыпает в 35-40 лет. Здесь тоже самое зависание программ, когда ослабевают, а затем не срабатывают репаративные процессы. Любая тотипотентная клетка имеет ген иммортальности, но он перекрыт другими нависшими программами онтогенеза. Избыток мелатонина, очевидно, может вмешиваться в этот процесс и его корректировать.
Выдвинуто предположение, что онкоген, который при определённых обстоятельствах вызывает бурное и неуправляемое деление клеток и приводит к опухолевым заболеваниям, есть не что иное, одновременно и как ген «молодости», ген промоутер, толкатель, который ответственен за активацию непрерывного деления клеток, их иммортализацию. Причем действие этого гена всегда обусловлено, перекрыто другими программами.  Но в онкологии эта программа промоуции, то есть непрерывного деления, не соподчинена контролю другими программами. И в онкологии, и в эмбриогенезе раскрыта программа на активацию роста клеток. Программа сенелита в шеренге программ по своему рангу становится прима-программой и блокирует эту программу промоуции.
Внутри наших клеток изначально заложена целая система и программа защиты от надвигающейся смерти. Природе по ряду причин, связанных с филогенетической потребностью в скорости смены поколений вида, важнее запустить программы сенелита, определить заранее длительность онтогенеза индивидов, чем поддерживать программы непрерывной реювенилизации. Но такие программы есть, и они заблокированы.
Конечно, человек разумный, сможет распознать этот механизм переключения программ.
Таким образом, из приведенных примеров мы можем увидеть, что в большинстве случаев программы на реювенилизацию включались в особом состоянии сна. Это и даёт надежды на то что рано или поздно мы разберемся в этих механизмах и сможем их задействовать в своей жизни. Очевидно для этого придется воспользоваться программами глубокого сна. С помощью их мы сможем просыпаться ребенком.