• Общая сумма:
  • Корзина товаров:

  • 0 шт. - 0 руб.

Товары в корзине

ОНКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОВОСПАЛИТЕЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ, ИХ ПРИЧИНЫ И МЕХАНИЗМЫ

Выяснилось, что большой спектр онкологической «побочки», то есть вторичных последствий нанесения вреда организму завязан с некими веществами, выделяемыми онкоклетками в организм через кровь.

Существует тест анализа крови, который на сегодняшний день врачами практически не применяется. Но он используется в экспериментальной медицине. Этот анализ крови определяет уровень интерлейкина-6, белка из ряда цитокинов, то есть молекул посредников, производимых нашими клетками. Это вещества межклеточного взаимодействия, влияния друг на друга. Среди этих веществ имеется множество специализированных веществ для внутритканевого уровня. Например, клетки печени выделяют цитокины печеночного уровня. Но есть цитокины и универсальные, которые действуют на клетки всех тканей и уровней организма. К ним относится и интерлейкин-6. Он в норме помогает залечивать наши раны, противодействовать инфекции. То есть в этом случае он проявляет себя как местное вещество. Но это в норме.  Тем не менее, в ряде случаев он же проявляет себя как общеорганизменное.

Особенно большое его количество начинает проявляться вокруг больных клеток (тканей) и в стареющих организмах.

Поэтому его следует больше понимать не как тканеспецифическое вещество, а как гормон, причем с универсальным провоспалительным действием на любые ткани организма. Особенно выражено его универсальное действие при запущенной онкологии, хронических заболеваниях и старении.

Для наглядности приведу пример его последствий при онкологии.

Пример. Молодой парень 27 лет болен саркомой бедра. Опухоль гигантских размеров доходит до 10 кг. Метастаз в легкие. Обращает на себя внимание, что у этого лежачего больного полное бессилие, изможденность, кахексия. Резко повысился сердечный пульс, изменились параметры крови. Больной впал в кому. В итоге угроза жизни появилась не от самой опухоли, а от её последствий в других системах.

Как видим опухоль на ноге, а последствия её сказываются на всём организме. Почему эти симптомы так часто сопровождают больных в терминальной, то есть в крайней и запущенной стадии заболевания? Обычно врачи упрощенно говорят о неких токсинах, выделяемых опухолью, которые травят весь организм. Но это совсем не так, и истинные первопричины «интоксикации» не те что предполагают. Можно было бы предполагать о некоторых специфических продуктах гликолизного метаболизма и продуктах распада опухоли. Это продукты неполного сгорания, когда, например, постоянно выделяются токсические кислоты, как молочная и др. Якобы вся эта «копоть» и является причиной онкологической многочисленной «побочки». Но основная причина не здесь.

Выделение онкоклетками большого количества провоспалительных веществ – основная причина всей «побочки» при онкологии. Выделение шквала интерлейкинов-6 – основная особенность онкоклеток. По сути эти вещества информируют организм сигналом SOS, то есть опасность, стресс.

В примере, приведенном нами по парню с саркомой можно утверждать, что у него вся тяжелая побочка связана именно с этими веществами, а вернее с их переизбытком в крови. В итоге именно эти интерлейкины привели к сильнейшему воздействию на сердце, повысив запредельно до опасного уровня сердцебиение, то есть тахикардию до 104 ударов в минуту. Эти же интерлейкины привели к крайней степени исхудания всего организма – кахексия при хорошем питании. Они же часто приводят к отеку ткани. При онкологическом процессе в лёгких характерно сопровождение патологическим отёком легких, то есть экссудативным плевритом. 

У рассматриваемого нами парня с саркомой произошёл гигантский отёк ноги, нога как мешок с жидкостью. В конечном итоге эти же интерлейкины могут вызвать и отек мозга. Как результат указанный больной впал в кому.

Интерлейкины и побочка от них – основная причина смертельного исхода онкобольных, а также перехода хронических заболеваний к дегенеративному исходу. Основной вред приносят не какие-то загадочные токсины, а самые банальные клеточные гормоны воспаления – интерлейкины, которые в определенных количествах приносят пользу организму, а в крайних случаях при их избытке – огромный вред.

Симптомы интерлейкиновой агрессии: на терминальных этапах они доводят вплоть до аритмии и остановки сердца, коме и смерти мозга, болям, температуре, различным отекам, к которым можно отнести и асцит в брюшине (скопление жидкости), экссудативный плеврит, то есть выпотная жидкость в плевре легких, и многое другое... Это уже не гормоны противодействия, а в буквальном смысле гормоны смерти, которые выключают наш организм, отключают жизнедеятельность его важнейших органов: сердце, лёгкие, мозг… Это авральная программа на ускорение самоуничтожения, самоликвидации организма. Как результат именно последствий воспалительных интерлейкинов – гибель организма. Они являются важнейшей причиной мортального исхода при всей неизлечимой хронике. Это механизм, задуманный природой по отключению организма, по частям отключения его важнейших систем жизнедеятельности. Это механизм завершения, отключения, несовместимости ситуации с дальнейшим пролонгированием жизни. По сути его можно сравнить с механизмом апоптоза, но на уровне всего организма. Дальше нет смысла поддерживать этот развалившийся организм как систему систем. Это механизм, обеспечивающий мортальность для хронических безвыходных ситуаций. Природа не намерена поддерживать существование больных, изнемогающих организмов. Это специальный механизм отключения, элиминации. Всё тяжело больное должно быть элиминировано!

Преодоление провосалительного барьера в борьбе с опухолевой проблемой является важнейшей составной задачей комплексных лечебных мероприятий, в том числе и для необходимости выигрыша необходимого запаса времени. Без преодоления этого препятствия не удастся запустить весь лечебный арсенал.

Механизм действия химиотерапии, к сожалению, действует в направлении способствующим провоспалителным процессам.

Особенности провоспалительных процессов при онкологии

Как ни странно, все этапы развития онкологического заболевания сопровождаются провоспалительным процессом. Причем с прогрессией опухоли еще быстрее усугубляется рост провоспалительного процесса, доходя до катастрофичекого. Казалось бы, что при онкологии эта провоспалительная сторона процесса в чем-то должна отличаться от провоспаления при других типах заболеваний. Однако, первичный механизм здесь единый: идет выделение цитокиновых веществ. Но партитура, клавиши, на которых разыгрывается пожар провоспаления, разные.

Любое заболевание с дегенеративным исходом имеет вспышку и затухание выделения цитокинов. Некоторые аутоиммунные заболевания имеют тлеющий характер: когда дегенерация в одном участке заканчивается и переходит в другой: красная волчанка, рассеянный склероз… Процесс может быть сугубо локальным или диссеминированным, или генерализованным. Последняя стадия онкологии – это всегда генерализованный процесс мощного провоспаления: страдают печень, кровь, мышцы, сердце, мозг – везде идет пожар воспаления.

Известен феномен устойчивой онкологической температуры, которая тоже является типичным проявлением этого провоспалительного тотального состояния.

Терминальная (крайняя) фаза болезни всегда сопровождается этой температурой и особенно онкологическими болями. Вся эта симптоматика является проявлением и следствием именно воспалительного статуса, а не интоксикационного. Поэтому все методики по очистке крови или помощи почкам здесь мало эффективны. Также почти не эффективны методики по коррекции кислотно-щелочного баланса и окислительно-восстановительного потенциала, так как они следствие, а не причина болезни. В первую очередь надо гасить «пожар» провоспаления.

В основе онкологической боли лежат преимущественно воспалительные механизмы, а не токсического или иного характера, как это раньше считали.

Гистамин – как медиатор переносчик боли. Его выработку стимулируют продукты воспаления. Пока не уберем провоспалительные интерлейкины – не сможем убрать боли. Боли — это типичный тест на воспаление. По болям мы можем судить в нужном ли направлении идет наше лечение. Если боли уменьшаются, то все идет на улучшение.

Интерлейкиновые механизмы при аллергии и раке схожие. Удивительно, что имеется связь между этими различными заболеваниями. Казалось бы, в одном случае усиливается иммунный ответ на патологическое начало, а в другом – он ослабляется.

В тоже время обнаружено, что аллергия с её провоспалением усиливает меланому.

Связь аллергии и рака с веществом гистамин. И в том и в другом случае выделяется гистамин. В первом случае он отвечает на аллерген, а в другом принимает участие в защите раковой опухоли от иммунной системы. Гистамин отвечает за включение воспалительного процесса.

Оказалось, что блокировка выработки гистамина в опытах с животными способствовала торможению роста меланомы.

Итак, выявлена связь между аллергией и раком. Возможно это позволит выяснить значимость антигистаминовых препаратов при онкологии.

Напомню, что гистамин вырабатывается преимущественно тучными клетками. Он защищает от патогенов и способствует заживлению ран.

Именно гистамин вызывает активацию, выживание и пролиферацию миелоидных супрессорных клеток, кратко MDSCs. Последние же способны ускорять рост онкоклеток и заодно подавлять иммунную систему.

Также эти же миелоидные клетки мигрируют в тучные клетки, которые содействуют переносу их к местам воспаления, то есть к опухоли, печени. Цикл становится замкнутым, поскольку гистамин способствует этому процессу.

Показано, что количество популяций моноцитов с MDSCs можно уменьшать с помощью блокировки их гистаминовых рецепторов. Итак, клетки MDSCs ограничивают противораковый иммунный ответ. Как это трактовать правильно – очевидно интерлейкины вырабатывают не сами опухолевые клетки. Это какая-то реакция SOS?

Итак, обобщу – гистамин медиатор аллергии. Но в тоже время гистамин противодействует противоопухолевой иммунной реакции. Очевидно гистамин действует с одной стороны на подавление одних процессов, но он же способствует наращиванию других интерлейкинов, именно связанных с провоспалением.

Следовательно, можно ожидать что с подавлением выработки гистамина рост опухоли остановится. Гистамин является промежуточным звеном в росте опухоли.

Таким образом, тучные клетки, которые высвобождают гистамин, ухудшают онкоситуацию.

Рост опухоли провоцируют интерлейкины-6. Очевидно сама же провоспалительная реакция провоцирует дальнейший рост опухоли. Делает её особо агрессивной и инвазивной. Опухоль стимулирует сама себя, то есть свой рост за счет своих же провоспалительных выделений. Если уберем провоспаление – значит затормозим рост опухоли.

Возможная побочная симптоматика, проявляющаяся в результате жизнедеятельности опухоли или её частичного отмирания и в особенности от ее сверхактивного провоспалительного статуса.

  • Потемнение мочи с приобретением запаха тухлятины, периодическое помутнение мочи (с хлопьями) или моча тёмно-коричневого цвета, вплоть до приобретения красноватого оттенка.
  • Нарушение формулы крови.
  • Выраженная анемия и тяжелое состояние больно­го.
  • Периодическая тошнота.
  • Боли в почках.
  • Нарушения работы печени.
  • Желтуха – как следствие провоспалительного процесса в печени и крови. Печень начинает избыточно утилизировать избыточное количество красных кровяных телец, а продукты их распада в виде избыточного билирубина переходят в кровь. Как следствие желтизна кожи и склер глаз.
  • Боли сильные тянущие и ломящие по телу.
  • Температура тела субфебрильная или нарастающая до критических пределов.
  • Истощение и исхудание всего организма, кахексия.
  • Высокое давление как систолическое, так и диастолическое, а также высокий пульс. Все это не поддается практически никакой коррекции.
  • Отеки местные возле опухоли или в виде асцита брюшины, или в легких в виде экссудативного плеврита.

Кстати есть опасность, что эту же симптоматику может всколыхнуть и лечение магнитными катушками, постоянными магнитами, и другими методами. Опухоль нельзя возбуждать. Оно осуществляется через задействование механизмов провоспаления. Поэтому по этой симптоматике вы можете определять в правильном ли направлении идет лечение. Боли, слабость, температура и многое другое не должны усиливаться. Если это есть, то надо искать причины, что возбуждает процесс провоспаления и стимулирования опухоли.

Важнейшие методики противодействия онкологии путем торможения провоспалительных процессов

Во многих случаях при онкологии важнее в первую очередь бороться не с самой опухолью, а c её последствиями – провоспалительных критических процессов.

Способ применения препаратов Черного Ореха на керосине «ТОДИКЛАРК» или «ЭКСТРАКТа ГАРБУЗОВа».

Некоторую ясность в этом вопросе внес проф. Маленков А.Г. В его клинике по заданию Минздрава проводились исследования препаратов на основе керосина. Выяснилось, что он в первую очередь действует на восстановление гомеостаза крови, то есть восстановление её формулы. Очевидно это в первую очередь связано с подавлением именно онкопровоспалительных процессов.

Эффективность. Официальный отчет. Метод позволяет добиться регрессии опухоли, т.е. повернуть процесс вспять, или остановить её процесс в 70-90% случаев у тех людей, которые не проходили химиотерапию и тем самым не ослабили ею дополнительно свою иммунную систему. Результативность напрямую зависит от места локализации опухоли. Лучше всего поддаются лечению рак молочной, щитовидной, предстательной желез, рак легких, мочевого пузыря и почек. При раке желудка и других органов брюшной полости результативность выздоровления - около 40%.

Экстракт Гарбузова (бывший Тодикларк)  2 бут.   по 800 р. = 1600 руб.   

Экстракт Черного Ореха на особом керосине усиленный Осиной и Тополем бальзамическим.  Для аппликаций и приёма вовнутрь. Обладает усиленным противовоспалительными, противоопухолевыми и гомеостаз регулирующим свойствами. Он борется не с симптоматикой, а с более глубинными процессами её вызывающих.    

  Экстракт Гарбузова - препарат гомеостатической медицины. Он регулирует нарушенную стабильную у здорового человека формулу крови, особенно часто проявляющуюся на последней стадии онкологии, а также постоянство внутренней среды организма, например, её водно-минеральный баланс, т.е. гомеостаз. Экстракт важнейший элемент комплекса препаратов и методик, относящихся к гомеостатической медицине.

Механизм действия: уменьшает боль и помогает ослабить воспалительные процессы локальные на уровне клеток, преодолеть эндогенный стресс крови на почве провоспаления и разрушения противоопухолевого иммунитета. Возможно, сдерживает вторичный надпочечниковый нейрогормональный стресс, когда уровень гормона стресса кортизола и др. может увеличиться многократно. Состояние внутреннего стресса, основанного на сбое гомеостаза, провоцирует и крайне утяжеляет лечение заболевания. Оно абсолютно не допустимо при онкологии. Часто организм гибнет не от самой опухоли, а от сбоя внутреннего гомеостаза крови, гормонального, нарушения метаболизма и др. показателей. Если бы не было этого вторичного сбоя, то организм с имеющейся опухолью или метастазами мог бы еще часто существовать многие годы, что давало бы изрядный запас времени на подбор адекватного лечения.

Применение пасты урбеч из семян льна, содержащую Омега-3 кислоту, как средства противодействия провоспалительным процессам.

Механизм осуществления воспалительной и провоспалительной реакции. Любой воспалительный процесс реализуется специальными механизмами и в первую очередь за счет системы простагландинов. Эти гормоны относятся к группе веществ эйкозаноидов. Они же в свою очередь синтезируются из жирных кислот. Последние могут быть как насыщенными, так и не насыщенными, и полиненасыщенными. Особую ценность представляют полиненасыщенные, которые и представляют основные Омега-3.

В чем отличается воспалительный процесс от провоспалительного. В первом случае имеется инфекционная компонента, а в другом ее нет.

Воспаление, в хроническом его варианте – пролог к раку. Вообще, воспаление – естественный для нашего организма процесс, который защищает от ран, травм, ожогов, отравления и инфекций.

Актуальным становится вопрос: кто вызывает интерлейкины – сами опухолевые клетки или иммунные клетки?

Известно, что макрофаги не только пожирают остатки отмерших опухолей, но и сами ведут себя как воспалительные клетки, так как они выделяют вещества, вызывающие воспаление. Это они делают для уничтожения патогенных агентов и восстановления пораженных тканей. Это целая группа воспалительных веществ. Среди них цитокины, простагландины, лейкотриены и тромбоксаны. Локальное повышение температуры, покраснение, отёк, боль и воспаление в том месте, где у нас рана вызывают макрофаги. Ими же инициируются факторы роста, ответственные за создание новых тканей и сосудов нужных для регенерации поврежденной ткани.

Напомню, что происходит при появлении раны, когда срабатывает воспалительный механизм. В первую очередь отмечается расширение сосудов в поврежденном участке. Это нужно для усиления поступления большего количества иммунных клеток и кислорода. В дальнейшем происходит затягивание раны с помощью тромбоцитов. Они активируют свертываемость крови и создают пробку вокруг раны. Затем благодаря освобождению факторов роста формируются новые ткани и сосуды.    

В данном случае такое воспаление – естественная физиологическая реакция.

Но так бывает не всегда. В ряде случаев, особенно с безинфекционным началом, воспаление переходит в хронику и может пойти по пути онкологизации или дегенерации. Всё зависит от того на каких струнах рецепторов на клеточных мембранах разгорится пожар провоспаления.

Простогландиновая система из гормоноподобных веществ.   Те из простагландинов, которые образованы из ненасыщенных жирных кислот – это хорошие простагландины, а те, которые – из насыщенных – это плохие и способствуют воспалительным процессам – основе дегенеративных и др. заболеваний.

Лигнановые вещества против рака. Оболочки семян льна содержат в сто раз больше лигнанов, чем любые другие съедобные растения. Специалисты, занимающиеся проблемами рака, выяснили, что использование лигнанов, которые блокируют фактор роста сосудов, дает весьма заметный эффект их сдерживания.

Опыты на животных показали, что включение в их рацион питания льняного семени и льняного масла дает большой противораковый эффект. Очевидно проросшие зерна дадут еще больший результат, так как дадут еще и заряд жизни. При этом положительный результат наблюдался как у тех, кто страдал раком молочной железы, так и у тех, у кого был рак толстой кишки, общие опухоли. Уже после 1-2 месяцев кормления больных животных с включением в их рацион семян льна или льняного масла наблюдалось снижение количества опухолей и уменьшение их размеров более чем наполовину. Исследования В. Демарк-Вахнефрид показали, что семя льна может быть хорошим средством, сдерживающим рост рака простаты.

Разгрузочные дни – лучше средство от провоспалительных процессов и связанных с ней онкологической побочки.

Обнаружено, что в дни голодания и разгрузочные дни «нормальный» пищевой лейкоцитоз, который имеет место в кишечнике, полностью исчезает! Именно лейкоцитоз – крупнейший источник воспалительных клеточных гормонов. Медицина принимает это за норму. Но это не так. В действительности природой задумано, чтобы организм и его пищевой тракт периодически отдыхал, разгружался. Это повышает продолжительность жизни животных на 30%. Именно это норма и обязательный процесс. 

Хронический лейкоцитоз в кишечнике один из источников мощного непрерывного потока провоспаления, который и вызывает избыточное количество интерлейкинов-12, ответственных за провоспалительный процесс, хронический провоспалительный статус в пределах всего организма, а также быстрое старение. Единственный путь устранить поток кишечного лейкоцитоза и провоспаления – это проводить разгрузочные дни или лечебные короткие голодания. Но при этом не путать с лечебным голоданием, которое длится больше 2-3 дней. Оно дает реакцию стресса и только провоцирует основную проблему. Суть в том, что если вы будете питаться через день, или, на худой случай, через два дня питания – один день голодания, то тем самым мы реально сможем перекрыть один из источников провоспалительных веществ и существенно понизить хронический провоспалительный статус в организме. Останется только источник провоспалительных веществ, связанных с опухолью, который мы будем перекрывать с помощью потребления гигантских доз Омега-3.

Связь провоспалительного статуса с доброкачественными гормонозависимыми опухолями. Становится ясным, что усилению застойного мощного провоспалительного статуса может способствовать и гормональный дисбаланс, или гормональная нечувствительность к коррекции гормонозависимых тканей, что способствует в свою очередь проявлению таких доброкачественных опухолей как аденома, миома, мастопатия.

Научные исследования это надежно подтвердили.

Возможности повышения уровня мелатонина в лечении онкологии

Роль мелатонина в профилактике рака. Кроме снотворного действия мелатонин обладает и еще более важными свойствами в предупреждении или борьбе с раком. Особенно это его противоопухолевой действие начинает проявляться при повышенных дозах применения.

Выяснилось, что воздействие света по ночам не только действует на угнетение выработки мелатонина, но и на повышение предрасположенности к онкологическим заболеваниям.

Роль мелатонина в противодействии онковоспалительным процессам

Выяснено что мелатонин может существенно подавлять в организме выработку интерлейкина-6 прямого посредника провоспалительного процесса при онкологии.

Роль мелатонина в возможном уменьшении боли различного генеза – доказанный факт. При онкологии как известно боли важнейший признак прогрессии заболевания в завершающую стадию и связаны они напрямую с провоспалением.
Роль мелатонина в понижении уровня усталости и слабости – доказанный факт. Это особенно важно для онкобольных

Роль эпифиза в качестве дирижёра многочисленных процессов в организме. Эпифиз является главенствующей железой управляющей балансом работы всех остальных гормональных желез. Это дирижёр ансамбля желёз. Да и не только. Он еще управляет нейромедиаторным балансом и гуморальными процессами. Без его настройки идет диссонанс в гормональной системе. От работы дирижёра зависит работа и синхронность всего оркестра.

Уровни мелатонина в крови влияют на качество и продолжительность жизни человека. При наличии различных заболеваний и с возрастом его содержание в крови уменьшается.

Возможности мелатонина в содействии лечению или лечении рака. Эффект выявлен при раке яичников, матки, раке кожи, лейкемии, карциноме легких, мочевого пузыря, толстого кишечника.

Мелатонин   подавляет развитие опухоли. Установлено, что мелатонин замедляет рост и распространение раковых клеток.

Мелатонин завязан на процесс, который вызывает гибель раковых клеток, то есть «апоптоз». Возможно это связано с выводом онкоклеток из глубокого гликолиза. Апоптоз запускается только в аэробных условиях, то есть на энергетике кислородного типа.

Но для этого нужны дозы в несколько раз выше тех, что применяются при других назначениях. Здесь дозу его доводят до 10-20 мг.

Экспериментальные данные по лечению онкобольных мелатонином.

В одном из экспериментов участвовала группа пациентов с поздними стадиями рака. Ей давали наряду с основными лекарствами 10 мг мелатонина на ночь в течение двух месяцев. В результате у них меньше происходила потеря веса, а прогрессирование болезни шло медленнее, по сравнению с теми, которые не принимали мелатонин.

Исследования показали, что мелатонин оказывает избирательное угнетающее влияние на размножение раковых клеток и тормозит их митотическое деление в условиях in vitro и in vivo. Полученные клинические данные подтверждают, что мелатонин действительно оказывает выраженный цитостатический эффект в отношении целого ряда раковых заболеваний таких, как злокачественная меланома или солидные раки.

Применение 10 мг мелатонина приводит к заметному увеличению выживаемости больных метастатическим раком легких.
У больных с раком легких, мозга, меланомой и глиобластомой добавление мелатонина содействовало увеличению продолжительности жизни.

Мелатонин является ингибитором (замедляющим производство) ароматазы. Ароматаза снижает мужские гормоны, такие как тестостерон. Это означает, что мелатонин обладает антиэстрогенным эффектом. Когда его сочетают с тамоксифеном (антагонистом эстрогена) при лечении рака груди, действие тамоксифена усиливается.

Кроме того, мелатонин повышает эффективность интерферона при лечении рака почек. Важное положительное свойство мелатонина проявляется в защите здоровых клеток от токсинов при химиотерапии и радиации. В тех случаях, когда пациенты получали 20 мг мелатонина вместе с химиотерапией в ночное время, эффективность лечения значительно возрастала.

Возможности мелатонина в лечении рака молочной железы

Молочная железа и её опухоли являются гормонозависимыми. Одной из важнейших компонент многочисленных причин опухоли груди является гормональный сбой и в частности перекос в выработке эстрогенов и прогестеронов. Без возврата баланса этих гормонов в норму не удастся убрать полностью первичную гормональную базу провоцирующую возникновение рака груди. Этому конечно должны сопутствовать и другие факторы регулировки на клеточном уровне. Эти гормоны второго порядка полностью находятся под контролем верховного «гироскопа» организма, который и управляет в т. ч и. балансом этих гормонов.

Клинические исследования неоднократно подтверждают сильное противораковое действие у больных раком груди и предстательной железы.

Выявлена достоверная связь между распространенностью рака молочной железы и кальцификацией гипофиза (их частота нарастает с возрастом).

Механизмы действия мелатонина в лечении гормонозависимых опухолей. Одной из вероятных причин рост-ингибирующей активности мелатонина при раке молочной железы является жесткий контроль эстроген-регулируемых белков, а также увеличения синтеза mPHK TGF-альфа и клеточного онкогена myc. И, наоборот, мелатонин снижает экспрессию таких факторов регуляции эстрогенов, как прогестероновые рецепторы и онкогена с-fos.

Выявлено что лечебное воздействие мелатонина может приводить к уменьшению раковой опухоли груди даже в условиях отсутствия лечебного действия на тамоксифен. При этом не отмечаются побочные реакции обычные при приеме антиэстрогенновых препаратов. Важным является возможность мелатонина снимать вызванную химиотерапией миелосупрессию и невропатию.

Похоже, что мелатонин деактивирует гормонозависимые раковые клетки в груди.

Мелатонин заставляет клетки рака молочной железы (РМЖ) «спать» и замедляет рост рака молочной железы на 70%!

Механизмы помощи мелатонина при избытке эстрогенов/ксеноэстрогенов.

  • Обеспечивает нейтрализацию гормонопровоцирующего и стимулирующего действия эстрогена на рост онкоклеток молочной железы, а также их инвазивных свойств.
  • Понижает концентрацию эстрогена, циркулирующего в крови.
  • Проявляет мощное антиоксидантное и протекторное действие.
  • Повышает эффективность лимфоцитов-киллеров иммунной системы.
  • Особенность онкобольных - очень низкий уровень мелатонина в крови. У больных с гормонозависимыми опухолями его заметное снижение производства проявляется уже на ранних стадиях заболевания, тогда как при других типах опухоли его снижение синтеза особо проявляется на последних стадиях прогрессии опухоли.
  • Факторы, способствующие повышению мелатонина в крови. Это длительный сон, прерывистые голодания, оптимизм с жизнерадостным мировоззрением и особые продукты.
  • Важнее не просто использовать препараты мелатонина, сколько воспользоваться естественными способами его увеличения.
  • Содержание мелатонина повышается ночью во время сна и уменьшается днем.
  • Мелатонин можно использовать для улучшения сна.  
  • Уровни мелатонина повышались в крови людей не только в ночное время!
  • Они повышались и через 2 часа после пробуждения, вызывая значительную дневную сонливость!
  • Это циркадный дисбаланс (называемый хроноразрушением) является результатом чрезмерного воздействия искусственного света ночью.
  • После всего лишь одной недели кемпинга без искусственного света (на природе), хроноразведка и уровень мелатонина нормализовались на 100%.
  • Всего лишь после одного выходного дня кемпинга без искусственного света, циркадные ритмы нормализовались на 69%.

Естественные способы увеличения и сбалансирования уровня мелатонина

Факторы, способствующие уменьшению содержания мелатонина в крови. Это наркотики, алкоголь, пиво, никотин (сигареты и табак), некоторые лекарства. Особую значимость имеют работа в ночную смену или ночные бдения за телевизором, компьютером, чтение книг. Именно они наносят огромный ущерб здоровью.

Нарушение циркадных ритмов – пролог ко многим Болезням Цивилизации. Люди чаще страдают от диабета 2-го типа, сердечных приступов и рака.

По данным исследователей из-за нарушения циркадного ритма происходит рассинхронизация 97% ДНК, в результате которого сбиваются гормоны, температура тела, настроение и функции мозга.

Уменьшение в балансе синтеза мелатонина всегда коррелируют с нарастанием с возрастом метаболического синдрома – состояния, когда вся система обмена веществ начинает давать сбои. В итоге симптоматика метаболического синдрома может проявиться в единовременном появлении следующих симптомов: тучности, высокого артериального давления и зачастую диабета. Во всех случаях одновременно нарастает и провоспалительная компонента. Она первичная общая база для всех этих болезней старости, дегенерации и онкологии. Таким образом многие хронические возрастные заболевания имеют общие корни в провоспалительных процессах. Все эти последствия метаболического синдрома всегда сопряжены с балансом выработки мелатонина.

Циркадный сбой ритма и уровня выработки мелатонина может зайти достаточно глубоко и простым удлинением сна чаще всего его восстановлению не поможешь.

Исключение в ночной период искусственного освещения.

Свет в ночное время препятствует выработке мелатонина, ответственного за сон.

Не допускайте горения ночных ламп, «ночников» в период сна.

Если свет попадает в спальню из улицы, то воспользуйтесь специальными шторами, не пропускающими свет на 100%. На худой случай используйте маски для глаз.

Многие допускают возможность светодиодной подсветки в ночное время. В действительности даже слабый свет должен быть исключен полностью.

Солнце выделяет около 25% синего света, в то время как светодиодные лампочки, экраны компьютеров, сотовые телефоны и телевизоры дают синие световые уровни около 35%.

Выяснено, что синий свет тормозит в первую очередь выработку мелатонина. Особенно много синего цвета в утренних лучах солнца, что и способствует нашему утреннему просыпанию. Особо много синего цвета выделяет телевизор, компьютер, что в вечернее время не предрасполагает к предварительной   подготовке ко сну путем накапливания мелатонина.

Недовыработка мелатонина перед сном за счет длительного просмотра телевизора, работы с компьютером или даже на вашем телефоне   может привести даже к полной остановке выработки мелатонина во время сна. Это скажется как в виде бессонницы или в виде ухудшения качества сна. Он становится поверхностным, не освежающим по утрам.

Все мы недооцениваем значение мелатонина и глубокого сна и жертвуем их в других интересах.

Мелатонин дает не только утреннюю свежесть и бодрость, противодействует возрастным болезням, но отвечает и за восстановление молодости.

Пренебрегая значением качества ночного сна, мы разрушаем себя как фабрику внутренних лекарств по самовосстановлению и наращиваем, ускоряем провоспалительные процессы, а заодно и темпы старения.

Методика «кемпинга» для полного восстановления выработки мелатонина. Считают, что утрата выработки мелатонина с возрастом и старением – это норма присущая онтогенезу. Но оказывается норму выработку мелатонина можно почти полностью восстановить и даже превысить. Для этого предложена специальная методика «кемпинга». Обычно курсы кемпинга длятся не менее семи дней, лучше в уединении с близким человеком и идеальных условий для длительного сна. Но иногда процесс восстановления не доходит до желаемого уровня, тогда эти курсы повторяют.

Изменение циркадных ритмов мелатонина может происходить не только в кемпинге, но и в вашем собственном доме, если создать для этого условия.

В выходные не включайте дома никаких огней, отключите Wi-Fi и сотовый телефон.

Ужинать и спать ложитесь при свечах.

Постоянные магниты для повышения уровня мелатонина.

Подробности о возможности применения магнитотерапии в онкологии в моей книге:

Биология лечения раковых и дегенеративных заболеваний электромагнитными полями

Дело в том, что любая онкология, стресс, старение приводят к уменьшению производства мелатонина. Восстановление уровня мелатонина естественным путем врачей считают нереальны. Поэтому они назначают «Мелаксен» – мелатониновый препарат. Но сверхважная задача достигнуть устойчивого повышения уровня мелатонина естественным путем. Эпифиз – железа, которая вырабатывает его, обычно во всех этих случаях атрофирована. Задача именно полностью восстановить или даже регенерировать работу атрофированной железы. Оказывается, это реально, что подтверждают исследования по применению супермощных неодимовых магнитов – их можно купить на моем сайте. Сложность методики состоит в том, что их применять необходимо длительно, чтобы достигнуть лечебного эффекта.

Для этого предложен специальный головной убор, в котором находится до 12неодимовых супермагнитов. Первоначальная цель исследований шла в направлении подавления опухолей мозга магнитами. Но попутно проявился неожиданно и другой ценнейший эффект по активации выработки мелатонина железой. Это происходит благодаря восстановления шишковидной железы. Об этом написана даже статья: «Магнитная выработка мелатонина». Эпифиз содержит мелкие кристаллики магнетита. Этим и объясняют чувствительность железы к магнитному полю. Оно на эпифиз оказывает исцеляющее или скорее даже регенерирующее действие. Попутно отмечу, что у онкобольных выработка мелатонина резко снижена в связи с хроническим непреодолимым онкострессом. В практике известны рекомендации по дополнительному применению гормона мелатонина при лечении онкологии. Имеются положительные отзывы. Ряд авторов утверждает, что мелатонин усиливает противоопухолевую защиту организма и поэтому целенаправленно рекомендуют применять препараты мелатонина.

Магниты для омоложения организма на клеточном уровне. Особое внимание обращает на себя возможность реального восстановления работы железы эпифиз. Это открытие! И этот метод считаю самым перспективным и естественным методом лечения. Он попросту омолаживает и восстанавливает сломанную или переродившуюся железу. Мелатонин, кстати, является не только гормоном сна, но и гормоном молодости. Он работает в противофазе с серотонином - гормоном счастья и бодрствования. Их оптимальное соотношение и количество особо велико в детстве и юности. Количество мелатонина у стариков в десятки раз меньше чем у детей. Считаю, что метод магнитотерапии должен быть обязательно подключен к нашей комплексной программе лечения. Это, мощный способ, способный оздоравливать и омолаживать на клеточном уровне.

В норме уровень мелатонина клетки эпифиза корректируют относительно магнитного поля Земли. Это основа первичной регулировки всех клеток.

Самый простой способ – разместить магниты под подушкой. Но это их несколько удаляет от поверхности головы. Важно максимально приблизить их к поверхности головы, важен каждый сантиметр. Небольшие удаления приводят к ослаблению магнитов многократно и к полной потере их действия.ё

На рисунке. Шапка, в каркас которой встроены магниты. Для постоянного ношения при магнитотерапии и преодоления старения.Рекомендуется изготовить деревянный каркас, а по периметру все 12 магнитов. Над лицом открыто. Магниты укрепляют плотно, чтобы не двигались.








На рисунке слева. Изделие из деревянных коробов в которых размещено 12 супермагнитов для лечения.





На фото справа. Внешний вид неодимового магнита 


Пребывание на солнце, но в меру – важный способ усиления мелатонино-сератонинового маятника.

Для того чтобы мы производили оптимальное количество мелатонина, нам требуется оптимальное количество дневного или солнечного света. Воздействие яркого дневного света может значительно увеличить производство мелатонина ночью. Это важно, поскольку мелатонин – это особый гормон, сопряженный в единую маятниковую систему балансов противофаз: серотонина/мелатонина. Мощность работы маятника зависит от правильного соотношения циклов света/темноты.

Обогащайте питание продуктами содержащих мелатонин.

Один из способов естественного повышения уровня мелатонина заключается в том, чтобы есть больше продуктов, богатых мелатонином.

Это ягоды годжи, терпкие вишни, грецкие орехи, миндаль, ананас, помидоры, бананы, апельсины.

Применение горячих ванн перед сном.

Перед сном вместо телевизора лучше совершить вечерний моцион в виде прогулки для усиления контрастной фазы наработки серотонина. Чем больше синтезируется серотонина, тем больше из него трансформируется мелатонина. Затем примите горячую ванну. Это окажет расслабляющее действие на организм и, как следствие, повышающий эффект на уровни мелатонина.

Возможно, это связано с расслабляющим действием на уровни кортизола от горячей ванны. По мере снижения кортизола – гормона стресса, накапливающегося за день, уровни мелатонина повысятся.

Исключите ЭМП или Wi-Fi ночью.

Электромагнитные поля (ЭМП) генерируются почти всеми электрическими приборами.

Уровни ЭМП опасны только тогда, когда вы подвергаетесь их воздействию в течение длительных периодов времени.

Не располагайте сотовый телефон по близости с кроватью.

Хороший способ ослабить ЭМП – это вокруг кровати где спите и под ней под простыней сделать металлические контуры из фольги или проволоки, которые заземляют на улицу. Это существенно ослабит ЭМП внутри постели.

Сделайте все возможное, чтобы отключать на ночь Wi-Fi, отключать ваши сотовые телефоны и компьютеры и дать вашей шишковидной железе каждый шанс, чтобы получить оптимальные уровни мелатонина.

Ограничивайте потребление кофеинсодержащих напитков.

Многим известно, что если они выпивают чашку кофе или чая слишком поздно, то у них могут возникнут проблемы со сном и засыпанием. Кофеин является стимулятором и противодействует выработке мелатонина.
Наличие небольшого количества кофеина утром может помочь уменьшить производство мелатонина, но употребление чрезмерного количества напитков с кофеином в течение дня может уменьшить производство мелатонина с течением времени. Кроме того, кофеиновое постепенное истощение нервной системы приводит к зависимости от них, а главное угнетению выработки мелатонина.

Найдите время, чтобы медитировать или молиться.

Люди, которые медитируют, производят больше мелатонина, чем те, которые этого не делают.

Это имеет смысл, потому что методы релаксации, молитвы и медитации помогают снизить кортизол и снять стресс с тела.

Очень ценным является предложенный мной метод имажинации. Подроберсти в моей книге: «ИМАЖИНАЦИЯ – МЕТОД САМОПРОГРАММИРОВАНИЯ СВОЕГО ЗДОРОВЬЯ». Познакомьтесь с ней на моем сайте Garbuzov.org
Когда уходит застойный скрытый стресс, увеличивается производство мелатонина.
Увеличьте продолжительность сна до 9-10 часов в сутки.
Перенесите отход ко сну на более ранний период – в 22 уже надо быть в постели и подготовленным ко сну. Готовым ко сну означает, что перед сном нельзя просматривать телевизор, а днем надо максимально находиться на свету и работать физически. У выработки мелатонина есть три ночные фазы. Максимальное количество с вечера, но под утро в 6 утра отмечается очередная вспышка выработки. Самое высокое качество сна обычно с 22 до 24 часов. Сон в другое время не заменяет сон именно в эти часы. 
Ешьте продукты, богатые триптофаном.
Триптофан является незаменимой аминокислотой и одним из предшественников при производстве мелатонина. Увеличение потребления продуктов, богатых триптофаном, может повысить уровень мелатонина.
Список продуктов с наибольшим количеством триптофана: спирулина, соевые орехи, творог, куриная печень, Урбеч из Семян тыквы, индейка, курица, тофу, семена арбуза, миндаль, арахис, йогурт.

 Бобы Гарбанзо рекордсмены по содержанию триптофана. Они поставляют свободный триптофан (это означает, что он не присоединен к белку, как в других продуктах), что делает поглощение триптофана из этого источника лучшим.

Хроническое избыточное провоспаление – дорога к раку

Вирхов показал, что многие опухоли в своём начале имеют хронические провоспаления. Например, травмы на ноге, потертости, которые не заживают длительно, перерождаются в раковые. Мне хорошо известен мальчик 12 лет, который ушиб пятку с образованием трещины. Тем не менее, серьёзно к этому не отнеслись. Мальчик продолжал ходить и даже в школе заниматься бегом на физкультуре. Через год на ноге образовалась шишка, а через 2 года – опухоль саркома. Без сомнения, что причина опухоли был хронический застойный воспалительный процесс.  Медицина оказалась в итоге беспомощной. Уверен, что, если бы провоспаление ушло – удалось бы не допустить болезнь.

Конечно, провоспаление на уровне клеток может быть плюрипотентным, то есть многопричинным, в том числе и гормонального происхождения, и вирусного и так далее.

Итак, понятно, что хронический провоспалительный пожар может превзойти пределы самозащиты клетки, и загнать её в невозвратно глубокий гликолиз, то есть анаэробный метаболизм. Любое воспаление, как стрелочник на дороге, переводит клетку на рельсы анаэробного метаболизма. В норме клетки должны или выйти из цейтнота на прежний путь аэробизма или погибнуть. Вялотекущий глубокий гликолиз перерождает так далеко энергетику клетки, что механизмы возврата в прежнее состояние не восстанавливаются.

Следовательно, некие канцерогены, радикалы лежат и т.д. являются основой рака. Все они всего лишь сопутствующие и способствующие факторы, но не причина.

Например, если мы рассмотрим проблему рака желудка, которую связывают с инфекцией Хеликобактер пилори, то не следует утверждать, что она является причиной. Она всего лишь причина чрезмерного уровня хронического провоспаления. Эрозии   имеются у многих, а инфекция    у всех, но онкология желудка крайне редкое заболевание и является следствием застойного провоспаления, в данном случае даже истинного воспаления.

При болезнях Крона и язвенного колита кишечника тоже всегда имеется аутоиммунное хроническое провоспаление, которое и является базой для перерождения в рак. Похоже количество переходит в качество. Пожар провоспаления повреждает мембраны клеток и подводит к их перерождению.

Точно также такие факторы как канцерогены, табачный дым, вирусы, инфекционные застойные воспаления, например, простатит и т.д., ультрафиолетовые ожоги и радиоактивные облучения приводят к локальной онкологии. Причиной и механизмом ракового исхода всегда является провоспалительный застойный избыточный процесс.

 Рак — это самовозбуждающийся процесс самовоспаления. Без пожара воспаления истинные онкологические клетки не могут быть таковыми. Именно реакция самовоспаления провоцирует их рост. Без этого их рост затухнет. Казалось бы, провоспаление должны обеспечивать макрофаги и раковые клетки их подчиняют себе. Но тогда не будет ответа, как раковые клетки размножаются в культуре ткани, ведь там нет иммунных клеток, что означало что они должны будут остановить свой рост. Но этого нет. Следовательно, провоспалительные субстанции они выделяют и сами, а не только за счет эксплуатации иммунитета.

При воспалении всегда создаются воспалительные субстанции, такие как простагландины и факторы роста. Только на запущенных этапах опухоли усиливается и иммунная сторона провоспалительного процесса, что резко меняет формулу крови. До этого опухоль сама разжигает себя до статуса провоспаления без существенного изменения формулы крови. Здесь процесс катастрофически прогрессирует.

Провоспалительный процесс обеспечивает процесс реализации метастазов. Без мощного провоспалительного статуса образование метастаз перекрыто.

Онкологические клетки стимулируют макрофаги на провоспаление, что только идет им на пользу. Они еще каким-то путем «наркотизируют» иммунные клетки так, что они не вредят, а способствуют онкоклеткам. Клетки-киллеры, похоже не убив преступника, сами в своей массе гибнут в потоке субстанций от провоспаления.

Кроме активации макрофагов на провоспаление, опухолевые клетки   сами активируют секрецию воспалительных субстанций.  

Ядерный фактор каппа-В (КГ-КВ) – ведущий застрельщик провоспалительного пожара. Он является внутренней зажигалкой для развития, роста и распространения рака. Эта субстанция самая провоспалительная из всех существующих. Она переподчиняет работу макрофагов работать не на организм, а работать на рак. Это означает, что иммунитет будет только работать в пользу рака. Бессмысленно увеличивать противоопухолевый иммунитет. Весь арсенал иммунитета будет стимулировать воспаление, увеличивая синтез воспалительных веществ, ассоциированных с раком: интерлейкинов 1(IL-1), (IL-2), (IL-6) и фактора некроза опухоли альфа. Именно ядерный фактор каппа следует признать самоподдерживающим фактором, удерживающим опухоль наплаву, перекрывающим все остальные механизмы репарации клетки. Чем хуже дела в клетке, тем лучше для фактора каппа. В случае, когда можно нейтрализовать выработку этого фактора, то рак становится уязвимым, а метастазы останавливаются в росте.

Продукты питания, которые способствуют сдерживанию фактора каппа. К ним относят ресвератрол красного вина, катехины зеленого чая, ликопин томатов, куркумин куркумы.

Показано, что фактор каппа стимулируется современной химиотерапией. Ему же способствуют ультрафиолет, радиация, стресс, ожирение и питание мертвой современной пищей. Похоже, что этот фактор как-то связан с гликолизом и анаэрбным метаболизмом. При онкологии этот механизм не отключается, как это происходит в норме. Процесс заходит в тупик. Глубокий гликолиз не позволяет клетки выйти на уровень репарации своих операторных структур на мембране клетки.

Поскольку фактор каппа связан с гликолизом и анаэробизмом, легко понять почему при онкологии его присутствие сопряжено с такими симптомами как утомляемость, боли, интоксикации, нарушение познавательной способности, отсутствие аппетита, тревога, бессонница или сонливость, депрессия и т.д. Во всех случаях происходит ослабление энергетики тканей.

Провоспаление и апоптоз

Выдвинута концепция, что провоспаление препятствует апоптозу, но способствует некрозу. Некроз при онкологии нежелательный процесс, который кроме всего еще дополнительно стимулирует провоспаление, а значит и рост опухоли. Чтобы добиться включения механизма апоптоза онкологических клеток, необходимо обязательно убрать провоспаление, которое препятствует его запуску. Апоптоз это программируемый генетически и высший процесс саморегулировки клонов специализированных клеток в организме. Он не может запускаться в условиях анаэробизма и избытка фактора каппа. Для его запуска клетки должны находится в приемлемых аэробных условиях.

Все существующие методики подавления опухоли не основаны на механизме апоптоза.

Похоже, что одновременно с подавлением провоспаления и фактора каппа, необходимо повышать уровень аэробизма клетки. Этому могут способствовать и Янтарная кислота, и Дихлоруксусная кислота. Особые надежды здесь возлагаются на приём Мелатонина и методик стимулирования его естественного образования. Очевидно этому же будет способствовать и повышение минусовых зарядов в среде организма, то есть повышение ОВП. Но простое повышение минусовых зарядов может проявить себя как ростковый эффект для опухолевых клеток. Принцип такой – что хорошо здоровым клеткам, то хорошо и для опухолевых. Поэтому процессы повышения аэробизма онкоклеток необходимо сочетать строго с методами подавления провоспаления, стимулирующего рост онкоклеток. С одной стороны, открываем дорогу апоптозу, реализуемого только в условиях аэробности, а с другой – ликвидируем стимулирующую рост онкоклеток провоспалительную базу. То есть это искусство эквилибристики между двух огней. Умелое сочетание тактики и стратегии.

Очевидно эти условия будут оптимальными для максимально эффективного применения ДегидроАскорбиновой кислоты (купить на сайте) в виде печенюшек на фоне голодания для полного перекрытия потребления онкоклетками углеводов и глюкозы. Такая комбинация всех этих приёмов должна подвести онкоклетки на путь апоптоза.

Избыток фактора каппа поддерживает высокий уровень гликолиза и анаэробизм, но перекрывает механизмы-программы естественного апоптоза, то есть нормального самурайского самоуничтожения больных и ненужных клеток.

Гормоны стресса адреналин и кортизол – соучастники провоспалительного процесса. Уныние, тревога и страх создают эмоциональное состояние, приводящее к секреции гормонов стресса.

Это означает что все факторы стресса тоже должны быть минимизированы.

В свою очередь важно уделить внимание гормонам антистресса и в первую очередь мелатонину. Этот вопрос мы подробно рассмотрели в отдельной главе. 

В тканях есть рецепторы этих гормонов адреналина и кортизола, поэтому хронический стресс влияет на развитие рака всех типов. Любой стресс — это усилитель фактора каппа.

Какая пища способствует провоспалению?

Конечно этому способствует мертвая пища на основе легких углеводов, тяжелых жиров, животных белков. Подробности об этом смотрите в моей книге:

 «ПРОТИВООПУХОЛЕВАЯ ДИЕТА ГАРБУЗОВА»

 Даже такое противовоспалительное средство как аспирин, оказывается тоже будет противодействовать раку. Аспирин подавляет активность циклооксигеназы-2, мощного энзима, задействованного в продукции молекул воспаления.  Но следует задуматься о природных безвредны растительного происхождения средствах, которые содержат салицилаты, но при этом оказывают минимальную побочку.

Мощнейшим продуктом, обладающим противовопалительным свойством, являются продукты, несущие в организм насыщение и перенасыщение омега-3 кислоты. Лучшим источником для этих целей является наш Урбеч «ЛЬНЯНОЙ» из нежареных семян от компании ВИТАУКТ.

 Идеальным считается применение обеих омега-3 и омега-6 в соотношении 1:1. Но в льняном масле пропорция этих липидов уже соблюдена природой. Поэтому рекомендуется отдать преимущество из всех липидов приёму только одного Урбеча Льняного – источника легко усваиваемого льняного масла.
Преобладание в составе жиров омега-6 приводит к тому, что среда, в которой развиваются клетки, становится воспалительной и благоприятной для возникновения рака. В крови раковых пациентов обнаружен излишек кислоты омега-6.

Омега-6 трансформируется в лейкотриены – вещества, участвующие в воспалении и необходимые для заживления ран.

Омега-3 трансформируются в докозагексаеновую кислоту (ДГК) и в эйкозапентаеновую кислоту (ЭПК). Эти кислоты, являясь противовоспалительными и антикоагулянтами, затрудняют бесконтрольный рост клеток.

Превращение Омега-3 и Омега-6 обеспечивает фермент десатураза.

Гиперсенсорная камера для восстановления уровня мелатонина (даже выше нормы)

Погружение в состояние заглубинного сна для снятия провоспалительных последствий и сцепленных с ними Болезней Цивилизации в т. ч. и рака.
 
Все мы знаем о лечебных свойствах сна. Сон — это лекарство почти от всех болезней. Без сна мы не сможем и три дня прожить. После сна человек обычно молодеет, чувствует себя лучше, самовосстанавливается. Сон как бы «смывает» все наши физические и психические проблемы, болезни. Сон — это универсально лекарство. Помощь идёт на всех этажах иерархической пирамиды систем организма. Во сне творится какая-то алхимия. Чем глубже уровень проблемы, то есть ниже этаж иерархии, тем больше и дольше должна быть проработка силами целебного сна. Очевидно, особая глубокая проработка очистки имеется и на клеточном уровне для восстановления малигнизированных клеток, то есть перешедших на режим онкологического существования. В первую очередь происходит снятие на их мембранах последствий провоспалительного пожара. Клетка начинает «вспоминать» свой первоначальный статус и предназначение. Онкологические клетки побуждаются к перестройке и возврату на прежний режим работы, то есть репарации своих органелл и структур, если они «застряли» на новом онкологическом режиме. Или же запускаются механизмы апоптоза. Онкология связана с переходом на глубинный гликолиз, причем такого, из которого клетка не может сама своими силами выйти. Для этого ей нужно внешняя помощь, «спасательный круг».

Для того чтобы клетка вышла из цейтнота глубокого гликолиза, она должна запустить операторные функции на своих мембранах, запускающих обратный процесс выхода из гликолиза. Но у онкологических клеток эти операторные структуры не работают, так выгорели их цилии и сенсорный дисплей из-за хронического провоспалительного статуса. На мембранах клетки имеются два дисплея: один отвечает за управление и поддержку аэробной энергетики клетки, а другой - за функциональное состояние клетки, сохранение дифференциального статуса. В случае повреждения на дисплее ответственного за энергетику, клетка переходит на путь малигнизации, онкологического перерождения, а в случае повреждения второго дисплея клетка переходит на путь дегенерации. За восстановление этих дисплеев и их четкую работу ответственны особые гормоны, которые срабатывают только в ночное время. В норме эти цилии могли бы восстановиться, но из-за энергетического тупика аэробного метаболизма не могут запуститься митохондрии. Без аэробной энергетики митохондрий не могут запуститься, включиться необходимые программы и механизмы репарации – восстановления поврежденных структур клетки. Эти программы могут осуществляться только в аэробных условиях. Вся система регулировки клетки заходит в тупик безвыходности.

Сомнения могут вызвать, что какие-то вещества-регуляторы, которые вырабатываются ночью, могли бы повернуть развитие опухоли вспять. Тем более если эта опухоль уже огромных размеров. Ведь для этого надо вытащить опухоль из гликолиза и запустить репарацию. А если опухоль гигантского размера, то никаких веществ-регуляторов не хватит для ее перестройки.

Тем не менее имеются факты подтверждающие это. Просто нам об этой возможности пока еще ничего не известно. Такие случаи   приводят только в замешательство врачей.

Итак, известны ряд случаев самоисцеления рака, которым так и не даны научные объяснения.

Показательными являются следующие случаи излечения. Например, Анита Мурджани написала книгу-отчет: «Моя победа над раком», где изложена история заболевания и ее полного удивительного самоисцелении от лимфомы на терминальной стадии, когда больная в предсмертной стадии впала в кому… Но затем произошло чудо, пациентка очнулась и начала выздоравливать.

Похожий случай на собственном примере описывает Вианна Стайбл в книге: «Тета-исцеление: Уникальный метод активации жизненной энергии». У неё тоже была огромная опухоль лимфомы на ноге. По непонятным причинам опухоль неожиданно начала обратное развитие и исчезала.

Проведение анализа этих случаев, позволило выдвинуть концепцию, что во всех этих случаях запущены мощные механизмы гашения провоспалительных процессов как центрального генеза, так и на уровне клеток. Одновременно был погашен и тотальный стресс, то есть триада Селье. Процесс перешёл с генерализованного уровня провоспаления на локальный, а затем по тем же причинам запустились механизмы снятия локального провоспаления и активирования механизмов репарации на фоне апоптоза онкоклеток.

Запуститься такие механизмы могут только при сочетании определенных условий. Обращает на себя внимание то, что в первом случае процесс исцеления начался в глубокой коме больной. Во втором случае, по описанию В. Стайбл, процесс излечения она связывает с неким тета-ритмом, которого она достигла. Это фаза глубокого расслабления мозга, выходящего за пределы расслабления в обычном сне. Только так снимаются все ограничения по дозированной ограниченной выработке мелатонина. Его выработка переходит из циркадного ритмичного производства   в непрерывное, причем в огромных количествах лавинообразно.

Это означает, что такие механизмы самоизлечения организма   от рака существуют. Причем даже в крайней, терминальной стадии и даже при опухолях огромного размера! Следовательно, разваливается версия врачей, что перерожденные онкоклетки, а значит и опухоли не могут уходить сами с помощью сил организма и поэтому их надо только исстреблять, уничтожать. Противоопухолевый иммунитет тоже пока проблематичен.

Становится очевидным, что организм борется с опухолевыми клетками не за счет иммунитета, а путем «смывания» их программ. Мелатонин просто расклинивает «заклинившие» клеточным программы гликолиза, выводит их из ступора.
Приведенные случаи исцеления явно завязаны на противостояние механизмам провоспаления и запуска механизмов апоптоза и регенерации в опухоли. И в первом, и во втором случае исцеления однозначно свою роль смог сыграть мелатонин.

Обращает на себя внимание, что механизмы самоизлечения запустились не на стадии бодрствования, а на некоторой «фазе морфея», то есть глубокого каталептического сна. Может здесь и разгадка, ключ к технологии исцеления рака? Это означает, что необходимо сделать глубокое расследование этого механизма. Очевидным становится, что с механизмами провоспаления здесь удается справиться с помощью запредельного повышения уровня мелатонина и полным подавлением гормонального крыла стресса триады Селье. Стресс и провоспаление снизились до нуля, «смылились». Мало того, так еще запустились активные механизмы репарации, чего в обычных условиях не удавалось никогда. Но такая коррекция онкоклеток возможна только в условиях целого организма. Этого невозможно достигнуть в культуре тканей где раковые клетки никогда не нигилируют, а продолжают бесконечное деление. В приведенном случае в пределах всего организма удалось запустить этот механизм нигиляции. В обычных повседнывных условиях этот механизм не запускается.

Уровень мелатонина в таких глубоких фазах зашкаливает выше нормальных. Именно это запредельное повышение мелатонина как морской волной смывает и гасит самовозгорающийся пожар провоспаления.

В связи с этим мною предложено рассмотреть возможности искусственного погружения организма человека в такое глубокое состояние на длительный период.

Анализ всего имеющегося опыта, показывает, что в наибольшей степени этому подходит применение ГИПОСЕНСОРНОЙ КАМЕРЫ. Научиться погружать человека в это каталептическое состояние – это такой же уровень сложности, как и полёт на Луну. Мною этот вопрос как новой технологии исцеления рассматривается впервые.

Анализ потенциальных возможностей и механизмов гипосенсорной камеры

В экспериментах на животных многократно и однозначно было показано, что содержание их в определенных длительных, то есть хронических, стрессовых условиях резко усиливает прогрессирование уже имеющихся у них опухолей, а у тех, которых опухолей не было – резко увеличивается процент заболеваемости опухолями. Также имеющийся практический опыт среди больных достоверно подтверждает усиление как заболеваемости, так и степени тяжести заболевания при сочетании их с различными сильными стрессовыми факторами, например, различные длительные душевные переживания из-за неустроенности, длительных проблем в личной жизни, душевные и моральные потрясения, депрессия, душевная боль и трагедия, переживания из-за смерти близких и дорогих людей и многое другое, что хронически травмирует психику и душу людей.

Итак, существует еще и стрессовая компонента для прогрессии ракового заболевания. Если существует эта компонента, то отдельное внимание надо уделить её преодолению.

Следует понимать, что существует группа опухолей не сцепленная с внешними факторами, как например стресс. Природа таких опухолей может быть завязана как изначально генетическая, то есть предрасположенность к ненормальному развитию ткани в виде опухоли. Примером может быть нейрофиброматоз Реклингаузена. Удивительно, что такого типа опухоли не проявляют провоспалительную компоненту. Они могут быть гигантских размеров, по весу преобладать даже вес самого организма, но при этом организм не погибает от вторичной побочки опухоли. Не проявляют провоспалительную побочку и доброкачественные опухоли.

В тоже время опухоли приобретенные все имеют провоспалительную компоненту. Это означает, что механизмы зачатия и развития их разные. Похоже, что в опухолях фиброматоза и доброкачественных нет гликолизной первичной базы, то есть завязанной на энергетику клетки.

С учетом данных о возможности преодоления провоспаления через эпифиз и снятие ОАС интерес представляют данные по достижению состояния метапрограммирования. Это означает, что с помощью особых методов можно ввести организм и все его психические и высшие нервные функции в состояние такого глубокого покоя, когда автоматически отключается ОАС, то есть механизмы хронического внутреннего дистресса. В этом случае, когда отсутствует прессинг «патологических колец» высших отделов мозга, начинается процесс автоматической корректировки в более глубинных отделах мозга. Происходит перебалансировка сил центров регуляции, в том числе и гормональной и нейромедиаторной. Они переходят на исходное изначальное состояние или даже на ювенильное. Высшие отделы мозга   самоперепрограммируются. Происходит возврат на нормоконстанты гомеостаза здоровья. Этот гомеостаз изначально запрограммирован на оптимальные функции и константы, присущие для здоровья. Снятие патологических колец позволяет включиться автоматическим системам подстраивания, подрегулирования функций, возврат их в норму.

Корректировка баланса парасимпатического и симпатического отдела вегетативной нервной системы, то есть «срединного мозга». ОАС и генерализованный процесс провоспаления всегда сопряжены с этой системой мозга, ведающей за баланс нейромедиаторов. Именно эта система перекошена на последних этапах развития опухоли. Она же истощает защитные нейровегетативные силы организма. Иссыхают русла нейромедиаторов отвечающих за свежесть и бодрость организма, его хорошее настроение и работоспособность. Истощение этой системы не позволяет даже ночью человеку полноценно отдохнуть, вернуть силы, содействовать выработке мелатонина. Корректировка деятельности этой системы возможна только в глубоком сне, при длительной тета-фазе.

Актиноритмическое нулевое воздействие на организм, то есть полное отсутствие света, как мы поняли, может быть лишь частью того более глубокого и радикального воздействия с целью восстановления до нормы глубинных функций мозга, работы гипоталамуса, восстановления гормонального оптимума, снятия дистресса и ОАС.

Свет является лишь одним из пяти сенсорных компонентов воздействия на организм. Но это важнейший канал корректировки, настройки.

Основные каналы регулировки мозга. К ним относятся тактильный, тепловой, слуховой, обонятельный. Многие исследователи ставили целью научиться на время отключать эти пять входных каналов, с помощью этого изменять параметры работы ряда функций, вернее, вмешиваться и управлять автоматической работой организма, его вегетативными функциями, а также подсознанием.

Осуществить эту мечту мягкого безвредного отключения сразу всех входных каналов с целью введения организма в особое состояние, нечто подобное каталептическому, вернее трансгипнотическому, с последующим сохранением автоматического, самого древнего режима самоуправления не удавалось никому из научного мира. Предположительно, это состояние достигали в единичных случаях йоги.

Опыты Дж. Лилли по погружению сознания. Он наиболее близко подошел к осуществлению этой идеи, работая в исследованиях для Пентагона. В его книге “Центр циклона” описаны результаты достижения неких особых состояний и режимов работы головного мозга. Этого смогли достичь с помощью разработки технических средств, обеспечивающих условия, равноценные невесомости, достижимых в неземных условиях, снимающей чувства гравитации.

В принципе, все остальные четыре входных канала технически отключить несложно. Именно чувство гравитации при отключении во сне всех пяти чувств восприятия продолжает функционировать, что создает ряд неудобств во сне, застой крови и недостаток ее поступления в определенные части организма. Это заставляет спящего постоянно ворочаться, менять свое положение, а значит, держать на высоком бодрствующем уровне определенные центры, связанные с гравитационным контролем и кровенаполнением органов. Значит, работает мощный доминантный неугасаемый во сне очаг возбуждения, который никогда не затухает и не позволяет пройти в более глубинные стадии релаксации и сна.

Именно эти стадии глубинного сна представляют интерес для наших целей, а именно достичь тех состояний, в которых стали возможны эффекты исцеления от онкологии изложенные выше. Только так можно раскрепостить вегетативный мозг и запустить производство гормонов молодости и исцеления.

Редко во сне мы теряем чувство гравитации и именно тогда нам начинают сниться эйфорические сны левитации, то есть полёта во сне. Именно такие сны с левитацией обеспечивают наиболее высоко полноценный отдых.

К сожалению, Лилли в своих исследованиях проник не глубже психоэмоциональных структур. Обычно это проявляется в появлении галлюцинаций, “видений”, то есть реакции, подобные при приеме наркотиков, например, ЛСД. Полного отключения коры и подкорки не происходило. Наоборот, происходит обратная реакция возбуждения определенных центров, парадоксальные реакции, утомляющие и истощающие испытуемых так же, как и прием наркотика. Здесь явно нет глубокого торможения, подавляющего циркадные ритмы. Важно достичь такого глубокого погружения, когда отключаются уровни регулировки циркадного ритма. Организм не должен выходить из фазы сна по достижению определенного времени, то есть к утру. Время, отведенное к пробуждению, регулируется автоматически и подогнано так, что все механизмы регулировки сна за счет уровня мелатонина подводят неминуемо к пробуждению в заданное время. Если бы этот механизм просыпания был отключен, то уровень мелатонина продолжал бы накапливаться и создавалась бы ситуация совершенно иного физиологического состояния, близкого к эмбриональному. Управление вегетативными процессами в этом случае осуществляется на совершенно иных принципах, чем у взрослых людей. Науке известны случаи беспробудного сна десятилетиями. Механизмы их неизвестны. Но очевидно это какой-то центр из нервных клеток регулирующий механизм просыпания.

В случае с Анитой Мурджани можно утверждать, что процесс пошел так: из-за интоксикационной стадии провоспаления её мозг (высшие отделы психики, эмоций и вегетатики) впал в коматозное состояние, практически отключился. Довление высших отделов коры головного мозга и симпатического отдела вегетативной нервной системы остановилось, но разтормозились глубинные отделы регулировки, в том числе и эпифиз. В обычном случае это означает постепенное отключение и отмирание мозга в бессознательном состоянии. Но особенностью стало то, что это позволило на этом фоне сработать механизму усиления работы эпифиза, он не отключился, а наоборот раскрепостился от «оков». В это время стал активно нарабатывать беспрерывно мелатонин. В таком глубоком состоянии уходит непрерывная невыносимая боль, а взамен ощущения блаженства, покоя, умиротворения. Организм в этой ситуации всё еще оставался жив, что позволило «смыть» провоспалительную острую фазу болезни и выйти из пике, критической мортальной фазы. Организм погибал не из-за самой опухоли, а из-за её последствий, то есть острой провоспалительной разрушающей весь организм фазы, смысл которой наша медицина не понимает и не может ей противодействовать. Это позволило понизить уровень провоспалительной кризисной фазы, отступить от черты мортального исхода. После выхода организма из комы, он все еще продолжал оставаться в том же состоянии полусна и перепроизводства мелатонина. Именно он влиял на онкоклетки. Это повлияло на клеточный уровень, то есть активного воздействия на опухолевые клетки с переориентировкой их на выход из гликолиза. В этих же условиях стал возможным запуск программ на апоптоз онкологических клеток.

Если бы мы научились искусственно повторять такой процесс глубокого расторможения подкорки, то мы бы научились возможности раскрыть сокрытый механизм противодействия организма онкоклеткам. Очевидно здесь же лежат механизмы противодействия и сенелитическим провоспалительным процессам и раздвижения пределов жизни человека.

Рубеж, на который удалось выйти Д. Лили не позволил пойти дальше, чем изучение изменений на уровне высшей работы мозга, то есть коры мозга. Его привлекли различные паро-нормальные феномены. Но феноменальные возможности запрятанных механизмов самоисцеления на раскрепощенных глубинах подкорки он не увидел. На большее Лилли и не рассчитывал, да и не мог. Ведь каждое погружение в это необычное состояние могло продолжаться не больше того периода, чем позволяет механизм циркадности, то есть естественного ритма чередования фаз бодрствования и сна. Этот циркадный барьер, который обеспечивается врожденными механизмами, то есть особым ритмоводителем ему преодолеть не удалось. Более глубокого погружения и расслабления верхних отделов мозга ему достичь не удалось.

Там, за пределами этого рубежа, лежит царство еще более глубинных структур.

Сон, торможение, покой, достигаемый в камере невесомости, отличается от гипноза тем, что глубина тормозных процессов здесь намного глубже. Иррадиация торможения настолько мощна, что “затапливает” бурлящей волной большое количество энергетических станций, возбужденных и перевозбужденных до патологии центров, а также застойных патологических колец-доминант. Происходит тотальное их подавление, а множественное и равномерное их подавление приводит к их равновесному состоянию. Каждый центр почти не связан с другим и работает на автономном минимальном режиме работы. Это может привести к снижению в дальнейшем порога чувствительности ряда центров, например, в гипоталамусе, разрыву патологических цепочек. Становится возможным, реальным достижение ранее невозможного, то есть снижения элевационных механизмов, снижается чрезмерная активность и перевозбужденность многих ядер гипоталамуса. Последнее хронически истощает, изматывает подведомственные ему системы, приводящие всю эту линию работы в разнос, что на уровне ряда органов-мишеней приводит ко многим патологиям, в том числе и опухолевым. Многие центры активности возвращаются в то изначальное состояние, в котором они были до начала проявления патолого-функциональных отклонений. Следовательно, возможности излечения в гипосенсорной камере позволяют делать уникальные вещи, что не позволяет делать ни один другой метод.

Гипосенсорная камера, снимая надежно и гарантированно хронический дистресс и ОАС, исключает их как ведущую компоненту во многих системных хронических заболеваниях. Это существенно увеличивает шанс излечения ряда системных и инкурабельных болезней, становится намного шире и диапазон излечиваемых болезней, которые ранее считались практически не излечиваемыми.

В своих исследованиях Дж. Лилли правда ставил себе в задачу совершенно иные цели – научиться управлять подсознанием, подкоркой. Он и не подозревал, что разработанные им условия погружения организма в особое “летаргическое” состояние позволяет решить многие другие задачи, а самое главное – восстановления здоровья, излечения от многих болезней, а также приближение к программам по омоложению организма, его реювенилизации. Поэтому, нами эти камеры еще называются “ювенальными”. Мы исходили при этом из того, что старение, как и многие болезни возраста связаны с так называемыми элеваторными механизмами, происходящими в гипоталамусе и других диэнцефальных структурах мозга. Это означает, что во всех этих случаях происходит повышение порога чувствительности многих центров гипоталамуса, то есть повышается толерантность этих центров к запросу с периферии. В конечном итоге, вся система вынуждена работать на более высоком режиме гормональной работы, постепенно выходит за пределы оптимума и работает вразнос, то есть на самоуничтожение. Этот же механизм обеспечивает процессы созревания организма (адальтус), затем его перезревания, то есть выход за пределы оптимума (матура), а затем и на самоуничтожение (сенелит).

На этих же принципах повышения порога чувствительности высших центральных структур управления, происходят элевационные возрастные механизмы перестроек в различные этапы онтогенеза организма. Эти же физиологические структуры сопряжены и с механизмами содействия синдроматике Болезней Цивилизации, к которым относятся атеросклероз и многие опухоли.

Прототипы гипосенсорной камеры. Чтобы проанализировать сущность предлагаемой гипосенсорной камеры обратимся к описанию аналогичных опытов, их целей и результатов по первоисточникам. Процитирую подборку по материалам сенсорной изоляции у Годфруа Ж. (Что такое психология: Т 1: Пер. с франц. – М.р.: Мир, 1992).

Самый известный в научном мире эксперимент с сенсорной изоляцией – это эксперимент, произведенный в Университете Мак-Гилла в 1956 г. Героном и его сотрудниками.

Ученые предложили добровольцам за деньги пробыть как можно дольше в специально устроенной изолированной камере. Все, что от них требовалось, - это лежать там на маленькой кровати, причем руки испытуемого вставлялись в длинные картонные трубы, чтобы как можно меньше было осязательных стимулов. Благодаря использованию специальных очков глаза воспринимали только рассеянный свет. Слуховые же раздражители маскировались беспрерывным шумом работающего кондиционера и вентилятора.

Испытуемых кормили, поили, и они по мере необходимости могли заниматься своим туалетом, но в остальное время должны были оставаться максимально неподвижными.

Большинство из них в начале эксперимента были уверены, что это легкий способ заработать, а плюс к тому и продолжительный отдых. Так оно и было на самом деле в первые часы изоляции. Но когда тело отдохнуло, ситуация очень быстро стала такой, что лишь немногие испытуемые были способны продолжать жить в этих условиях больше двух-трех дней. Только небольшая группа выдержала несколько дольше, а максимальное время не превысило шести дней.

Что же происходило – почему ситуация становилась до такой степени невыносимой?

Вначале большинство старалось сконцентрироваться на своих личных проблемах, но вскоре испытуемые стали замечать, что их разум уходит в сторону от этого. Очень скоро они потеряли представление о времени, затем наступили долгие периоды, когда они вообще не были способны мыслить. Чтобы избавиться от монотонности, испытуемые с удовольствием соглашались слушать детские рассказы и даже начинали требовать, чтобы им давали их слушать еще и еще.

Более 80% испытуемых утверждали, что они были жертвами зрительных галлюцинаций: стенки ходили ходуном, пол вращался, углы округлялись, цвета становились такими яркими, что на них невозможно было смотреть. Один испытуемый даже говорил, что "видел" процессию белок, дефилирующих решительным шагом с мешками на плечах. Что касается тела, то казалось, что оно раздваивается, дух (сознание) отделяется и летает по камере, глядя на свою материальную оболочку, лежащую на постели.

Испытуемых подвергали психологическим тестам до, во время и после их пребывания в камере. Почти все показали посредственные результаты во время эксперимента. Многие стали неспособны решить простые задачи на умозаключение или проделать легкие математические расчеты, а у многих наблюдались расстройства памяти. Однако через некоторое время после выхода из камеры испытуемые вновь обретали свои умственные способности.

У исследователей, проводивших этот опыт, не оставалось никакого сомнения, что отсутствие стимуляции приводит к кратковременному полному разрегулированию организма, лишает его всякой возможности самоконтроля и контроля над окружающим миром.

То есть простая насильственная гипоизоляция не может привести к нужным для нас стадиям глубокого погружения мозга.

Лилли (Lilly) – нейрофизиолог, пытался проверить на себе самом, какой опыт организм, погруженный в водную среду, может приобрести в условиях полного отсутствия взаимодействия с привычным ему окружением. Так, Лилли провел несколько часов, изолировавшись в кессонной камере, обычно предназначавшемся для проверки снаряжения водолазов. Это большой резервуар, наполненный водой с высокой концентрацией соли; температура воды близка к температуре человеческого тела. Попав в "кессон", организм оказывается полностью изолированным от внешнего мира. Испытуемый находится в полной темноте, ничего не слышит и, самое главное, находится почти в состоянии невесомости в жидкости, которую его кожа не может чувствовать, так как температура тела и жидкости почти одинакова. Лилли отметил, что в начале эксперимента происходит подъем внутреннего напряжения, которое становится почти невыносимым и вызывает сильное желание выйти из камеры. Но, когда человек решает все же остаться, у него начинает появляться новое состояние сознания. Внимание испытуемого мало-помалу фиксируется на ощущении легкости, которое вскоре заполнит все его существо. Мысли, сосредоточенные раньше на повседневных заботах, постепенно будут уступать мечтаниям и фантазиям очень личного характера, эмоциональный заряд которых вскоре доходит до предела. В этот период испытуемый достигает высшей фазы необычных переживаний, когда он будто бы смотрит внутрь самого себя и проецирует наружу свое собственное содержание. Тогда наступает разрыв с пространством (растормаживаются, высвобождаются более глубинные пласты) и со временем, и наводятся мосты между отдаленными местами или между разными периодами. "Дух" (сознание) перемещается с феноменальной скоростью и оказывается в других местах, с известными или неизвестными испытуемому людьми, где он живет и переживает вместе с ними эпизоды, которые происходят, как кажется, в эти моменты, или же начинает парить над "городом". Эффект левитации во сне. Он ощущает себя так, будто может все видеть, все слышать, все чувствовать, будто он – начало чистого сознания! (Но мы считаем, что это лишь первая возможная фаза погружения в сознание, вернее за сознание и за механизмы "контролера реальности", когда начинают включаться, растормаживаться, доминировать другие более глубокие механизмы мозга).

Лилли ДжорджЭти работы Лилли позволяли изучать "внутренний мир" человека. Однако, он столкнулся здесь с непонятными психологическими "парафеноменальными" явлениями, которые и увели его в сторону от более глубинного сокровенного – возможности изучения механизмов управления физическими процессами организма, которые управляются глубинными структурами мозга, возможности коррекции этих процессов в случае патологии и т.д. В своих работах он начал описывать карту внутреннего пространства.

Принципиальное отличие опытов Лилли было в том, что он освоил методику отключения канала гравитации. Этим его опыты в корне отличались от предшественников, что и позволило ему достичь совершенно противоположных результатов. Еще бы! Испытуемый, будучи погружен в воду, сохраняет более 90% энергии, которую в обычных условиях тратит на преодоление собственный тяжести, чтобы поддерживать тело в равновесии; и эта энергия может быть направлена на внутреннюю деятельность.

Кроме того, расслабление, вызванное состоянием невесомости, ведет к гармонизации различных частей мозга. Как показывает электроэнцефалограмма, правое полушарие "интуитивное" и обычно под доминирующим влиянием левого, более "рациональное" полушарие – начинает функционировать в том же ритме, что и левое. Это восстановленное равновесие между высшими отделами мозга приводит к большей гармонии между корой и двумя другими отделами – рептильным и эмоциональным мозгом.

Со своей стороны, ретикулярная формация, освобожденная от функции отбора внешних сигналов, допускает теперь проникновение наверх множества внутренних сообщений, полностью игнорируемых в повседневной жизни. Кора головного мозга начинает прислушиваться к биению сердца, к циркуляции крови в сосудах или же к функционированию внутренних органов, которые обычно автоматически – контролируются рептильным мозгом.

Что касается отделов мозга, ведающих эмоциями, то им не приходится больше поддерживать готовность организма к реакциям на внешние стимулы, и в результате секреция гормонов с общеактивирующим действием сменяется выработкой таких веществ, как эндорфины, а эти вещества в свою очередь позволяют коре, продолжающей бодрствовать, погрузиться в состояние, близкое к наблюдаемому на первой стадии сна, для которой характерно появление тета-волн. Речь здесь идет о состоянии, благоприятном для творчества, а также для возникновения внутренних образов, идущих из подсознательного уровня.

Очевидно, именно о этих тета-фазах сна и пишет В. Стайбл. Да, сама она смогла себя спасти от рака. Она пыталась осознать и описать этот механизм. Но гора ей осталась неприступна. Открыть глубину всего этого ей не удалось. Интуитивные её изыскания не дали плодотворной методики, приемлемой для использования другими.

Преимущества метода гипосенсорной камеры в том, что он позволяет подойти к проблеме регулирования застойных секреций гормонов с активирующим действием. Проще говоря эта методика является ключом к снятию Общего Адаптационного Синдрома и дистресса, которые переходят в застойные патологические хронические очаги при многих патологических процессах. Это означает, что становится возможным без лекарств, без химии, без насилия над организмом снять эти патологические замкнутые кольца стресса и дистресса, вернуть организм в изначальное оптимальное, гармоничное состояние, без довления одной системы над другой.

Недостатки метода гипосенсорной камеры

Похоже, что эта методика вряд-ли сама по себе позволит зайти глубже чем за преодоление Общего Адаптационного Синдрома и дистресса, и десинхроноза. В нашу задачу входит более глубинное погружение, чтобы задействовать эпифиз и переключить его на персистирующий режим непрерывной работы. Именно это произошло у Аниты Мурджани.

По-видимому, эта методика позволяет только подойти к коррекции патологического десинхроноза, но не недостаточна для восстановления работы эпифиза, мощного усиления выделение гормона мелатонина, которое всегда подавлено при десинхронозах, возрастных болезнях, онкологии, общем истощении и изнурении организма.

Возможности комбинации метода гипосенсорной камеры с другими методами для удержания запредельного сна. Возможности этой гипосенсорной камеры, взятой самой по себе, ограничены. Поэтому необходимо усиливать возможности её другими методами. Особо возлагаю большие надежды на сочетание применения Гипосенсорной Камеры с методом постоянных неодимовых магнитов, усиливающих выработку мелатонина. Об этом подробно в моей предшествующей работе. Но и этого далеко еще будет мало. «Погружение» должно быть значительно более мощное, чем позволяют эти отдельные методы. Поэтому, необходимо еще содействовать погружению в сон с помощью мягких растительных препаратов, например, чай из зверобоя. Кстати, заменой ему может быть препарат «Нейрвана» от компании ВИТАУКТ. О её фармакологическом действии смотрите ниже.

Очевидно нужны будут еще и другие корректоры погружения мозга в состояние полной «тишины». Таковыми должны быть гормоны эпифиза, которые угнетают биоэлектрическую активность мозга и нервно-психическую деятельность, оказывая снотворный, анальгезирующий и седативный эффект. Следовательно, чтобы обойти порог, препятствующий глубокому погружению, необходимо при погружении наполнить предварительно организм гормоном мелатонином. Ввести организм в каталептическое погружение. Сочетание такого погружения с одновременным перекрытием пяти каналов, стимулирующих мозг, приведет к затягиванию удержания организма в таком глубоком сне. Очевидно достигнув такого погружения можно будет корректировать глубину дальнейшего погружения подачей новых доз мелатонина. Так можно довести постепенно до такой глубокой фазы погружения, когда на фоне отключения высших отделов мозга, организм сам будет поддерживать свою фазу запредельного сна. Это будет связано с тем, что избыток естественно вырабатывающегося эпифизом мелатонина будет надолго мощно гасить работу мозга. Глубинный мозг «заполоняет» своим торможением все верхние отделы мозга. Нечто подобное эмбриональному состоянию.

Поэтому на этот комбинированный метод, как ключ, мы возлагаем особые надежды как на наиболее перспективный потенциальный метод. Это метод восстановления биоритмов, гормональных возрастных и патологических дисбалансов, коррекции их и возвращение параметров функционирования этих механизмов аналогичных тем, которые присущи возрасту максимального здоровья, молодости.

Методика. Дж. Лилли в своих экспериментах помещал испытуемых в условия полнейшего безмолвия, идеальной тишины, для чего создавалась специальная звукоизоляция. Также обеспечивалась полнейшая светоизоляция. Для достижения эффекта невесомости человека погружали в лежачем положении в воду бассейна. При этом была продумана специальная система, предотвращающая мацерацию (размокание) тела при длительном нахождении в воде, а также устройство для бесперебойного и безопасного дыхания в случае нахождения носа ниже воды. Для снятия температурного раздражения была подобрана постоянная температура воды = 35°С. В этих условиях сознание человека могло глубоко и на продолжительный период отключаться, человек погружался в особое трансоподобное состояние, когда стало возможным введение в него особых программ. Человеку, подобно, как и в гипнозе, можно было ввести и многие неприемлемые и неправдоподобные программы. Это объясняется тем, что иррадиирущее торможение и отключение сознания отключают и так называемый механизм “контролер реальности”, который анализирует любую информацию, поступающую в мозг, и в случае несоответствия ее имеющимся установкам не пропускает ее внутрь, дальше, на более глубинные структуры. Это открыло дорогу к дальнейшим исследованиям и возможности управления еще в более глубинных и независимых структурах мозга, в том числе и вегетативной нервной системы, управляющей многими процессами в организме. Реальный подступ, проход к этим исследованиям только открылся, но потенциальные возможности здесь не ограничены.

Возникла научная проблема достижения особого состояния торможения более глубокого, то есть за пределами ритмоводителя и верховных циркадных механизмов, то есть когда маятник фаз сон – бодрствование остановлен тоже, когда соматика тела представлена сама себе полностью, а в работе остаются только самые древние, наиболее автономные вегетативные функции. Механизмы глубокого покоя обеспечивают включение механизмов самовосстановления нарушенных органов.

Дополнительные возможности оздоровления и лечения, и их физиологические механизмы. Даже ночью, в период простого сна, активизируются процессы восстановления всех структур, в частности, усиленно идёт размножение клеток. Считается, что в период покоя организм восстанавливает то, что оказывается разрушенным в активную фазу его жизнедеятельности, в том числе и иммунитет укрепляется ночью. (Поэтому ночной отдых не является пассивным состоянием; в известном смысле сон – это тоже работа). Сон – это не просто отсутствие активности. У сна-торможения – есть также свои механизмы, структуры и химические метаболиты, активно включающие его, активно подавляющие возбуждение, тормозящие его. Есть специальные центры сна и его химические метаболиты. Между состоянием бодрствования и сна существует замкнутая обратная связь. Они регулируют друг друга и сами регулируются относительно противоположного состояния. Поэтому-то в организме почти не возможны запредельные состояния ни сна, ни бодрствования. Есть функциональные пороги, за пределы которого одно состояние не пускает другое, то есть существует определенный диапазон колебания маятника, который в норме имеет свои пределы. Выход за эти пределы связан с патологией.

Обычный сон не может достигать того лечебного эффекта, который достижим в гипосенсорной камере. Отличие их в глубине и мощности тормозных процессов, происходящих как в коре головного мозга, так и глубже. Обычный сон, даже пусть и сверх длительный, к какому стремился академик И. Павлов путем применения снотворных и удлинения сна до 24 ч. в сутки с перерывами и повторами не позволяет достичь того, что возможно в гипосенсорной камере. Это связано с разным порогом торможения. Обычный сон захватывает лишь очень небольшую зону мозга.

Каждый центр вегетативного управления, ядро мозга обладает свойством работать в своем ритме, амплитуде. Однако при истощении или патологии этот режим изменяется, увеличивается автоматически амплитуда его деятельности, усиливается возбуждение, а значит, нужно больших усилий для его торможения. Идет так называемая раскачка маятника. Но кроме своего внутреннего ритма каждый центр подчиняется более общим ритмам. С повышением функциональной активности, раскрученности пружины центров происходит их элевация, подъем порога чувствительности к более общим ритмам. Эти центры становятся более автономными, выходят из-под более общего контроля. Так могут появиться застойные очаги патологии, которые никаким сном невозможно снять, потушить. Слишком слаба и поверхностна иррадиация тормозного процесса ритмоводителя. Она до этих автономных рычагов не достает.

Увеличение восстановительных целебных свойств и глубины отдыха в разрабатываемой гипосенсорной камере возможно не за счет удлинения периода покоя, как в естественном сне, а за счет достижения более глубокого сна, снятия застойных патологических колец, снижения порога чувствительности “разболтанных” центров. Восстановление организма здесь может происходить намного быстрее, иногда за считанные дни и недели, что в обычных условиях может происходить за томительные месяцы и годы ремиссии. Тем не менее, предстоит еще дальше совершенствовать и развивать этот метод заглубинного погружения, то есть преодоления ограничивающего механизма ритмоводителя. Чем глубже покой и торможение, тем ближе мы подбираемся к сокровенному – управлению и восстановлению здоровой работы гипоталамуса, а также восстановлению его изношенности, а значит к реальной реювенилизации организма.

Показания

Преодоление хронической усталости. Пребывание пациента всего лишь в течение нескольких ночей, допустим, пяти ночей подряд, восстанавливает и заряжает организм такой энергией, которая возможна только при длительном отдыхе и лечении в санатории около трех месяцев (или отдыха в деревне в течение лета). В первую очередь восстанавливаются перевозбужденные от хронического истощительного напряжения центры регулировки. Переутомление их приводит к снижению функций тормозных систем, их срыву. Эти центры из-за дисбаланса не могут прийти в нормальное равновесное состояние, до конца полноценно расслабиться и отдохнуть. Конечно, в этих случаях применение гипосенсорной камеры окажет чудодейственный эффект.

Восстановление иммунитета – важная возможность лечебно-оздоровительного эффекта – от пребывания в этой камере. Иммунитет может восстановиться до такого уровня, каким он был в ранней юности.

Преодоление возрастного атрофирования, инволюции вилочковой железы. Уход ювенильной фазы всегда сопровождается инволюцией тимуса.

Коррекция гормональных дисбалансов. Постепенно приходят в норму сбои в гормональных процессах. Они приближаются к тем показателям, которые были свойственны молодости или до основного заболевания.

Преодоление “вегетативных бурь”. Естественно ожидать, что наибольший лечебный эффект эта камера окажет и при этой проблеме, когда идёт в разнос работа вегетативной нервной системы. Это проявляется во множестве синдромов и симптомов, в том числе в виде:
  • вегетососудистой дистонии,
  • гипертонии,
  • климаксе,
  • предменструальный синдром,
  • гормональные сбои,
  • весь спектр неврозов,
  • ряд психиатрических заболеваний как шизофрения и др.
Особо следует оговорить о возможности лечения многих болезней, связанных со стойким ослаблением иммунитета и гормональных сбоев-разрегулировок, происходящих часто на фоне дистресса.

Лечение доброкачественных гормонозависимых опухолей - станет возможным. Сегодня медики только мечтают о возможности такого лечения.

Лечение ряда злокачественных процессов, и сцепленного с ними провоспаления.

Несахарный диабет. Также станет реальным подход к его излечению на основе коррекции элевационных процессов в гипоталамусе.

Хронический зоб. Тоже в большинстве случаев связан с проблемами в гипоталамусе.

Рассеянный склероз и многие аутоиммунные заболеваний, в том числе астма, артрит и коллагенозовые болезни, как красная волчанка и т.д., многие болезни, связанные с воспалительными компонентами.

В основном в спектр показаний попадают болезни, ранее считавшиеся практически неизлечимыми.

Другие практические применения. Впервые станет возможным применение хирургических операций без наркотиков и анальгетиков (обезболивающих). Камера станет наркотизирующим и анальгезирующим средством. Это позволит решать многие проблемы хирургии, связанные с побочными действиями наркотиков и анальгетиков, а часто и их полной неприемлемости у ряда пациентов. В этом случае врачи часто становятся беспомощными. Известны потенциальные возможности гипноза и трансовых состояний в хирургии. В некоторых случаях они позволяют проводить операции без наркотиков. Но, тем не менее, возможности этого направления крайне ограничены, а эффект не стабилен. Этими недостатками не страдает гипосенсорная камера. Можно считать ее применение революционным поворотом в хирургии. Гипосенсорная камера позволяет радикально оптимизировать, гармонизировать все десинхронизирующие процессы. Организм – это комплекс синхронно-согласованных функций. Десинхроноз можно изменить, поднастроить путем подбора резонансных воздействий. Но самым лучшим резонатором для себя в организме являются автоматические механизмы самоподстройки на оптимум. Снимите помехи, для чего включите торможение окружающих структур, и процесс самонастройки включится.

Лечение в гипосенсорной камере в сочетании с лечебным голоданием - лучшее новационное решение, так как эти методы синергичны. По сути лечебное голодание на минеральной воде — это перекрытие еще одного, то есть шестого канала возбуждения мозга. Само по себе лечебное голодание при опухолях ничего не дает. Опухоль перехватывает у организма в первую очередь все пищевые субстраты. Это обусловлено её особым агрессивным метаболизмом.  Обычно при голодании человек худеет, а опухоль продолжает расти.

Но голодание в гипосенсорной камере – это совсем иное. Активность и агрессивность опухоли здесь будет подавляться мелатонином. Он вмешивается в её метаболизм и не даёт ей удерживаться в глубоком гликолизе. В обычном состоянии сна и бодрствования его действие всегда перебиваются гормонами стресса, то есть ОАС и провоспаления. В гипосенсорной камере этих помех нет. Мелатонин «распечатывает» этот механизм гликолиза. Это разгружает на время метаболизм опухолей, притормаживает их гиперактивность по изыманию глюкозы. В этом случае опухолевые клетки впервые по настоящему начинают голодать как и все остальные клетки организма. Но в этих условиях целого организма ситуация изменится в пользу здоровых клеток. Именно они будут пользоваться в первую очередь пищевыми субстратами, а онкоклетки перейдут на полуголодное существование.

Такая ситуация следует отметить возможна только в условиях целого организма. В условиях культуры ткани этого тормозящего влияния на метаболизм опухоли от мелатонина почти не скажется. Дело в том, что субстраты пищевые здесь в культуре остаются и клетки ими все равно пользуются, пусть даже в меньшем количестве. Неудивительно что в культуре ткани мелатонин показал слабое тормозящее рост опухолевых клеток действие. Для того чтобы ослабить конкуренцию за пищевые субстраты между здоровыми и больными клетками кровь организма следует перенасытить большим количеством минералов. Это мощно ощелочит жидкие межклеточные среды и клетки будут меньше чувствительны к недостатку пищевых субстратов, легче переносить голод. Это касается здоровых клеток, но не для онкологических. Такое голодное ощелачивание сильнее всего скажется именно на метаболизме онкоклеток. Их метаболизм по потреблению глюкозы в 8 раз активнее обычных клеток. Избыток щелочных минералов поддерживает в клетках анаболическую фазу и сдерживает катаболические процессы, которые провоцируют органические кислоты. В кровь резко уменьшается выброс катаболических продуктов обмена. Для здоровых клеток это терпимо, но не приемлемо для онкологических. Голод, мелатонин, минералы поведут онкоклетки на эшафот.   Перспективные возможности здесь не ограничены и ждут своего решения.

Учитывая безграничные потенциальные возможности лечения в этих “камерах”, мы решили так подробно рассказать здесь. Считаем, что эти исследования должны быть поддержаны как на официальном уровне, так и с помощью спонсоров. Возможно, найдутся люди, которым будут близки эти идеи, и которые найдут возможность сотрудничать или пробивать дорогу по этому направлению, в том числе в виде частных субсидий и т.п. Вижу необходимость в организации особого центра по применению и изучению этой гипосенсорной камеры в различных направлениях, совершенствованию методов более глубинного погружения. Считаю это научное направление очень нужным и важным, чтобы у него появились спонсоры и необходимое финансирование.

Энтузиасты и спонсоры – отзовитесь! Ваш труд окупится сторицей. Поможем приблизить к реальности нашу сокровенную мечту. Вы сможете лично потом воспользоваться плодами этих разработок.

 
НейрванаПрепарат НЕЙРВАНА и его возможности по повышению выработки мелатонина.

Основным действующим компонентом препарата является зверобой. Он способствует выработке серотонина и мелатонина.

Казалось бы, серотонин, обладающий настраивающим как камертон активацию мозга, в нашем случае глубокого сна не нужен. Но в условиях полной темноты серотонин может переходить в мелатонин и способствовать его накоплению. Чем больше серотонина, тем больше мелатонина в конечном итоге. Мелатонин в глубоких фазах не утилизируется и поэтому накапливается в огромных количествах.

Физиологический механизм действия. Опосредуется это всё через задействование глубинных механизмов регулировки и сбалансирования сератониново-мелато­нинового маятника, то есть высшего управляющего ме­ханизма во всей иерархической пирамиде организма, что устраняет десинхроноз или сбой многочисленных биоритмов. Это определяет четкость и выраженность суточного ритма взаимоотношений сна и бодрствования, а значит хоро­шее проявление дневной свежести и глубокого ночного сна. Усиление выработки мелатонина обуславливает нужную чувствительность (толерантность) гипотала­муса, а затем оптимальный режим работы всей эндо­кринной, иммунной и нейровегетативных систем, что в целом противостоит механизмам преждевременного старения. Седина волос – признак недостатка мелатонина.

Зверобой увеличивает концентрацию веществ, передающих возбуждения в нервных клетках, - в местах контакта между клетками головного мозга (в синапсах) – противодействует депрессии, поднимает настроение.
 
Во время спокойного глубокого сна в организме нормализуется работа всех внутренних органов и си­стем, расслабляются мышцы, отдыхает нервная си­стема, мозг успевает обработать накопленную за день информацию. А самое главное восстанавливается исчерпанный дневной ресурс, в т. ч. и трансмиттеров – идет отмашка противофазы за счет подключения противовесного маятникового механизма наращивания глубокого покоя, верховное представительство которого находится в эпифизе. Без достижения нормальной глубины фазы покоя, т.е. глубокого сна и соответственно необходимое для этого количество гормона мелатонина, невозможно полноценное восстановление, нормальное бодрствование и полнота ощущения радости жизни. С хронически сбитыми циклами и нарушениями глубины и длительности сна происходит ослабление амплитуды колебания этого маятникового механизма.

Новей­шие научные данные указывают на то, что одной из причин вялости мозга и депрессии является нарушение биохими­ческих процессов в головном мозге: дисбаланс нейро­трансмитеров - химических веществ (таких, как серото­нин и дофамин) - деятельность которых отвечает за наше настроение. Восстановить нормальный уровень этих медиаторов поможет НЕЙРВАНА.

Показания: Расстройства сна (бессонница, кошмары, частые пробуждения). В качестве адаптогена для нормализации биологических ритмов. Состояния беспокойства, тревоги, страха. Депрессивные состояния легкой и средней степени тяжести. Сезонные аффективные расстройства. Эмоциональная неуравновешенность и склонность к тоске. Повышенная раздражительность, утомляемость. Тревога, связанная с диетой, например, для похудения и т. п. Лечение зависимости от алкоголя и никотина. Психовегетативные, невротические расстройства. Психоэмоциональные расстройства, связанные с климаксом. Повышенная нервная возбудимость
Свойства компонентов
  • Оказывают умеренно выраженный седативный, а также успокаивающий и обезболивающий эффект.
  • Улучшают функциональное состояние центральной и вегетативной нервной системы.
  • Обладают выраженной антидепрессантной и антитревожной активностью.
  • Ускоряют засыпание, уменьшают число ночных пробуждений. Не вызывают ощущения вялости, разбитости и усталости при пробуждении. Улучшают самочувствие после утреннего пробуждения.
  • Спазмолитическое и противовоспалительное действие.
Состав: зверобой, мелисса, хмель, лист персик, липа.

Зверобой.

Многие проблемы мозга связаны с нехваткой серотонина.

При употреблении экстракта зверобоя уровень серото­нина в тканях мозга повышается. Это объясняет улучшение настроения, пропадает апатия, вялость, сонливость.

Биохимия механизмов действия.

Выявлено не менее 10 биохимически активных веществ, действующих как антидепрессанты. Допускается раз­витие эффекта в результате комбинированного дейст­вия активных компонентов препаратов зверобоя на эти системы и проявление антидепрессивного эффекта в результате суммарного воздействия.

Зверобоевый чай не вызывает лекарственной зависимости, совершенно безопасно его можно проводить 4-6-недельные курсы.  

Хороший клинический эффект и безопасность приема позволяют широко применять препараты на основе зверобоя, в особенности в тех случаях, когда приём синтетических антидепрессантов противопоказан.

Преимущества
  • Безопасность, позволяющая использовать препарат за рамками психиатрической и неврологической практики, а также назначать его определенным категориям паци­ентов, которым противопоказан прием синтетических антидепрессантов;
  • Положительная оценка эффективности и переносимости терапии самими пациентами, а также улучшение каче­ства их жизни.
Под действием препаратов зверобоя отмечено следующее:
  • Повышается ночная продукция мелатонина.
  • Облегчается течение синдрома хронической усталости.
  • Снижается тяга к алкоголю.
  • Облегчается лечение наркомании и лекарственной зависимости.
  • Стимулируется адаптогенная и антистрессовая активность.
  • Снижается интенсивность упорных головных болей.

Мелисса.

Эфирное масло мелиссы оказывает седативное (успокаивающее) действие на центральную нервную систему, проявляет спазмолитические свойства, что важно при нерв­ных спазмах, головокружении и шуме в ушах. Лекарственные средства из мелиссы назначают при со­стояниях общего нервного возбуждения, истерии, вегетососудистой дистонии, мигрени, бессоннице, повы­шенной возбудимости, бо­лезнен­ных менструациях, различных не­вралгиях, нарушениях сердечного ритма и изменениях артериального давле­ния под влиянием эмоциональных факторов послеродовой слабости, климакте­рических расстройствах.

Хмель.

Нейротропные свойства галеновых препара­тов из шишек хмеля связывают с содержанием в них лупулина, который проявляет успокаивающее дей­ствие на центральную нервную систему, уменьшает раздражительность, снижает нервное возбуждение. Содержащийся в листьях хмеля каннабидиол обладает седативными, обезболивающими, спазмолитиче­скими и противосудорожными свойствами. Хмель является мягким седативным средством. Его приме­няют при бессоннице, нервном переутомлении, повы­шенной нервной возбудимости, беспокойстве, состоя­нии страха, вегетососудистой дистонии (особенно по гипертоническому типу), истерии, судорогах, сексуаль­ных неврозах (частые поллюции, преждевременная эякуляция).

Персик лист.

Исследователи применяли водный экстракт из листьев персика для лече­ния даже запущенных онкобольных на III и IV стадиях. При этом отмечались длительные ремиссии у 25% онко­больных сроком до 5 лет и почти у 15% - более 5 лет.

Нечто похожим действие являются препараты из косточек абрикоса и листьев лавровишни. А них тоже содержится цианогенный гликозид - амигдалин (известный под названием «летрил»).  

Известно, что течение болезни у многих больных сочетается с невыносимыми болями. Исследованиями показано, что применение препарата в течение 4-5 недель приводило к значительному умень­шению и даже полному исчезновению болевого синдро­ма. Также повышается аппетит, увеличивается продол­жительность ночного сна. повышается работоспособ­ность. Препарат существенно сглаживал или устранял негативные последствия от химиотерапии почти у всех пациентов. Все это говорит о научно доказанном повы­шении качества жизни онкобольных. Это позволило Минздраву России официально рекомендовать препара­ты из персика в качестве дополнительных методов ле­чения.

Спектр действия препарата на определенные симптомы онкологии, в частности боли, улучшение сна, повышение настроения говорит о том, что он тоже действует на механизмы провоспаления и балансировки уровня мелатонина.

Основные лечебные и профилактические проти­воопухолевые свойства персика обусловлены выражен­ной антиоксидантной активностью за счет удачно соче­тающейся группы полифенольных веществ, а также иммуностимулирующих свойств, благодаря, по-видимому, содержанию особых азотистых веществ, в том числе амигдалина. Также препарат обладает и адаптогенными свойствами, что проявляется в увеличении мы­шечной и силовой выносливости, повышении порога бо­левой чувствительности, снижении потенциальных по­следствий стресса, его профилактике, а также ослабле­нии симптоматики уже имеющегося стресса.

Аналогично успокаивающему эффекту настоек из лавровишни, препараты из персика обладают   подобным   действием   и   проявляют способность ограничивать действие стресса.

Препараты из лавровишни и персика сглаживают, смягчают эти   негативные последствия стрессовых состояний, в том числе и стресса из-за внутренних хронических болезней, болей, переутомления, интоксикаций, онкологии и т.д.

Снижение потенциальных последствий стресса, его профилактика, а также ослабление симптоматики уже имеющегося стресса говорит о типичных адаптогенных свойствах препаратов из персика. Итак, этот препарат следует относить и к разряду адаптогенов. Не зря в Китае персик ценился и применялся наряду с женьшенем и почитался как символ долголетия. Официально препараты из персика рекомендуется применять с целью профилактики онкозаболеваний и повышения иммунного статуса. Для повышения сопро­тивляемости организма людей, при повышенных небла­гоприятных экологических нагрузках. При лечении забо­леваний органов дыхания, пищеварения, простаты, гине­кологических, сердечно-сосудистых, онкологических. Для предотвращения последствий интоксикаций и сдержива­ния процессов старения.

Перспективные потенциальные возможности зверобоя

Зверобой имеет отношение к верховным дирижирующим механизмам, т.е. нахо­дящихся на вершине всей пирамиды нейро-гормо­нальной системы, находящейся в ведении эпифиза, управляющего мелатонино-серотониновым маят­ником. Последний является механизмом, оптими­зирующим все жизненные ритмы, циклы и стадии развития организма в целом. Через эти механизмы идёт анализ общей экзо- и эндоситуации, а затем координация, синхронизация и интеграция их пу­тём опосредования через многочисленные регуля­торные ядра-центры гипоталамуса, повышения в них порога толерантности, т.е. чувствительности, отзывчивости.

Зверобой через указанные механизмы является ключом к регулировке мелатониново-серотонино­вого маятника.

Многие проблемы в организме начинаются с нейрогормональной системы, со сбоев в них, на­рушении синхронизации и оптимизации многих процессов. Именно здесь зарождаются первичные механизмы различных частных десинхронозов, проявляющихся в виде многочисленных патологий, а в конечном итоге сливающихся в единый десин­хроноз, в т. ч. и в виде преждевременного старения.

Недостаточная мощь и активность эпифиза, а значит и маятникового механизма приводит к тому, что порог чувствительности гипоталамуса подни­мается, происходит общий элевационный процесс, чтобы восстановить гомеостат между центром и перифе­рией. Количество гормонов в ряде желез-мишеней многократно повышается. В некоторых случаях определенные функции гипоталамуса выпадают вообще. Износ этих центров происходит по ряду причин, в т. ч. это естественная возрастная элева­ция, плохое поступление крови в мозг, хрониче­ское перенапряжение, работа в неоптимальном ре­жиме, стрессы, токсикозы, зашлакованность лимфы и т. д. В полном подчинении у гипотала­муса находится гипофиз. Именно гипофиз управ­ляет всеми периферическими гормональными же­лезами мишенями, а те имеют каждая свою сферу влияния.

Причем если эпифиз — это дирижер, то гипоталамус представляет собой нейронную партитуру, т. е. определенного набора ре­гуляторных ядер, которые в свою очередь определяют звучание оркестра через гипофиз и по другим направлениям.

Эпифиз, который под­держивает оптимум работы «оркестра» по сути, работает как гироскоп (волчок, крутящийся с заданной частотой, относительно которого идет ориентация и подстраивание частот других процессов).

Очевидно, во всех этих случаях ослаблять эту симптоматику можно будет с помощью нашего препарата Нейрвана, который путем экстраполяции его потенциальных возможностей можно будет ре­комендовать для лечения и профилактики следую­щей симптоматики: различные приобретенные гормональные нарушения, в т. ч. нарушения работы щитовидной железы, и, что особенно важно, их последствий, т.е. гормонозависимые опухоли, кисты, гиперплазии, нарушение менст­руальных циклов, патологический климакс,   а также ослабленный и искаженный иммунитет в виде аллергии, нейрогенные механизмы ги­пертонии, продолжи­тельность и качество жизни человека и т.д.

Преимущества применения препарата Ней­рвана. Задача достигать выработку мелатонина естественным путем, побуждая организм к этому. К этой группе препа­ратов и относится препарат Нейрвана.

Особенность препарата Нейрвана заключается в том, что он нужен не только при наличии указанной патологии, но и для её предупреждения. Он относится к редкой группе препаратов, которые нужны практически всем взрослым людям, когда начинают появляться зачатки неминуемых возрастных проблем и болезней на фоне существенного снижения уровня мелатонина в организме. Это приводит к перекосу маятника и его разрушению. Уравновешивание маятника предлагаемым нами методом и даже некоторый уклон в противоположную сторону, предполагает возможность избавиться от большой части возрастных неминуемых заболеваний и продлить соответственно существенно жизнь до естественных биологических норм.

Препарат Нейрвана нужен всем! Он должен быть в каждом доме!

Методики имажинации и медитации - на помощь исцеления от опухолей. Это достигается через снятие стресса методом вживания в эмоции, в ощущения состояния здоровья. То есть с помощью сознания проводится перепрограммирование высших нервных функций тех состояний и ощущений здоровья, которые были до болезни, например, в детстве и юности. Это ощущения бодрости, свежести, легкости, жизнерадостности, счастья. Возврат этих ощущений здоровья включает возврат высших программ и механизмов, поддерживающих гомеостаз здоровья.

Консультации по телефону: 8 862-271-02-37 или на email: vitauct@yanlex.ru
Учредитель компании ВИТАУКТ
Гарбузов Геннадий 

Похожие статьи