• Корзина товаров:

  • 0 шт. - 0 руб.

Товары в корзине

Интернет-магазин "Гарбузов Г.А."
Сочи – 354002, Курортный пр.74/1 кв. 26
Тел. 8 862 271 02 37 vitauct@yandex.ru
 

ЗНАЧЕНИЕ СБОЯ ЭНДОКРИННОЙ РЕГУЛЯЦИИ КАК КОМПОНЕНТЫ В РАЗВИТИИ ОПУХОЛЕВЫХ ПРОЦЕССОВ И ГОРМОНОЗАВИСИМЫХ ПАТОЛОГИЙ.

 Известно, что многие доброкачественные опухоли связаны с гормональными сбоями, дисбалансом. Часто первичным звеном в этом являются расстроенные, разрушенные функции некоторых ядерных центров гипоталамуса и др. структур диэнцефального мозга. Порог чувствительности гипоталамуса поднимается, происходит элевационный процесс, чтобы восстановить гомеостат между центром и периферией. Количество гормонов из желез-мишеней многократно повышается. В некоторых случаях определенные функции гипоталамуса выпадают вообще. Износ этих центров происходит по ряду причин, в т. ч. это естественная возрастная элевация, плохое поступление крови в мозг, хроническое перенапряжение, работа в неоптимальном режиме, стрессы, токсикозы, зашлакованность лимфы и т. д. В полном подчинении у гипоталамуса находится гипофиз. Именно гипофиз управляет всеми периферическими гормональными железами мишенями. При опухолевых процессах именно из него идет завышенное выделение пролактина, вызывающего резко выраженный синдром предменструального напряжения.
   Практика целительства показывает возможность частичного или полного восстановления этих функций гипоталамуса. Одним из приемов такого восстановления является содержание организма в определенных актиноритмических условиях.
 
Значение щитовидной железы.
Хорошо известно, что при многих опухолевых процессах в груди, матке и т.д. наблюдается очень часто чисто функциональная недостаточность щитовидной железы ГИПОТИРЕОЗ и многие другие болезни этой железы, в том числе диффузный узловой зоб и т.д.
Щитовидная железа в не меньшей степени чем тимус отвечает за общий иммунный статус организма, его общее иммунное благосостояние. Особую заинтересованность в активности щитовидной железы проявляет лимфоидная ткань. Недостаточность железы приводит к снижению активности лимфоцитов. Гормоны щитовидки стимулируют Т-лимфоциты и увеличивают Т-регуляторы, изменяя соотношение Т-помощников/Т-регуляторов в периферических лимфоидных органах. Трийодтиронин влияет на пролиферацию и дифференцировку периферических Т- и В-лимфоцитов.
Изменение функциональной активности щитовидной железы оказывает воздействие на факторы естественного иммунитета. Вероятно, тиреоидные гормоны имеют прямое отношение к деятельности тимуса. В пользу этого предположения говорят данные о том, что иммуностимулирующее действие тироксина не проявляется у животных с удаленным тимусом.
Помимо регулирующего действия гипофиза (ТТГ), функция щитовидной железы находится под влиянием высших вегетативных центров центральной нервной системы (гипоталамус), которые действуют на щитовидку как посредством управления гипофиза, так и прямым иннервационным воздействием на нее, т.е. по нервным волокнам. Иногда нервное и гормональное управление щитовидкой по разным причинам идет вразнобой, что может привести к опухолям щитовидки, сбою ее функции. Все это часто связано с нарушениями в диэнцефальном мозге (стволе). Это ломает систему управления сосудами подчиняемых органов, где происходит застой венозной крови и лимфы, а значит и их интоксикация. Это уже база для опухолей кист, аденом...
Часто нарушения в диэнцефальном мозге, а значит, и в гипоталамусе зависят от нарушений идущих из шейного отдела позвоночника (пережаты позвоночные артерии, идущие в мозг, или нервные сплетения, или корешки, которые нарушают работу диэнцефалона).
Но, как известно не у всех больных с недостаточностью щитовидки однозначно появляются опухоли в органах-мишенях. Прямой детерминации здесь нет. Наблюдается лишь статистически достоверная корреляция. Это объясняется тем, что изменения в щитовидке являются лишь компонентой опухолевых болезней, а не прямолинейной их причиной. Для проявления опухолей нужно сочетание многих специфических компонент.
 
Связь эпифиза с тимусом.
Известно, что тимус, как и эпифиз, имеет более крупные размеры в детстве. С возрастом тимус также медленно атрофируется, перерождается в маленький комочек жировой и соединительной ткани. Синхронное перерождение идет и в эпифизе. У старикова тимуса практически с горошину и вообще не функционирует.
Тимус так же, как и эпифиз, больше всего страдает от стрессов и жизненного и возрастного пресса. Вспомним, что в триаду стресса по Г. Селье всегда включен и тимус (вилочковая железа). Изменения в тимусе – обязательный компонент стресса. Со своей стороны, мы на основе имеющихся данных утверждаем, что десинхроноз – обязательный компонент изменений в эпифизе.
Дети, которые имеют онкозаболевания, чаще всего с отключенной, поломанной вилочковой железой. Это одна из важнейших причин онкозаболеваний в детстве.
Можно сделать вывод, что десинхроноз для организма равен дистрессу и при десинхронозе также происходит нарушение, поломка иммунного статуса, в первую очередь за счет нарушений в тимусе.
 
Значение надпочечников.
Огромное значение в иммунном статусе имеют гормоны надпочечников и в первую очередь гормон кортизол, который практически всегда при опухолевых процессах обнаруживается в концентрациях намного выше нормы. Кортизол - это гормон стресса, а значит, опухоли развиваются обычно на фоне внутреннего хронического дистресса (т.е. третьей, истощающей резервы стадии стресса).
Связь гормонов надпочечников с мелатонином.
 По-видимому, кортизол также находится в противофазе с мелатонином (гормоном эпифиза). Там, где снижен уровень мелатонина, там повышен уровень кортизола. Этим, по-видимому, объясняются данные в работах, в которых было показано, что при приведении уровня кортизола в норму становилось возможным останавливать рост опухолей. Очень часто у онкобольных уровень кортизола в крови превышает норму на 100%, а часто превышает норму и еще больше, то есть в 2-10 раз. Учитывая антагонизм кортизола и мелатонина, можно утверждать, что не меньшее действие здесь оказал и мелатонин, который гармонизирует весь гормональный баланс. Поэтому в своих практических рекомендациях, методиках лечения мы будем подробно уделять внимание не только простому снижению уровня кортизола (путем снятия факторов, приводящих к дистрессу, например, путем имажинации или поднятия опущенных почек, дающих реакцию SOS!), но и методу восстановления функций эпифиза и нормального колебания уровня мелатонина (смотрите инструкцию: Актиноритмическое лечение). Основная особенность кортикостероидных гормонов - подавлять иммунитет - приводит к деструктивным изменениям в тимусе, селезенке и лимфатических узлах.
Глюкокортикоиды способны угнетать секрецию иммуноактивных медиаторов, цитокинов, тем самым контролируя иммунную компетенцию организма.
Гидрокортизон подавляет пролиферацию Т-лимфоцитов. Следовательно, кощунственно то лечение, которое применяют врачи с помощью гидрокортизоновых гормонов, так как, маскируя симптомы одной болезни, они беспощадно разрушают организм в целом и его иммунную защиту. Неудивительно, что такие больные при применении этих гормонов умирают в ближайшие годы от других болезней, от которых ранее не лечились. Снижение концентрации в крови гормона стресса кортизона приводит к торможению роста опухолевых клеток. Рост опухолей останавливается.
По-видимому, кортизол и мелатонин, возможно и его предшественник серотонин находятся в каком-то постоянном едином колебательном контуре. Поэтому, воздействуя на один рычаг этого контура (маятника) неминуемо затрагивается и его противофаза. Следовательно, можно утверждать, что мелатонин является гормоном антистресса. Вернее, стрессовые причины могут и существовать, но организм к ним менее чувствителен, реагирует более мягко, плавно, без крайнего зашкаливания уровня гормона кортизола. Поэтому в здоровом организме, где колебательный контур мелатонина довольно мощен, даже те мощные факторы стресса или патологии, которые в отдельных случаях спровоцируют рост опухоли, может полностью предотвратить рост опухолей, не проявляя реакции дистресса. Это может объяснить, почему одни люди в одних и тех же ситуациях могут заболеть опухолевыми болезнями, а другие – нет. Это также объясняет, почему у молодых людей с активным эпифизом, то есть не истощенным и не исчерпавшим свой резерв, казалось бы, такое воздействие как свет, вернее удлинение периода дня и его освещенности приводит не к необратимой реакции стресс, а, наоборот, к реакции адаптации к этому фактору. В данном случае в здоровом организме срабатывает маятниковый механизм: чем сильнее воздействие на один рычаг (например, световой режим), тем сильнее отмашка другого рычага (выработка мелатонина), то есть тем глубже и крепче сон и реакция восстановления защитных сил. Итак, истощение эпифиза, разболтанность и раскрученность его "пружины" приводит к усилению в организме возможности проявления дистрессовых состояний, а значит и последующих системных заболеваний.
 
Влияние эпифиза на состояние гормонозависимых тканей в гинекологии груди, простаты и развития в них новообразований.
Эпифиз – это верховная железа. Ей подчиняется весь гормональный оркестр в организме. Все гормональные изменения в организме, в том числе и в гипоталамусе, зависимы. Поэтому механизму работы эпифиза – или шишковидного тела, который находится в глубине мозга, отвечающего за гормональный баланс, уделим особое внимание. Эта железа производит особый гормон – мелатонин. Вырабатывается он только по ночам и является ²контролером² возрастных изменений и возрастных патологий.
Максимальная возрастная выработка мелатонина. Она наблюдается у молодых людей, затем процесс постепенно идет на убыль, а к старости гормон уже почти не образуется. По мере роста ребенка мелатонина в его организме становится все больше и больше. Максимальная выработка мелатонина наблюдается у молодых людей в 20-летнем возрасте, затем она постепенно снижается. Приблизительно в 45-50 лет происходит значительное падение его уровня – у женщин в этот период начинается менопауза. К 60 годам уровень мелатонина в организме составляет примерно половину того, что было в молодости. А в старости этот гормон почти не производится. Мало того, железа с возрастом перерождается, ее тело у взрослых людей, и особенно в старческом возрасте, изменяет свою форму из-за отложений в ней - ²песочные тела².
Тормозящее половое созревание действие эпифиза. Известно, что клетки эпифиза выделяют вещества, тормозящие деятельность гипофиза до момента наступления половой зрелости, а также участвуют (возможно опосредованно) в тонкой регуляции почти всех видов обмена веществ.
Продление фазы юности организма и удлинение онтогенеза. Чем дольше активно работает эпифиз, тем дольше продлевается фаза юности (ювенильности) и молодости. С угасанием эпифиза наступает фаза зрелости (адальтус), затем перезрелости (матура), и в конечном итоге старости (сенелит). Через эпифиз идет элевация (наращивание) функциональности гипоталамуса. Если бы разгадать механизм угасания эпифиза, можно было бы активнее влиять на продолжительность жизни человека, отодвигать старость, продлевать фазу ювенильности. По-видимому, через эпифиз идет управление многими циклическими процессами в организме. Он влияет на ритмичность работы ряда систем организма, в том числе на половой цикл, например, на месячные у женщин, циркадные (суточные) ритмы, сезонные ритмы, а самый большой ритм – это онтогенетический, то есть обуславливающий фазы развития организма (ювенильность, адальтус, матура, сенелит). Каким-то образом малые ритмы вписываются в более общие, а те – в глобальный общий возрастной ритм. Ряд исследований показывает, что угнетение деятельности эпифиза у детей приводит к преждевременному половому развитию, повышению активности яичек, задержке роста. Чисто внешне это проявляется в тех признаках старения, которые рано или поздно появляются у всех людей.
Мелатонин – это естественный ²хранитель времени² нашего организма – именно так обобщая его возможности, можно охарактеризовать его. А чтобы победить это безжалостное время, необходимо восстановить уровень мелатонина до показателей молодого возраста.
В норме мелатонин колеблется в крови повторяющимися циклами, причем ночью его уровень в десять раз выше! чем днем. Чем ниже эта величина, тем слабее жизненный тонус и резерв сил. Более чем 10-кратное увеличение колебания его уровня говорит о высокой амплитуде эпифизарного маятника. Это говорит о высоком жизненном тонусе организма. Показатель амплитуды эпифизарного маятника указывает на высокую жизненную силу организма – ВИТАУКТ.
Аналоги мелатонина растительного происхождения. Таковым является, например, Мелаксен. Клинические испытания мелаксена выявили, что при приеме его улучшается сон и самочувствие утром. Значительно ускоряется засыпание, снижается число ночных пробуждений, сновидения становятся яркими и эмоционально окрашены, в результате ликвидируется хронический психоэмоциональный стресс и повышается устойчивость к нему. Укрепляется иммунная система организма и повышается его сопротивляемость к инфекционным и онкологическим заболеваниям.
 При атеросклерозе, ожирении, гипертонии, ишемической болезни сердца, диабете мелаксен оказывает положительное влияние на жировой и глюкозный обмен, помогает снизить уровень холестерина в крови, нормализовать артериальное давление.
В период климакса мелаксен применяется для предупреждения рака молочной железы, яичников, матки, остеопороза.
При гепатите и циррозе печени прием мелаксена помогает восстановить функцию печени.
   Но самое главное свойство этого гормона – он поддерживает, сохраняет молодость и дает возможность отодвинуть старость.
   Уровень мелатонина часто падает у людей в период сильных и длительных стрессов, переутомления, длительного нахождения на солнце, хронических болезнях. Все это хронологически совпадает с предисторией ряда системных заболеваний, в том числе и онкологических.
 Дозировки.
Дозы в пределах очень малых (5 мг) до больших (5 г) принимали люди с различными заболеваниями. Но обычно рекомендуют 3-6 мг за 1,5 часа до сна.
Искусственное экзогенное введение в организм мелатонина приводит к снижению выработки организмом своего гормона мелатонина! Таким образом происходит не стимулирование, а подавление своих резервных сил организма.   Следовательно, правильным будет направление стимулирования своих внутренних защитных сил. И этому может помочь предложенная нами методика актиноритмического лечения.
Нарушение амплитуды эпифизарного маятника – причина гормонозависимых проблем.
 Выше мы уже указывали, что высокая 10-кратная амплитуда ночной выработки мелатонина указывает на высокую жизненную силу организма и он находится в оптимальной зоне гормонального баланса, когда не возможны всякие гормонозависмые патологии. Но к сожалению, в обществе современной цивилизации эта мощь амплитуды маятника почти поголовно утрачена, что и открывает дорогу к современным болезням.
Самки крысы или хомячка имеют спонтанную овуляцию с очень коротким 4-5-дневным эстральным циклом. Цикл женщин равен приблизительно лунному циклу. Все эти изменения очень легко фиксировать. Искусственное увеличение светового дня на 2-4 часа приводит к довольно быстрому увеличению и длительности эстрального цикла и в определенном проценте случаев к его нарушению. Если же в помещении, где содержат животных, создать режим круглосуточного освещения (24 часовой световой актиноритм), то через некоторое время у подавляющего большинства животных разовьется так называемый синдром персистирующего эструса, характеризующийся полным прекращением циклической овуляции. В яичниках таких животных наблюдают развитие фолликулярных кист, гиперплазию тека-ткани, то есть способных продуцировать эстроген. На смену циклической продукции гонадотропных гормонов и пролактина гипофизом и эстрогенов – яичниками приходит ациклическая секреция, что сопровождается развитием гиперпластических процессов в матке и молочной железе. Уже через несколько месяцев у большинства крыс, содержащихся в условиях круглосуточного освещения, обнаруживают фиброкистозную мастопатию, гиперплазию и полипы эндометрия, а позднее, - и другие, в том числе и злокачественные новообразования.
 
   Влияние фактора света на ановуляторный (менструальный) цикл и риск гормонозависимых опухолей.
   Ановуляторный цикл – существенный фактор онкологического риска для женщин. Избыток освещенности может быть одной из причин его увеличения.
   Известно, что в экономически развитых странах нарушения менструального цикла и различные формы мастопатии, а также поражение женщин раком молочной железы и эндометрия встречаются чаще. Одним из факторов, способствующих этому, можно считать избыток электрического освещения. У добровольцев, которые находились ночью в ярко освещенном помещении, уровень мелатонина ночью не повышался.
   Особенное значение фактор избыточной освещенности имеет в том случае, если на организм действуют какие-либо другие канцерогенные факторы (слагаемые компоненты болезни), например, химические или радиационные. Опыты на крысах показали, что сочетание положительного актиноритма (то есть светового периода более 12 часов) с применением небольшого количества определенного канцерогена приводило к заметной вспышке развития у них опухолей молочной железы. Они возникали быстрее и с большей частотой, чем в группе крыс, получивших равную дозу канцерогена, но содержавшихся при обычной смене дня и ночи. Введение круглосуточно освещавшимся крысам мелатонина тормозило канцерогенез в молочной железе.
     Напряженность менструального цикла – предвестник гормонального сбоя. В медицинской практике давно уже описано патологическое состояние, называемое предменструальный синдром. А ведь причины его по ряду механизмов схожи с причинами гормонозависимых опухолей. Эти же механизмы по сути являются одной из компонент, но уже более грозного заболевания. Различие в том, что из функциональных процессов патология переходит в структурные проявления.
По сути своей предменструальный синдром является хроническим напряжением, а значит не просто стрессом, а уже дистрессом для организма. Именно через механизмы дистресса и Общего Адаптационного Синдрома начинают затрагиваться и истощаться механизмы синхроноза, обеспечиваемого эпифизом, что приводит к десинхронозу ритмов.
Пока еще не известно каким образом, но ясно, что имеется связь между суточным ритмом и месячным менструальным циклом у женщин. Сбой, нарушения в суточных ритмах, актиноритмах и проявления десинхроноза накладывается на месячные ритмы, выводит их из строя, приводит к сбою. Все ритмы и циклы в организме не существуют сами по себе, а взаимообусловлены. Важнейший и ведущий все остальные циклы является суточный, связанный с мелатонином. Внешне человек вроде и спит положенное количество часов и нет особых признаков болезни, но! Механизм амплитудно-частотных колебаний мелатонина нарушен (циркадность), а это уже ключ для последующих нарушений по цепочке других ритмов. Все процессы в организме закольцованы. Это означает, что затрагивание любого функционального кольца (изменение его параметров) приводит к изменению других функциональных колец.
В норме симптомы ПМС (предменструального синдрома) не должны проявляться в виде какого- либо дискомфорта, когда уровень гормонов ежемесячно меняется. Возможно это при хорошей гармоничной регуляции гормонами. Однако, у 40% женщин возникают такие проблемы, а у 10-12% - крайне выражены. Менструальный процесс управляется целым гормональным оркестром. Когда все в нем играет синхронно, сопряженно, слаженно, настроено на единую симфонию ритма – процесс находится в оптимуме, организм подстроен к таким гормональным колебаниям и реагирует на них как на норму.
Многие симптомы ПМС свидетельствуют о выходе организма из состояния оптимума и во многом сродственны с симптомами дистресса, провоспалительных состояний и через поводковые механизмы, эхом отражается на работе и состоянии множеств других систем, в том числе и на психическое состояние, настроение, работоспособность и множество эхо-симптомов в других функциональных кольцах. Насчитывают около сотни самых разнообразных симптомов, которые сопутствуют ПМС. Причем большинство из них схожи с десинхронозом и дистрессом. Основные из них: бессонница, болезненные ощущения, обострение болей в суставах, спине..., эмоциональная возбужденность, внутренняя напряженность, открытие ранее затухших воспалительных процессов, например, в горле, мочевом пузыре, герпес…, головная боль, головокружение, депрессия, запоры, перепад температуры, мышечные боли, вялость, набухание молочных желез (отек), насморк, отеки лица, ног, повышенная чувствительность к свету, шуму, беспокойство, раздражительность, рассеянность, снижение работоспособности, сонливость, страх, тяга к сладкому, алкоголю, кофе.
ПМС часто усугубляет многие имеющиеся патологические процессы. Есть много болезней, которые не имеют непосредственного отношения к ПМС, но которые он может усугублять. Практика показывает, что если лечить ПМС, то в конце концов ваше состояние в целом улучшится. В норме менструальный цикл составляет 28 дней, но это среднее. Циклы не менее 22 и не более 36 дней – в пределах нормы. Вокруг этих циклов и могут проявляться все симптомы ПМС.
ПМС – это гормональное нарушение, которое характеризуется ежемесячным повторением некоторых физических и психологических симптомов, появляющихся в течение двух недель перед началом месячных. Затем во время кровотечения эти симптомы исчезают.
При этом обращает внимание связь ПМС с отеками груди и в других органах. А отеки – ни что иное, как компонент провоспалительной реакции. Значит, патологический ПМС в особо выраженных случаях является предшественником, основой, компонентой хронического состояния воспаления грудей, а следовательно – и база для фибро-кистозных и иных опухолевых процессов. Конечно, прямой детерминации здесь нет. Но это уже сенсибилизирующий, предрасполагающий фактор к болезни. Остается приложить еще провоцирующие, проявляющие факторы – чтобы обеспечить возможность проявления опухолей.
Симптомы депрессии, усталости, вялости, бессонницы, которые имеются при ПМС и др. соответствуют десинхронозу, а симптомы страха резких изменений настроения, тошноты, болей и др. соответствуют как стрессу, так и дистрессу. Это же соответствует и резким колебаниям серотонина. Его амплитуда зашкаливает норму. Полностью сбивается серотониново-мелатониновый маятник – оси относительно которой идет подстройка и всех остальных гормональных процессов. В результате идут мощные сбои регулировки во многих гормональных системах. Основным гормоном, ведущим к проявлению ПМС – является недостаток прогестерона. Все факторы, приводящие к ПМС приводят к дефициту прогестерона.
Отмечается высокая связь проявления ПМС и бессонницы. А последняя ведь является важнейшим симптомом десинхроноза. Чаще всего у женщин сон нарушается в предменструальный период. Или же нарушения сна вообще сопутствуют многим страдающим ПМС.
Одним из частых проявлений ПМС является депрессия, которая может проявляться циклически, то есть соответствовать менструальному ритму. Максимальная депрессия происходит в предменструальные дни, а затем она уменьшается. Четко прослеживается связь этой депрессии с гормональными ритмами, то есть она гормонозависима.
Также имеется депрессия сезонная, связанная с актиноритмами. Но разыгрываются они на одних и тех же механизмах – первичного десинхроноза (сбой маятника мелатониново-серотонинового).
Психологические этажи десинхроноза в своей основе имеют перекос в серотониновом крыле маятника. Психологический стресс, душевная травма, которые приводят к депрессии, тоже обеспечиваются через те же механизмы сбоя и десинхроноза. Конечно, во всех этих случаях происходит недостаток выработки серотонина (предшественника мелатонина).
Любая хроническая патология имеет общие корни в верхних этажах регулировки синхронизации серотониново-мелатонинового маятника (С-ММ). На примере ПМС видно, как много функциональных колец сопряжено в единую систему, чтобы проявить это заболевание. На нем становится понятнее смысл термина хронические системные заболевания, к которым относятся и опухоли, и по сути являются более сложным многокомпонентным и далеко зашедшим процессом. Это означает что механизмы многих патологий задействованы на разных этажах иерархии управления организмом. Высшим этажом регулировки является механизм С-ММ в эпифизе. Нижний этаж связан с клеточным уровнем, где тоже зарождаются свои механизмы патологии, например, провоспаление. Таким образом, корни болезни могут находиться одновременно на разных этажах иерархии. Это означает что и подходы в лечении должны быть системными, многоплановыми, многоуровневыми. К сожалению, этого медицина пока еще не освоила. Она лечит отдельные органы и ткани, но не весь организм в целом.
Неудивительно, что на фоне ПМС намного легче проявиться опухолевым процессам. Ведь ПМС – полиморфен, многокомпонентен, включает в себя огромное количество механизмов, сопряженных и адаптированных работать на новый лад, то есть не в оптимуме. Накладывание на этот фон гормонального дисонанса ряда других факторов, в том числе и инвазийных, ускоряет проявление опухолей. Как известно, ПМС сам по себе ослабляет и иммунитет, делает предрасположенным организм к кандидозу, дисбактериозу.
Сопряжение ПМС с нарушениями в щитовидной железе один из компонентов десинхроноза. Обычно, чаще всего она угасает, вырабатывает недостаток тироксина. В норме щитовидка активизирует гипоталамус, что обеспечивает нормальный уровень половых менструальных гормонов. Недостаточность щитовидки – одна из причин ПМС, когда количество прогестерона падает до уровня, вызывающего ПМС. Поэтому, в принципе, лечить надо правильно не симптомы ПМС, а первопричины, вызывающие нарушения в щитовидке завязанные с десинхронозом. Важно также то, что часто щитовидка проявляет нормальный уровень гормонов, а в крови могут появляться клинические признаки ее пониженной функции – гипотиреоидизм.
Сопряжение гормонов ответственных за ановулятрный цикл с десинхронозом. Выделение гормонов, ответственных за ановуляторный цикл (эстрогены, прогестерон), регулируется другими гормонами: фолликулостимулирующим гормоном (ФСГ) и лютеинезирующим гормоном (ЛГ), выделение которых из гипофиза в свою очередь зависит от гормонов, секретируемых гипоталамусом: ФСГ-релизинг фактора и ЛГ-релизин фактора. Каждый из этих гормонов имеет свой ритм секреции. Найдено, что ЛГ в наибольших количествах выделяется ночью. Следовательно, он связан с режимом освещенности и темноты, и явно связан с уровнем, колебанием мелатонина. Удлинение освещенности и десинхроноз ломают ритм и количество выделения ЛГ. Это уже может быть предшественникам ряда патологических состояний. Работа С-ММ сопряжена с корректировкой ановуляторного цикла через гипоталамус.
Итак, уровень ЛГ максимум в ночное время. То есть для секреции ЛГ необходимо определенное количество темноты. Фактор темноты здесь тоже регулятор цикла. Нужно определенное минимальное количество темноты, чтобы механизм выделения ЛГ работал нормально. Ясно, что удлинение фотопериода, десинхроноз, дистресс нарушают и напрягают весь механизм цикличной, оптимальной работы механизма выделения ЛГ. Удлинение темноты – снижает эту напряженность, а также возможные патологические проявления этого механизма. ЛГ-релизинг механизм работает в унисон с мелатониновой амплитудно-частотной активностью. Здесь под частотой понимается суточный ритм колебания мелатонина, а под амплитудной – возрастное общее постепенное уменьшение уровня мелатонина. У взрослого пожилого человека концентрация мелатонина в 10 раз меньше, чем у ребенка.
Для того, чтобы показать, что наступление периода менопаузы зависит от верхних уровней управления, приведу пример. Найдено, что куры, которые в возрасте 3-4 лет прекращали нести яйца, то есть наступала менопауза, при переводе их на лечебное голодание по определенной системе с применением успокаивающих настоев трав, опять возвращались к способности нести яйца, а сам организм их значительно омолаживался. Продолжительность жизни их значительно увеличивалась. Следовательно, отодвинуть фазу менопаузы вполне возможно, и она не строго детерминирована с возрастом, а связана с активностью гипоталамических ядер.
Актиноритмическое воздействие с достаточной длиной темновой фазы также способно восстановить ановуляторный цикл, сбитый по ряду причин, в том числе десинхроноз, дистресс, длительная освещенность. Также можно отрегулировать патологическую предменструальную напряженность (ПМС). А отсюда ясно, что это вполне реально возможно отодвинуть у женщин климакс, особенно патологическое течение климакса, а значит, отодвинуть ряд возрастных, старческих и патологических изменений.
Как происходит включение и выключение ановуляторного цикла, то есть наступление менархе (включение цикла) и менопаузы – климакса (выключение цикла)? Наличие менструаций указывает на способность женщины к оплодотворению. Начала менструаций, менархе, обычно происходит между десятым и шестнадцатым годом жизни, когда девочка набирает достаточно веса – примерно сорок пять килограмм. Прекращение менструаций, менопауза, происходит с окончанием –репродуктивного периода в возрасте сорока пяти – пятидесяти пяти лет. Таким образом, за свою жизнь женщина проходит в среднем четыреста менструальных циклов. Ключевые половые органы у женщин – это эстроген и прогестерон, производимые, главным образом, в яичниках, а у мужчин – тестостерон, вырабатываемый семенниками. Тестостерон производится также корой надпочечников и потому присутствует у обоих полов, но у женщин в количествах, в десять раз меньших, чем у мужчин.
Можно утверждать, что включение механизмов менархе и менопаузы опосредствуется через эпифиз. Проявляя свои частотные и амплитудные колебания, он подготавливает гипоталамус к созреванию и включению механизмов менархе. При этом ориентиром для включения являются не частотные, то есть циркадные колебания мелатонина, а более широкие амплитудные ритмы. Вспомним, что если циркадные колебания мелатонина сохраняются с возрастом, то амплитудные его параметры, величины уменьшаются в 10 раз, что и приводит к угасанию работы ряда гипоталамических ядер, ответственных за выделение ФСГ- и ЛГ-релизинг факторы.
Итак, возможная причина менопаузы – снижение активности мелатонинового маятника, его возрастного уменьшения амплитудных показателей. Можно ожидать, что удлинение ночного актиноритма отодвинет на позже менопаузу, а значит и климакс, и патологические гормональные сбои.
 
Сбои гормоновыделения и их ритмов как предшественники и факторы предопухолевых состояний.
ЛГ стимулирует лопнувший яичниковый фолликул к производству прогестерона. Именно прогестерон необходим для преобразования слизистой оболочки матки в губчатую, богатую кровеносными сосудами ткань, необходимую для приживления оплодотворенной яйцеклетки. Появление в крови прогестерона сопровождается увеличением температуры тела примерно на 0,3°С. Температура – это элемент провоспаления. Не стимулирует ли избыток прогестерона или его ненормальное соотношение, пропорция с эстрогеном пролиферативные процессы матки и груди? Ведь стимулирует же он разрастание губчатой ткани матки, а значит увеличивает сосудистые разрастания, и открывается дорога к миомным (мышечным разрастаниям). Приложите к этому процессу какой-либо провоцирующий фактор и на этом завышенном фоне гормонального сбоя начинают разрастаться и появляться миомы?
Прибавьте, что к этому физиологическому провоспалительному процессу (особенно если он нарушен и чрезмерен, то есть выше допустимых границ) еще и наложение других воспалительных процессов, например, параметрит, где происходит лимфатически-венозный застой, отеки, сбрасывание свода слизи, скопившихся шлаков, метаболических токсинов и даже канцерогенных веществ. Кроме того, в эндометрии идет хроническая война иммунитета с инфекциями, в том числе и трихомонадой, лямблиозом, кандидами и мириадами других сапрофитных и патогенных инвазий, держащих эту зону в постоянном напряжении. Региональное ослабление иммунитета может быть связано и с нарушениями иннервации этого региона из-за зажима ряда нервных корешков, выходящих из позвоночника, и обеспечивающих трофическую и лимфатическую иннервацию этого региона. Создаются все условия для застойных отеков и провоспалений. Именно провоспаленная ткань особо чувствительна, предрасположена к гормональным сигналам и их стимулам к пролиферации. В одних случаях это приводит к гиперплазийным процессам (предраковое состояние), то есть когда нарушаются репаративные процессы в ткани в целом, а в других – к очаговым проявлениям типа миомных наростов. Почему так происходит, что в одних случаях происходит равномерное изменение в ткани, то есть поражаются определенные ее поля, зоны, а в других появляются лишь определенные центры, очаги разрастаний (миомы) – предстоит еще разобраться. Но, по-видимому, это зависит от определенного сочетания провоцирующих факторов.
В норме на 23-27 день менструального цикла происходит снижение уровня эстрогена и прогестерона. Утолщенная, гипертрофированная слизистая оболочка матки распадается, когда уровень прогестерона уменьшается, снизится и температура тела. Именно на этом завершающем этапе менструального цикла женщина может ощущать ряд недомоганий, которые были названы предменструальным синдромом (ПМС). Сюда же входят такие симптомы, как болезненность груди, отеки, увеличение веса, раздражительность и многое другое.
Как стимулятор аппетита, прогестерон вызывает прихотливость в пище: в частности, повышенную потребность в углеродах. Опыты на животных показали, что прогестерон обладает еще и снотворным действием – явное указание на причину повышенной сонливости и потребности во сне в этом периоде (по-видимому, здесь есть связь и с мелатониновыми зависимыми колебаниями). Но в человеческом обществе эта сонливость пренебрегается, что стимулирует развитие хронического десинхроноза и лавинообразного развития дальнейших болезней. Помимо того, что прогестерон вызывает повышение температуры, происходит дурной сон, раздражительность, перепады настроения, депрессия, а значит и стресс.
В предменструальный период может усилиться симптоматика некоторых хронических заболеваний, например, астмы, эпилепсии, мигрени и др.
Менопауза у женщин происходит на фоне минимального мелатонинового уровня. Следовательно, амплитудное угасание эпифиза является и началом менопаузы и климакса. Возможно, что ряд гипоталамических ядер, ответственных за секрецию ФСГ- и ЛГ-релизингов не могут работать на низком фоне мелатонина. Первоначально заводится работа этих ядер, они возбуждаются, могут перевозбуждаться, а затем выходить из автоматического режима работы, то есть по принципу замкнутой системы. Они настроены на работу на определенном фоне мелатонина. Снижение его уровня гасит эти центры, делает их не чувствительными. В принципе, запас яйцеклеток в яичнике далеко еще не исчерпан и этот ановуляторный цикл еще мог бы долго работать, так как на нижних уровнях (яичник) потенциальные запасы не ограничивают ее возможности этого процесса. Механизмы климакса, менопаузы включаются на верхних уровнях.
Менопауза у женщин начинается не сразу. За три или четыре года до менопаузы регуляторность выработки яйцеклеток нарушается, и циклы начинают удлиняться. Обычно яичники окончательно прекращают продуцирование яйцеклеток в возрасте от 45 до 55 лет. Когда же уровни гормонов становятся меньше необходимых для ежемесячной стимуляции матки к преобразованию слизистой, менструации исчезают полностью. Биологическая «пружина» развернулась. Амплитуда мелатонина слишком низка для дальнейшей работы этих механизмов.
Предменструальный синдром (ПМС) является по своей сути ускоренным развертыванием этой биологической пружины. Похоже, что женщины с ярко выраженным ПМС быстрее придут к климаксу и менопаузе.
К сожалению, нет никакой статистики, указывающей на то, есть ли связь между гормонозависимыми опухолями, проявлением ПМС и наступлением досрочно преждевременного климакса и менопаузы.
Поскольку ПМС связан с определенным уровнем гормонов ГЛ и ФСГ, то можно утверждать, что напряжение это связано с форсированием, усилением работы этих релизинг-ядер. Хронический десинхроноз, как известно, снижает уровень мелатонина. Но тот же хронический десинхроноз может стимулировать и ПМС и гормонозависимые опухоли. Все эти состояния можно форсировать искусственно. Не в меньшей степени на них может повлиять и хронический стресс.
Но это же позволяет утверждать, что отодвижение менопаузы и снятие ПМС возможно при условии нахождения методов повышения активности, амплитудности мелатонинового маятника.
 
Связь между ПМС и светом.
Свет до определенных пределов может оказаться и лекарством от ПМС. Б. Пэрри обнаружила, что женщины, страдавшие ПМС, почувствовали облегчение, проведя вечером два часа перед источником света, сравнимым по интенсивности с солнечным. Позднее оказалось, что тот же эффект дает воздействие яркого света утром и даже тусклого красного света вечером, хотя последний вообще использовался в качестве плацебо (средства, обладающего нейтральным действием, и применяемого к контрольной группе только для психотерапевтического эффекта). Пришлось признать, что все, как один, использованные методы светолечения с одинаковой вероятностью могли быть как плацебо, так и обладать физиологическим действием.
Обращаю внимание на то, что эти опыты можно расценивать и как воздействие лишь на один рычаг маятника, (регулируемого периодом света и темноты), усиливая одно плечо – автоматически усиливается и другое, но на заведомо неблагоприятном режиме. Рано или поздно такое перенапряжение одного крыла маятника приведет к его истощению, так как резервные компенсаторные возможности организма ограничены. Рано или поздно такая перестимулированная система придёт к истощению и к обратной реакции. Такое форсирование постепенно ослабит маятниковый механизм, он выйдет за пределы оптимального режима и направит систему к ускоренному климаксу.
 
 
Значение фактора света на физиологические процессы.
Ряд авторов считает, что важнейший фактор, синхронизирующий менструальные циклы, это свет. Со своей стороны, хочу сразу же возразить против такой постановки вопроса. Ниже будут приведены эксперименты, которые действительно показывают возможность восстановления нарушения ПМС и ановуляторного цикла при определенных методах светового воздействия. Но это еще не является доказательством, что свет является единственным регулятором нормального протекания цикла. Выше мы уже описывали эксперименты, когда мышей содержали на непрерывном освещении, что приводило к патологической и мастопатийной патологии. Следовательно, видно, что свет нужен лишь в определенных количествах, дозах. Но не меньшую, если не большую важность имеет фактор темноты. К тому же избыток темноты не приводит к тяжелым хроническим заболеваниям, последствиям, тогда как избыток освещенности и длительности светового периода является открытым фактором, приводящим к болезни. Но закономерности влияния света на организм здесь такие же, как и влияния стресса на организм. Известно, что стресс до определенной величины, параметров, является фактором полезным, адаптирующим, мобилизирующим ресурсы организма. Дальнейшее повышение стрессового воздействия является собственно уже собственно стрессом, приводящим к напряжению всей системы, выхода из оптимума. Затем наступает третий этап – дистресс, который является основой многих системных сложнейших заболеваний. Так и свет: повышение длительности освещенности на несколько часов может привести к мобилизации защитных сил, повышению устойчивости организма к ряду патологических реакций, симптомов. Да, действительно, для молодых, здоровых организмов, не имеющих исчерпывания защитных резервов организма, сил Витаукта, такое воздействие будет полезно. Единственное, что остается незамеченным исследователями, что упускается из виду, это то, что такие организмы быстрее созревают, быстрее у них проходят этапы онтогенеза, быстрее наступает естественное старение. Процесс раскручивания жизненной спирали ускоряется. В угоду улучшения физиолого-психического состояния уже сегодня, сейчас, берут более дорогие кредиты здоровья из будущего. Идет размен малого, но сегодня, на большое, но завтра.
Да, для здоровых и молодых организмов такие "кредиты" еще допустимы. Но тема нашей книги относится к хроническим, системным заболеваниям, когда резервы мобилизации уже во многом исчерпаны и дальнейшее стимулирование их может привести к парадоксальной обратной реакции, к их дальнейшему истощению и ослаблению. Поэтому методы стимулирования защитных сил в целительстве, например, стимулирование, подстегивание иммунитета путем ядовитых трав (болиголов и т. п.) при опухолях чаще всего преимущественно не приводит к излечению больных. Хотя, конечно, имеются и случаи реальной мобилизации защитных сил и даже исчезновения симптомов болезни. Но практика целительства показывает, что в реальной ситуации методы стимулирования защитных сил более чем в 90% случаев не приводит к желаемому результату. Поэтому официальная медицина "отмахивается" от тех немногих пациентов исцеления как незначительные.
Считаю, что в данном случае, при данных заболеваниях методы целительства должны быть направлены не на приемы стимулирования, а на восстановление, укрепление ослабленного. То есть методы воздействия должны быть в корне отличны, чем они существуют сейчас.
Преимущество методов лечения целительством, то есть воздействия на первопричину, корни болезни перед симптоматическим лечением официальной медицины, то есть воздействия лишь на внешние проявления болезни, очевидно. В то же время методы целительства до сих пор часто тоже дают низкую эффективность, результативность в области системных заболеваний, в том числе и опухолевых.
Объяснить эту низкую эффективность целительства можно тем, что оно в этой группе заболеваний использует преимущественно методы стимулирования и практически не уделяет внимания методам восстановления, приведения систем в оптимум, использования методов покоя.
Поэтому можно утверждать, что применение методов актиноритмического воздействия, сомнотерапии, гипосенсорной камеры намного расширит потенциальные возможности целительства в области "неизлечимых" заболеваний.
Использование методов актиноритмического (увеличения периода темноты) воздействия и сомнотерапии позволяет медленно, но настойчиво восстанавливать исчерпанные резервы самозащиты организма. К тому же, устойчивость организма к онкологии и инвазийной патологии максимальна в ночное время в периоды сна. Максимальная способность противостоять им, противодействовать именно в этих ночных условиях. Именно это и надо взять на вооружения для исцеления, чтобы организм мог максимально эффективно использовать свои защитные силы против этих болезней.
Второй возможный прием целительства, предлагаемый нами – это сочетание методов стимулирования с методами восстановления. То есть на определенных этапах применения методов восстановления, когда больной начинает чувствовать субъективно признаки улучшения своего самочувствия (что говорит о налаживании иммунитета), можно подключить и применение методов стимулирования защитных сил.
Л. Лэмберг считает, что патологическое протекание менструальных циклов и даже бесплодие могут оказаться следствием слишком резких колебаний освещенности или его малой интенсивности. Факты, которые приведены ею в доказательство, следующие. Процент бесплодия среди незрячих выше, чем у людей с нормальным зрением. У жителей Крайнего Севера этот процент выше полярной зимой, чем летом; у жителей индустриальных районов, большую часть времени проводящих в помещении, он больше, чем у жителей сельской местности.
Возможно, что сезонные колебания мелатонина влияют на биологические и физиологические ритмы человека. Конечно, экспериментальные данные здесь во многом противоречивы, но факты надо принимать во внимание все. Воздействие света заставляет менструации начинаться вовремя: у девочек, слепых от рождения или потерявших зрение в первый год жизни, менархе, то есть половое созревание, наступает раньше, чем у других детей. На первый взгляд, это противоречит данным, показывающим, что у детей, у которых поврежден эпифиз, половое созревание наступает раньше. Но возможно, что у слепых девочек, казалось бы, которые постоянно находятся в темноте, уровень мелатонина должен быть выше, а значит и половое созревание позже. Однако, все наоборот. Это говорит о том, что у этих девочек уровень мелатонина тоже низок и, по-видимому, связано это с низким уровнем серотонина в эпифизе, как предшественника мелатонина. Но врабатывается серотонин только при световой стимуляции эпифиза.
То же происходит и с женщинами, живущими в районах, расположенных на уровне моря (где интенсивность света мала): у них менструации начинаются раньше, чем у жительниц других регионов. Но можно предполагать, что смещение фазы менархе у них объясняется другими причинами.
Доказано, что даже свет обычной лампочки в сто ватт – эквивалент света полной Луны, может нормализовать нерегулярные менструальные. Э. Дювану удалось доказать это, вылечив пациентку, шестнадцать лет страдавшую нерегулярностью циклов. Лампочка мощностью сто ватт была установлена так, что свет, отраженный от потолка и стен, всю ночь освещал лицо пациентки. На протяжении четырех месяцев 14,15,16 ночи, отсчитанные с начала предыдущего цикла, женщина спала при таком освещении. Если менструальные циклы, длительность которых колебалась раньше от трех до девяти недель, пришли к нормальному 28-дневному ритму. Произошла синхронизация разлаженных процессов. И по-видимому, это синхронизация каким-то образом связана с эпифизом.
Огромные возможности, открывшиеся благодаря этому эксперименту как перед женщинами, стремящимися к зачатию, так и перед избегающими его, увидели пока только хронобиологи.
М. Лин провела подобный опыт с шестнадцатью женщинами, имевшими затянутые или нерегулярные менструальные циклы. Семеро женщин оставляли включенную лампочку в сто ватт в девяноста сантиметрах от изголовья кровати с 13 по 17-ночь их менструального цикла. Девять остальных женщин точно также спали при свете, но уже слабой красной лампы. В этой группе не произошло никаких изменений в длительности циклов. Первая группа женщин каждый вечер читала перед сном по тридцать минут (с красной лампой читать не удавалось), обеспечивая таким образом воздействие света и на бодрствующий организм. Во время опыта длительность их циклов снизилась со среднего значения в сорок семь дней до тридцати трех, но после окончания эксперимента вернулась к прежней величине.
В эксперименте М. Дреннана освещение включалось в ночи с десятой по четырнадцатую. Эффект, достигнутый в предыдущем опыте, повторился, плюс циклы, достигнутые в ходе эксперимента, почти не удлинялись и после его окончания. Это позволило предположить, что свет, действующий на организм несколько дней до и в самый день овуляции, наиболее эффективен. В этом же эксперименте участвовала контрольная группа женщин с нормальными регулярными циклами. На них свет не повлиял.
В опыте, проведенном Р. Коулом, использовалась специальная маска. Женщины надевали эту маску перед сном в ночи с тринадцатой по семнадцатую менструального цикла. Свет, подаваемый маской, мог быт или ярким, или тусклым; он постепенно разгорался через тридцать минут после того, как женщины ложились в постель, и выключался незадолго до утреннего подъема. Выяснено, что на таком близком расстоянии от глаз даже слабый красный свет, сравнимый с лунным светом, нормализует длительность менструальных циклов.
Каким же образом свет так сильно влияет на длительность женских циклов? Ряд авторов предполагает, что нормальный менструальный цикл возможен только при нормальной секреции мелатонина. Его избыточное выделение приводит к нерегулярности циклов. Воздействие же света в решающий момент просто прекращает выделение этого гормона.
Да, действительно увеличение фотопериода может снизить уровень мелатонина. Но трактовать эти результаты можно не только изменением уровня мелатонина, а изменением уровня серотонина, который в этих условиях значительно повышается и, кстати, не учитывается авторами опытов.
Манипулируя с фактором света, авторы не учитывают, что существует сам по себе и фактор темноты. С помощью света они гармонизировали менструальный цикл за счет увеличения серотонина, но мелатониновый рычаг здесь не работал. Воздействуя светом, авторы повысили уровень серотонина, то есть пошли по пути напряжения резервных защитных сил. В какой-то степени это гармонизировало циклы, но создало условия для вспыхивания предменструального напряжения, синдрома (ПМС) в отдаленный, отсроченный период и сделает предрасположенность к опухолевым состояниям. Конечно, такое воздействие светом будет подобно тем опытам, когда с помощью непрерывного или длительного, больше обычного освещения у животных удавалось искусственно вызывать мастопатии, кисты, опухоли. Но в то же время уровень мелатонина у них существенно падал. Следовательно, в приводимых выше экспериментах по нормализации менструального цикла, дело всего не в завышенных уровнях мелатонина, как это пытаются объяснить авторы экспериментов. Скорее всего, что данные эксперименты можно объяснить тем, что в них удавалось повысить не только уровень серотонина, но и на определенное время и мелатонина, так как серотонин его химический предшественник. Но в целом такая система будет находиться в повышенном, резервном режиме, далеко за пределами его оптимума. А значит, этой системе обеспечен "эффект накопления" переосвещенности и износа этой системы.
Связь гормона мелатонина с эстрогеновыми гормонами. По-видимому, существует прямая связь. Выяснено, что мелатонин угнетает гормонозависимые опухоли. В то же время выяснено, что гормонозависимые опухоли в гинекологии и груди зависят от концентрации гормона эстрагена в крови. Для этого даже разработаны приемы лечения онкологии в гинекологии с помощью применения гормональных препаратов, так называемая группа гестагенов. Оказалось, что гестагены могут нормализовать опухолевую клетку, перевести ее из ²перерожденного² состояния в нормальную. Для такого излечения матки ²убирают² сначала всю слизистую, пораженную раком, при помощи гормонального воздействия, а потом посредством других гормональных препаратов восстанавливают ее до нормального состояния. После излечения пациентки смогли забеременеть и восстановить менструальный цикл. Но в то же время контроль, управление гормонозависимого органа со стороны эпифиза не происходит. Лечение происходит только на местном, региональном уровне, но нет его на общеорганизменном уровне. Только лечение на всех уровнях будет более правильным. Лечение опухолей гестогенами пока удается только на начальных стадиях. Излечиваемость довольно высокая – до 98%.
Регулируя работу эндокринной системы, мелатонин следит, в частности за тем, чтобы в организме женщины не образовался избыток половых гормонов – эстрогенов. Это очень важно, потому что "лишние" эстрогены воздействуют на клетки и изменяют программы их роста – именно это и является причиной рака матки или молочной железы у женщин, которые относятся к числу гормонозависимых заболеваний.
   Другие пептиды эпифиза, способные подавлять опухоли. Еще до сообщений о противоопухолевом действии мелатонина появились публикации об аналогичном действии различных вытяжек эпифиза. Так началась история эпиталамина. Установлено, что он тормозит рост ряда перевиваемых опухолей у крыс и мышей, а также предупреждает развитие новообразований при воздействии на организм канцерогенов, кроме того, сдерживает спонтанные новообразования. Наиболее ярко это проявлялось у мышей, склонных к развитию аденокарцином молочной железы. Эпиталамин восстанавливает у самых старых самок крыс регулярные эстральные циклы и повышает чувствительность их гипоталамических половых центров к эстрогенам. Установлено, что введение эпиталамина крысам увеличивает у них образование в эпифизе мелатонина и секрецию его в кровь.
   Влияние эпифиза на продолжительность жизни. Есть основания утверждать, что эпифиз является не только механизмом, обеспечивающим функции основного ритмоводителя организма, обуславливающего циркадность ряда протекающих в нем процессов, но и за более общие хрональные процессы, в том числе и старение.
   Обнаружено, что эпиталамин притормаживает, сдерживает функции гипоталамуса, не позволяет ему работать ²вразнос², а значит, сдерживает в нем элевационные процессы (то есть возрастное или патологическое снижение чувствительности гипоталамуса к тормозящему на него действию периферийных гормонов). Функциональная активность гипоталамуса настолько завышена от нормы, что периферические железы отвечают наращиванием своей гормональной активности. Эпиталамин увеличивает длительность репродуктивного периода и на 25% - среднюю продолжительность жизни животных. Он восстанавливал у части старых крыс способность к деторождению.
   Влияние эпифиза на иммунный статус. Найдено, что применение эпиталамина замедляло возрастное ослабление иммунных функций у мышей, увеличивает в крови уровень одного из гормонов тимуса. Некоторые из вирусов, причем наиболее опасные для человека, в том числе и онкогенные, внедряются в живые клетки и, в отличие от бактерий, становятся недоступными для антибиотиков. Мелатонин, когда организм им буквально перенасыщен, каким-то образом, возможно напрямую или через иммунитет, способствует успешно справляться с опасными инвазиями и не приносит вреда полезным микроорганизмам, не вызывая дисбактериоз.
Известно, что по ряду причин в организме накапливаются свободные радикалы и канцерогены, которые повреждают клетки, а те, в свою очередь, трансформируются в раковые. Мелатонин проникает через клеточные мембраны, защищает ядра клеток, в которых содержится генетическая информация.
Основной циркадианный ритм организма, от которого идет отсчет и синхронизация всех остальных ритмов и процессов в организме, является естественный ритм чередования дня и ночи.
Именно в ночной фазе, во тьме, в период обязательного покоя активизируются процессы репарации и регенерации, в частности усиленно идет размножение клеток, в том числе и кровяных, иммунных. Например, известен циркадный ритм, обусловленный мелатонином на иммунный статус: 0 часов 30 минут – пик активности предшественников гранулоцитов и макрофагов; 21 час – пик Е-РОК и клеток селезенки; 6 часов – пик активности клеток тимуса. Идет восстановление всего, что было разрушено в активную и световую фазу.
В организме человека обнаружено не менее 300 процессов, систем, которые работают в режиме циркадианности. Но все они синхронизированы с важнейшим ритмом чередования дня и ночи.
Можно утверждать, что в онтогенезе идет синхронизированное и в то же время запрограммированное изменение ряда важнейших жизненных показателей, их взаимосоотношений, в том числе нервной, иммунной, эндокринной и др. Именно нарушение нормальной координации этих систем, которое обеспечивается эпифизом, может привести к ряду системных заболеваний, в том числе и таких грозных и неизлечимых, как онкология, рассеянный склероз, красная волчанка, астма и др.
   Значение эпифиза в гиперпластических заболеваниях щитовидной железы. Особое большое значение в добро- и злокачественных образованиях в щитовидной железе мы также придаем эпифизу. При этом гормональные сдвиги в эпифизе мы считаем не детерминирующим фактором (то есть прямой причиной), а одной из ведущих компонент этого заболевания, в том числе включая сюда и хронический дистресс, провоспалительные процессы, нарушения иннервации из позвоночника и так далее. Каким-то образом щитовидка работает в унисон с общим состоянием эпифиза. Щитовидная железа находится под контролем (через гипоталамус) у эпифиза. Максимальная активность щитовидки у новорожденных детей. В этом возрасте вес щитовидки достигает 20 граммов, что составляет до 0,5% массы его тела. В этом же возрасте максимальна активность и эпифиза. Щитовидка поддерживает гомеостаз и адаптацию организма к меняющимся условиям окружающей и внутренней среды. Она является и универсальным защитным механизмом, подстегивающим организм. Тироксин повышает сопротивляемость организма и способность клеток освобождаться от вредных веществ. С возрастом человека, когда, казалось бы, должна расти и щитовидная железа, ее относительный вес, наоборот, уменьшается в несколько раз. С одной стороны, соматическое развитие щитовидки ограничивается, по-видимому, из-за эпифиза, а с другой стороны ее функциональная активность формируется тиреотропным гормоном. Происходит напряженность в работе, предрасположенность к интоксикациям ее, а также к пролиферации, кистозно-диффузным разрастаниям и т. д. Известно, что между гинекологическими органами, грудью, простатой у мужчин и функциональным состоянием эпифиза существует достаточно четкая зависимость. Но наша практика и ряд медицинских работ однозначно показывают достаточно высокую корреляцию (связь, сочетание) между заболеваниями в щитовидке с болезнями в детородной системе у женщин (миомы, мастопатии, эндометриоз, кистомы яичника и так далее), а у мужчин с аденомой простаты. Следовательно, все системы находятся в одном кругу.
   Статистика неумолимо показывает, что ежегодно идет прирост онкозаболеваний в гинекологии, груди и простате на 1-3%! Также растет заболеваемость и по щитовидной железе. В начале 20-го века этими заболеваниями болели значительно реже. Объяснить это можно только тем, что в наш быт вошло электричество, световой рабочий период значительно удлинился. То есть для большинства людей световой период удлинился на 3-4 часа. Этому же способствовало вхождение в наш быт телевидения. Многие люди просматривают телевизор допоздна.
   Из опытов на хомячках известно, что укороченный световой день, низкая освещенность, ослепление животного подавляют секрецию тиреотропина, который вырабатывается в гипофизе и стимулирует выработку гормонов щитовидной железы. Можно утверждать, что у больных с гиперпластическими процессами в щитовидке снижение тиреотропина приведет к восстановлению баланса в щитовидке между потребностями (запрос на стимулирование из гипофиза) и возможностями самой железы. Соотношение потребностей (разболтанность из центров управления) и возможностей (больная щитовидка, плохо снабжаемая йодом, с застоем в ней крови и лимфы и ослабления ее иннервации) придут в норму и этим предотвращается процесс гиперплазии и неоплазии.
   Поэтому понятно, почему предлагаемое нами актиноритмическое лечение должно эффективно воздействовать не только на опухолевые болезни в гинекологии, грудях и простате, но также и в щитовидной железе. Избыточный свет и стрессы подавляют эпифиз и возбуждает щитовидку. Гипо- и гиперфункция щитовидки (миксидема, зоб и тиреотоксикоз) это разные состояния в щитовидке одного процесса - сбоя функций щитовидки с помощью превалирования той или иной компоненты в заболевании.
Значение стресса в развитии изменений в эпифизе и сопутствующих опухолевых заболеваний в гинекологии, груди, простате. Не малое значение здесь играет увеличение интенсивности, напряженности нашей жизни, что является определенным стрессором, который действует на эпифиз также подавляюще, как и свет. Свет и стрессы – это синергичные, то есть содействующие и взаимоусиливающие друг друга факторы. Отсюда становится понятным, почему люди, перенесшие большое горе, стресс, чаще заболевают опухолями щитовидки и в детородной области.
Имеются прямые исследования на собаках, показывающие, что содержание животных в хронически дисстрессорных условиях приводит к резкому статистически достоверному увеличению у них онкологических заболеваний, в том числе опухоли мочевого пузыря, кожи, груди и т.д. Резко одновременно нарастают процессы старения. Следовательно, стресс действует на организм также, как и удлинение светового периода. То есть свет и стресс действуют в одном направлении и, по-видимому, разыгрывают свое действие на рельсах одних и тех же механизмов. Изменение актиноритмов приводит к хроническому десинхронозу, который по сути своей тоже является хронической стрессовой ситуацией для организма. Но под термином десинхроноз мы вкладываем более широкое понятие, чем это принято в хронобиологии. Здесь мы также подразумеваем возрастное уменьшение уровня мелатонина в эпифизе, то есть здесь включена и онтогенетическая цикличность.
Десинхроноз приводит организм к утрате его бодрости, свежести как психической, так и телесной, вводит организм в состояние предпатологии, то есть так называемого ²третьего состояния². Организм теряет нормальный сон и свежесть после сна, появляется хроническая усталость, вялость. Но самое главное – нет той ювенильной свежести, бодрости. Начинают расти симптомы изношенности и старости. Поэтому можно утверждать, что реакция мелатонинового десинхроза по своей сути равноценна реакции ОАС – Общего Адаптационного Синдрома и его третьей фазе развития, то есть дистресса. Поэтому можно утверждать и обратное, что десинхронизация ведет к ОАС, а ОАС, вызванный, например, по совсем другим причинам (не изменения актиноритмов) тоже провоцирует десинхроноз. Проще говоря, обычный стресс существенно влияет и провоцирует десинхроноз, так же, как и актиноритмический десинхроноз является причиной стресса.
Сродство действия механизмов десинхроноза и ОАС на опухолевые процессы. Как известно, сам по себе обычный стресс безвреден для организма. Это его нормальная стандартная реакция на определенные ситуации.
Особенностью эпифиза является большая скорость кровотока (по скорости крово­тока эпифиз уступает только почкам), что указывает на высокую метаболическую активность железы. Именно стресс может в первую очередь выбить из колеи этот орган, нарушить в нем кровообращение, спазмировать сосуды. Стресс подавляет выработку мелатонина.
Определенно затягивающийся стресс, но в приемлемых количествах, даже полезен и приводит организм к адаптации к нему, например, закаливание, повышение устойчивости к ряду факторов и др. Только застойный и сильный стресс приводит к истощению резервов, к дистрессу и ослаблению защитных ресурсов организма.
То же можно сказать и о реакции десинхроноза. В определенных количествах организм хорошо приспосабливается к нему и легко относительно переносит. Можно предположить, что по тем же закономерностям, что возникает дистресс, может возникнуть и дидесинхроноз (термин применен нами впервые). Именно дидесинхроноз становится подоплекой ряда опухолевых процессов.
Но в то же время можно отметить, что реакции десинхроноза подвержено достаточно огромное количество взрослого населения, тем не менее не все из них подвержены опухолевым процессам. Можно утверждать, что десинхроноз является компонентой, но не детерминантой, причиной опухолевых процессов. Для их проявления часто надо наслоения ряда факторов, в том числе ОАС, накопления канцерогенных веществ и др., но в ряде случаев все эти факторы резко взаимоусиливают друг друга. Чтобы у здорового человека вызвать проявление опухолей только, например, с помощью актиноритмов - нужно крайне мощное и продолжительное их изменение, так как организм просто к ним адаптируется. Но у ослабленного организма другими процессами, то есть истощенного, даже слабое, незначительное изменение актиноритмов или укорочение периода сна может способствовать проявлениям опухолевых процессов. В то же время такие же воздействия на других людей не проявят эти патологические процессы.
Следовательно, ряд специфических опухолевых процессов могут развиваться при определенных больших или малых степенях десинхроноза, когда он сочетается с другими процессами, например, стрессом, дистрессом или другими причинами, а также при чистом дидесинхронозе, то есть более мощного его проявления без необязательно сопутствующих других реакций, например, стресса или дистресса. Все это объясняет всю гамму возможностей проявления гормоно- и стрессозависимых опухолей.
Также учитывая все сказанное, можно утверждать, что механизмы стресса и десинхроноза постоянно давят, ²подавляют² активность эпифиза, что является одной из причин его возрастного вырождения, то есть прекращения, ослабления с возрастом его активности, а самое главное – его атрофию и наполнению эпифиза баластными веществами, по-видимому жироподобной природы, как липофусцин, который медленно с возрастом откладывается и во всех других слоях мозговой ткани.
Противострессовое действие мелатонина. Мелатонин подавляет разрушительное действие стрессовых гормонов и действует умиротворяюще на нашу психику. При приеме мелаксена снижаются стрессовые реакции организма (психогенный и эмоциональный стресс, травматический или кардиогенный шок, послеоперационный период или последствие др. тяжелых болезней).
По-видимому, он является противоположностью Общему Адаптационному Синдрому и дистрессу, а также перегрузке вегетативной нервной системы, в частности ее симпатического отдела. Перевозбуждение и истощение ряда вегетативных отделов мозга приводит к гипертонии, усиливает ОАС, что влечет за собой заболевания сердца и почек, инфаркты и инсульты. Мелатонин защищает организм от повышения кровяного давления. При недостатке мелатонина давление подскакивает выше нормы. Мелатониновая недостаточность, десинхроноз, вегетативные бури приводят к сердечным приступам.
Мелалатонин противодействует старению мозга, кожи, поседению волос. Имеется ряд авторов, которые утверждают, что причиной накопления при старости липофусциновых отложений в клетках мозга является снижение уровня мелатонина. Липофусцин способствует возрастной деградации клеток, нарушает в них метаболизм, ограничивает их возможности и приводит в итоге к болезням старости как болезнь Альцгеймера и Паркинсона. Применение мелатонина может способствовать выведению пигмента старости в мозговых клетках.
Также с мелатонином связывают возрастные старческие пигментные пятна на коже, так называемые «печоночные пятна».
С мелатонином связывают и седину волос.
Значение эпифиза в возникновении заболеваний: фолликулярная киста яичника, кистомы яичника, полипы матки, эндометриоз. Выше приводилось описание эксперимента на животных, когда им нарушали естественный актиноритм путем удлинения светового периода, что приводило к вспышке этих болезней. В патологической гинекологии эти заболевания являются наиболее темным, непонятным пятном. Даже применение половых гормонов и подобных им препаратов не решает проблему. Для людей механизм их возникновения намного более сложен, так как сюда вплетаются еще стрессовый прессинг, общее состояние организма, его защитных сил, то есть Витаукта, которые также опосредовано влияют на эпифиз и гипоталамус. Только при определенном, правильном сочетании, соотношении гормонов эпифиза и подчиненных местных гормонов возможно нормальное циклическое функционирование этих тканей ²мишеней². В ряде случаев в этот слаженный, тонкий гормональный ритм управления вмешиваются нарушения иннервации этих органов (нарушение управления трофикой местными лимфососудами и нервами, которые подходят сюда из позвоночника). Нарушение иннервации приводит к сбою и изменению чувствительности этих тканей к гормонам.
   Поэтому мы считаем, что при перечисленных болезнях, описанное нами актиноритмическое лечение должно быть в числе наиболее результативных методик.
   Изменения в эпифизе как первопричина возрастных изменений, болезней возраста, в том числе системных гормонозависимых болезней, включая и гормонозависимую группу опухолевых заболеваний. Специалисты считают крайне важным разобраться в механизмах и смысле возрастных и патологических изменениях в эпифизе. Ведь это действительно первопричина, основа многих болезней. Сущность целительства в том и заключается, что надо устранить корни, первопричину, базу болезни. Поэтому, попытаемся как можно доскональнее разобраться в этом вопросе. Эпифиз ответственен за онтогенез (возрастное развитие организма), а самое главное – за комплекс возрастных патологических изменений и наступления сенелита (старения). Часть возрастных изменений, которые приводят к матуре (стадия возрастной перезрелости), то есть гормональному однобокому крену, переизбытку одних гормонов и недостатку других, является основой гормонозависимых опухолей. Развиваться эти гормонозависимые опухоли могут не в стадии сенелита (старения), а намного раньше – в матуре (перезрелости) и адальтуса (норма возрастной зрелости). Казалось бы, в возрасте расцвета физических сил организма 40-50 лет, а иногда даже в 30-летнем возрасте начинают у некоторых людей неотвратимо прогрессировать опухолевые болезни, в возрасте, когда до старения еще далеко, еще даже нет серьезных симптомов старения, внешне человек не похож на больного и старого, а в то же время подспудно в нем начинают проявляться эти опухоли.
 
Многопричинность гормонозависимых опухолей.
В то же время неправильно утверждать, что гормонозависимые опухоли являются следствием только гормонального сдвига, сбоя. Вернее, говорить, что этот сдвиг является фоном, на котором могут развиться эти опухоли. В теории целительства, выдвинутой нами, для онкологических заболеваний предусматривается наличие факторов сенсибилизаторов и првокаторов, и считает, что это многокомпонентное сочетание, сплав взаимоподдерживающих факторов.
Также ясно, что один из компонентов, ведущих в онкологии, являются дистресс и десинхроноз – как подоплека сбоя гормональных циклов. Как известно, десинхроноз и длительное лишение организма сна (эффект длительного накапливания недосыпания) приведет к ряду иммунопатий. В определенных случаях это проявляется в снижении устойчивости к инфекционным процессам (что уже научно доказано), а в определенных случаях это приводит к нарушению противоонкологического иммунитета (что, кстати, все еще надо доказать).
Тогда, если этот постулат правилен, это означает, что десинхроноз приводит не только к гормональным сбоям, но и к зарождению провоспалительных процессов. В то же время все это является лишь предрасполагающей компонентой гормонозависимых опухолей. Ведь известно, что ряд женщин имеют сбои ановуляторного цикла, ПМС, недостаточность щитовидки, но тем не менее могут миновать проявления опухолеобразования. Это говорит о том, что возможно, у них нет приложения еще ряда недостающих, провоцирующих факторов, а сбой иммунитета у них пошел лишь в направлении противоинфекционном. На эти же "узлы", сплавления факторов проявления опухолей могут наложиться и физический или психологический стресс, истощение другими болезнями и многое другое.
Иммунитет многослоен, многосторонен. Возможно, при тех же факторах, особенности провоспаления и нарушения иммунитета могут привести к другим системным заболеваниям, в том числе артритам, эритематозным, псориазу, рассеянному склерозу… и т.д.
Гипотезы, объясняющие механизм возрастных и патологических изменений в эпифизе. В одной из ранних работ мы уже рассматривали вопрос о том, что многие системные хронические болезни, к которым относятся атеросклероз, гормонозависимые опухоли и ряд других заболеваний развиваются на тех же механизмах ОАС и другие, что и сенелитные (старческие) изменения. Следовательно, многие грани, механизмы этих процессов едины. Поэтому рассмотрим их вместе.
Существуют гипотезы, связывающие процесс старения организма с постепенным разрушением в мозге систем, координирующих нормальное ритмическое течение и переключение биологических процессов организма. Ясно, что если система, регулирующая взаимодействия между различными циркадианными ритмами, разрушается, то организм начинает работать в разнобой, неэффективно, и его способность противостоять болезням резко снижается.
   Есть ученые, которые напрямую связывают старение с возрастными изменениями характера секреции ²ночного гормона² мелатонина. Основное его количество вырабатывается в эпифизе ночью из серотонина. Колебания уровня мелатонина в крови является важным звеном в регуляции других циркадианных колебаний. У человека отношение количества выделяемого мозгом мелатонина к количеству серотонина в старости значительно уменьшается. Это приводит к уменьшению степени согласованности колебательных процессов организма, регулируемых ритмом мелатонинового синтеза.
   По другим авторам мелатонин действует на циркадианные водители ритма, увеличивая их амплитуду. Поэтому, чем больше мелатонина, тем шире размах и выше стабильность всех ритмов, составляющих циркадианную систему организма. Все работает в унисон, в едином ритме, синхронизировано, с единым общим потоком процессов. Возрастное снижение секреции мелатонина вызывает уменьшение амплитуды колебаний ритмоводителя. Это ведет к ослаблению связей между ним и отдельными ведомыми циркадианными колебаниями, дезорганизуя работу организма в целом и в частности гипоталамических центров управления.
   Онтогенетическое развитие и созревание организма можно искусственно ускорить, что происходит, например, у людей, у которых эпифиз поврежден опухолью. Такие люди развиваются очень быстро и достигают половой зрелости уже в детском возрасте. Жизненный цикл их, спираль жизни раскручивается намного быстрее, происходит преждевременное старение.
   В опытах на крысах, которым сокращали пищевой рацион на 60%, либо снижали калорийность на 40%, добивались увеличения продолжительности их жизни в полтора раза. При этом у крыс замедляются такие возрастные изменения, как уменьшение размеров эпифиза, снижение активности фермента, регулирующего синтез мелатонина, и сокращение количества вырабатываемого железой мелатонина. Более того, у крыс, которые начинали голодать в зрелом возрасте, размеры железы и ²производство² мелатонина даже несколько увеличивалось. Но, видимо, старение и болезни связаны не только с объемом производства мелатонина, но и с особенностями его циркадианного ритма синтеза мелатонина, амплитуды его колебаний.
   Причем идет наращивание симптомов матуры (возрастное перезревание или предстарость) с преобладанием изменений не в комплексе и равномерно, а по отдельным направлениям особенно бурно, то есть десинхронно. Следовательно, задача убрать этот гормональный крен, дисбаланс. По-настоящему, такое воздействие возможно только через воздействие на эпифиз. Отсюда понятно, почему нужно понять механизм работы этого органа и научиться разрабатывать методики физиологического, естественного воздействия на него, управлять им. Считаем, что актиноритмические исследования по воздействию на эпифиз является наиболее перспективным направлением.
Депрессия может окончиться раком. Новые исследования, проведенные в США в Национальном институте геронтологии, показали связь между хронической депрессией и раком у пожилых людей. В статье, опубликованной в журнале Национального института, приведены результаты шестилетних наблюдений, показавших, что длительная депрессия обычно увеличивает вероятность возникновения рака.
Ученые анализировали истории болезни 4800 пациентов в возрасте свыше 70 лет. Со всеми обследуемыми беседовали в 1982, 1985 и 1988 гг., и в это время у них не было рака. Однако у 146 человек была обнаружена хроническая депрессия.
Оказалось, что частота возникновения рака с учетом возраста, пола, курения и других вредных привычек у людей, страдавших депрессией, была на 80% выше, чем в контрольной группе. Конечно, нельзя утверждать, что депрессия была причиной рака и что, вылечив депрессию, можно избавиться и от рака. Правильнее утверждать, что депрессия – одна из компонентов этой сложной системы болезни, и что она способствует раку, но опосредованно! И в депрессии, и в раке имеются элементы десинхроноза. Десинхроноз играет на пользу провоспалениям.
Ведь известно, что депрессия, как и хронический стресс, десинхроноз подавляет такие функции иммунной системы, как выработка лимфоцитов и других антиканцерогенов.
Можно утверждать в данном случае, что описываемая в этом случае возрастная депрессия имеет такое же отношение к механизмам САР, то есть сезонные аффективные расстройства, а, следовательно, связана с возрастным, сезонным или иным механизмом уменьшения серотонина. Следовательно, серотонин имеет такое же отношение к раку, как и мелатонин! в обоих случаях с уменьшением их общего количества происходит увеличение раковых заболеваний. Причем в приведенной выше статье не связываются депрессивные состояния с гормонозависимыми опухолями, как это наблюдается при недостатке мелатонина, а происходит увеличение онкологических заболеваний вообще, в том числе в желудочно-кишечном тракте, коже и др. по-видимому, мелатониновый рычаг маятника имеет большее отношение к гормонозависимым опухолям, так как происходит сбой гормональный. Этот гормональный сбой в данном случае становится ведущей компонентой болезни. Тогда как серотониновый рычаг, ответственный больше за иммунодефициты, становится основной компонентой в опухолевых процессах, связанных с иммунодефицитом.
Но нельзя забывать, что не меньшее значение, чем мелатонин, в организме имеет серотонин, который накапливается именно в световой период, также, как и мелатонин, серотонин имеет свои колебательные ритмы. Он также имеет свои обязательные циркадные (суточные) ритмы, а кроме того сезонные (годичные) и онтогенетические (жизненные) ритмы. То есть у серотонина также есть большие и малые ритмы, или как мы говорим, частотные и амплитудные. В фазе минимума в организме мелатонина всегда имеется максимум серотонина.
Сезонные колебания серотонина.
Найдено, что в весенний период, когда длина дня увеличивается, а солнце светит ярче, в организме человека больше вырабатывается серотонина, называемого еще иногда "гормоном счастья". Годичный минимум выделения серотонина приходится на зиму и совпадает с периодом обострения сезонных аффективных расстройств (САР) (депрессия и т.п.) у ряда многих людей. С увеличением секреции серотонина начинают исчезать и симптомы САР. Снимающие симптоматику САР антидепрессанты стимулируют выделение серотонина.
Долго стоял вопрос: каким образом – через глаза или кожу – свет оказывает антидепрессантное действие, а значит и стимулирует выделение серотонина. Очень многое говорило в пользу того, что все-таки через кожу: под действием света в ней вырабатывается витамин Д (на самом деле это гормон), необходимый для здоровых костей и зубов; солнечный свет лечит желтуху у новорожденных, самоощущение солнечных лучей на коже доставляет удовольствие, а в ясные дни большинство людей настроено более оптимистично.
Тем не менее, Т. Уэр провел специальный эксперимент по воздействию одного и того же количества света отдельно на глаза и на кожу пациентов. Для этого привлеклись люди, страдавшие САР. В течение двух недель каждый вечер проводили по четыре часа перед источником яркого света. В первую неделю они надевали только купальники и солнцезащитные очки, во вторую – закутывались с ног до головы, а на лицо одевали маску с прорезами для глаз. В результате ослабления симптомов САР наступило у семи человек улучшение, как следствие воздействия света на глаза, у одного – на кожу. Один оказался чувствителен к обоим видам воздействия, а еще один был нечувствителен вообще. То есть вообще стало очевидным, что свет действует через глаза.
Природа серотонина двойственна. В одних случаях он выступает как гормон, а в других как нейромедиатр, биогенный амин, облегчающий нервной системе передачу импульсов.  Серотонин способен не только вызывать сокращение гладкой мускулатуры внутренних органов и сужение кровеносных сосудов, но и укорачивает время кровотечения, повышает стойкость капилляров. Серотонин скапливается не только в нервных окончаниях, но и в ряде мозговых ядер, в том числе и эпифизе, что говорит и о его гормональном значении в пределах мозга. У многих возникает подсознательное желание гулять на солнце, обнажаться и загорать. Это потребность в увеличении этого гормона в структурах мозга, в восстановлении или сдвиге существующего баланса в сторону серотонина. Но, по-видимому, это не означает, что при этом происходит уменьшение мелатонина. Нет. Просто процесс колебания идет более контрастно, насыщенно: на высоком фоне ночного мелатонина идет высокая концентрация днем серотонина, то есть увеличивается амплитуда этого маятника.
Похоже, что серотонин, также, как и мелатонин, имеет и свое глобальное, ведущее значение для организма. По-видимому, он в первую очередь воздействует на общее состояние вегетативной нервной системы, активности ряда ее ведущих мозговых центров. Если в пределах нервных окончаний, то есть на периферии он работает лишь как обычный медиатор (проводник сигнала), то в мозговых структурах центрах вегетатики он выступает как гормон – где обуславливает их общее состояние. Нейромедиаторы – это химические вещества, которые переносят информацию от одной нервной клетки к другой. Это своего рода животворящий источник для них. Снижается уровень серотонина – пересыхают родники и русла, усыхает, атрофируется вегетатика и ее центры - "родники". А то, что уровень серотонина с возрастом снижается, хорошо известно. Серотонин в качестве медиатора – это "живая вода" для трофически - иннервируемых тканей, а в качестве гормона - "живая вода" для всей вегетативной нервной системы и ее высших центров. Вместе с возрастным усыханием вегетатики идет преимущественное возрастное истощение и атрофия симпатического ее отдела, в том числе и ядер-центров, заведующих этой стороной вегетатики.
Связь серотонина с вегетативной нервной системой. С 35-40 лет начинается инволюция симпатической части вегетатики. И, по-видимому, инволюция начинается с усыхания серотонинового источника, который поступает в эти мозговые центры. Это приводит к медленному исчезновению периферических симпатических терминалей, которые становятся разреженными. Их расположение в тканях старого организма напоминает оазисы в пустыне, чем пышную крону листьев и побегов на юном дереве. Многие из них погибли в результате "пересыхания" живительных медиаторных рек. Многие поглотились, раздвинулись утолщенными волокнами других тканей и усиленной прослойкой соединительной ткани. Но ведь это аналогия с рядом хронических болезней, в том числе с большими коллагенозами и рассеянным склерозом, когда идет склерозирование ткани. Видимо, при них также оказывается ослабленным вегетативно-трофическое звено. Тогда восстановление серотонинового потенциала и симпатического и парасимпатических его звеньев должно восстановить жизненный тонус (Витаукт) и облегчить в излечении, исцелении этих болезней.
Связь серотонина со светом. Чем больше света получает днем организм, тем больше серотонина! Маятник работает на всю мощь, на полную отмашку. Это говорит о здоровье, мощности этого механизма, а значит и о хорошем сне. Днем человек полноценно активен, не вял, энергичен, в хорошем настроении, бодр, а ночью идет хороший, длинный, достаточно глубокий сон. Но также, как и мелатонин, серотонин имеет двойственное значение: кроме хорошего качества бодрствования, то есть бодрости, свежести (а мелатонин влияет на хорошее качество сна), серотонин влияет на общее состояние вегетативной нервной системы, на трофику тканей и многие сокровенные процессы. Поэтому, возможно правильнее говорить о едином мелатониново-серотониновом механизме, а не рассматривать их по отдельности.
Связь серотонина с эндорфинами. Серотонин называют гормоном счастья. Можно предположить, что серотонин влияет на те структуры мозга, которые вырабатывают эндорфины. Возможно, серотонин не сам вызывает чувство свежести, жизнерадостности, активности, энергичности, бодрости, а через систему эндорфинов, которые он освобождает к выделению в кровь. Серотониново – эндорфинная система влияет и на высокое качество иммунитета. У веселых, жизнерадостных, бодрых людей иммунитет всегда выше.
     Эндорфины и иммунная система.
Эндорфины - это гормоны счастья и радости, которые вырабатываются фабрикой мозга только когда организм здоров. Наше сознание с помощью воображения (имажинация) может приводить, возбуждать чувство радости и этим лечить тело и психику, сому и душу. Отрицательная информация и эмоции приводят к выработке противоположного гормона эпинефрина (адреналина) и др. Депрессия и сомнения, душевная боль и т.п. ускоряют синтез таких гормонов, как кортизон и др. Избыток их в крови действует разрушительно на иммунитет, то есть постепенно организм теряет устойчивость к инфекции или раку. Человек может с помощью имажинации и медитативной релаксации повысить концентрацию эндорфинов. Итак, очевидно то, что многие хронические боли и запущенные болезни во многом связаны с недостатком эндорфинов в крови. Эндорфины не только приглашают боль и улучшают настроение, но и помогают иммунной системе отразить болезнь. Исследования показали, что повышение уровня эндорфинов повышает эффективность действия иммунитета. Один из мощнейших инструментов повышения уровня эндорфинов в крови – это чувство любви, безудержная страсть влюбленности в кого-нибудь или к любимому делу, которое стало смыслом жизни. Только тогда поистине человек расцветает по-настоящему и одновременно бьет неисчерпаемым ключом его здоровье.
Настроение человека во многом зависит от количества солнечного света. Свет понижает в крови количество гормона мелатонина, который увеличивается ночью и в пасмурную погоду, в зимние длинные ночи. У некоторых это приводит к ухудшению настроения, у других – к депрессии. Но, по-видимому, здесь большее значение имеет не повышение мелатонина, а недостаток серотонина.
Доказано, что аромат лаванды стимулирует выделение серотонина. Ее же рекомендуют применять для отдушки постели в качестве снотворного. Казалось бы, противоречие, ведь серотонин – это гормон бодрости, радости, энергичности и т.п. Причем здесь лаванда – как снотворное. Но ведь серотонин – это предшественник мелатонина. Будет много серотонина – много будет и мелатонина.
Как известно, лаванду применяют в лечении мигрени, то есть головных болей. Но это означает, что мигрень каким-то образом связана с недостатком и, возможно, резким перепадом серотонина, раз лаванда снимает приступы мигрени.
Следовательно, все, что повышает уровень серотонина, повышает и мелатониновую активность. Это означает, что если днем вы достаточно бодры, активны, работоспособны, то и сон ваш будет глубок, полноценен. Но если днем вы вялы, разбиты, усталы, то и ночь для вас будет продолжением дня, - плохой сон, утренняя разбитость, сон поверхностный, ближе к дремоте.
Обычно при разбитости, усталости хронической, на какое-то время можно рекомендовать использовать масла лимона, розы, розмарина, шалфея, эвкалипта. Они снимают усталость, но, если резервы еще не исчерпаны. Ароматические вещества помогают высвободиться гормонам удовольствия – эндорфинам. А когда у нас хорошее настроение, мы реже болеем.
Лаванда дает яркие сновидения с лирическим сном. Доказано, что запах лаванды стимулирует выделение серотонина – поэтому он помогает при мигрени, то есть головных болях. Кстати, если вы перед сном приняли ванну с запахом жасмина, вас ждут приятные, легкие сновидения.